Домой Текущие новости Цифровая слежка после режима самоизоляции

Цифровая слежка после режима самоизоляции

347

Говоря о цифровой системе отслеживания перемещений людей, выходящих из дома в период карантина, чиновники утверждают, что она будет установлена временно и только для тех, кто даст соответствующее согласие. Вот только нам уже известны случаи, когда применение чрезвычайных мер затягивалось надолго. Например, закон 2015 года «О разведывательной деятельности» позволяет уже сегодня следить за действиями французов при помощи цифровых технологий…

Во Франции идёт острая дискуссия о допустимых границах цифрового контроля граждан. Чиновники добиваются введения системы отслеживания перемещений, распознавания лиц и голоса – разумеется, в интересах общественного благополучия. Пока что сотовые операторы предоставляют правительству лишь обобщённые и анонимные данные, однако закон уже сегодня позволяет расширить сферу контроля. Правозащитники опасаются что меры, введённые как временные и чрезвычайные, останутся частью повседневности и после окончания пандемии, как это уже не раз бывало в прошлом.

Говоря о цифровой системе отслеживания перемещений людей, выходящих из дома в период карантина, чиновники утверждают, что она будет установлена временно и только для тех, кто даст соответствующее согласие. Вот только нам уже известны случаи, когда применение чрезвычайных мер затягивалось надолго. Например, закон 2015 года «О разведывательной деятельности» позволяет уже сегодня следить за действиями французов при помощи цифровых технологий… Давайте же рассмотрим возможные сценарии и сопряжённые с ними риски.

Очередной англицизм, вошедший в нашу речь, не может скрыть реальные намерения властей: изучаемый правительством «бэктрекинг» для тех, кто покидает места самоизоляции, есть ни что иное, как слежка за перемещениями и социальными контактами граждан с помощью их же смартфонов. Такая методика используется в ряде азиатских стран (Сингапур, Южная Корея), которые принято приводить в качестве примера успешного преодоления санитарного кризиса. Сейчас речь идёт о её применении во Франции, что подтвердил в среду вечером премьер-министр, не исключив использование технологий трекинга при условии «добровольного согласия». Глава государства провёл в Елисейском дворце совещание с группой учёных, входящих в состав Комиссии по аналитической, научной и экспертной работе (Care), среди которых был научный сотрудник Inrian (Национальный институт исследований в области информатики и автоматики) Бертран Тирион, специалист по базам данных. Еврокомиссар по внутреннему рынку Тьерри Бретон обратился к восьми крупнейшим операторам связи (Orange, Vodafone, Deutsche Telekom и др.) с просьбой предоставлять правительствам обобщённые анонимные данные о перемещениях их абонентов.

Крупнейший оператор связи во Франции сообщил, что около 20 % жителей Большого Парижа с введением карантина покинули столицу, и в это же время население острова Ре увеличилось на 30 %. «Эти данные позволяют уточнить прогнозы развития эпидемической ситуации на той или иной территории, чтобы в реальном времени адаптировать систему здравоохранения к возможному появлению новых случаев заражения», – заявил в эфире телеканала Europe 1 генеральный директор Orange Стефан Ришар. «Руководство сдержанно относится к этой идее. Оно настаивает на том, что обобщённые данные носят анонимный характер и утверждает, что работает совместно с Inserm (Национальный институт здоровья и медицинских исследований), Cnil (Национальная комиссия по информационным технологиям и свободам) и правительством, чтобы иметь представление о передвижениях людей в условиях развития пандемии, – поясняет Седрик Карвало, руководитель отделения ВКТ в компании Orange. – Пока об индивидуальном отслеживании через Интернет, как это было в Китае и Корее, речь не идёт. К тому же если в деле участвует Cnil, то можно надеяться, что она повлияет на ситуацию. Но мы тоже внимательно следим за происходящим. Если мы заметим, что что-то пошло не так, то молчать не будем», – уверяет Карвало.

Эту точку зрения разделяет и Мариз Артиглон, представляющая Лигу прав человека в Центре изучения свобод и информационных технологий. «Если этим всё ограничится, то проблем быть не должно. В Общем регламенте по защите данных сказано: «…если соблюдается анонимность, то сведения о геолокации не могут считаться персональными данными». Но дело в том, что оператор связи может в любой момент идентифицировать своих клиентов», – отмечает она. В данном случае получать личное согласие не обязательно, достаточно просто опубликовать информацию, чтобы уведомить людей. Вместе с тем забота о здоровье граждан даёт руководству страны право отступить от требований Регламента. В статье 9.2.C этого документа сказано, что «некоторые виды обработки данных могут быть допустимы в связи с обстоятельствами, продиктованными заботой об общественном благе и жизненно важных интересах конкретного лица, например, в том случае, когда необходимость такой обработки определяется гуманитарными соображениями, в том числе мониторингом эпидемий и их распространения».

Учёные из группы Care рассматривают варианты более детального отслеживания. Речь идёт о распознавании голоса по телефону, чтобы определить, не задыхается ли звонящий, и подготовиться к оказанию помощи. Возможен также тщательный анализ метаданных о разговорах по телефону, в том числе о координатах GPS, чтобы удостовериться в том, что заражённые люди не выходят из дома. Для этого правительству придётся изменить свою стратегию, то есть приступить к массовому тестированию французов на коронавирус (недавно министр здравоохранения сообщил, что подготовлен первый заказ на 5 миллионов тестов) и внести в законодательство положение о массовом цифровом наблюдении за гражданами. На прошлой неделе два сенатора от республиканцев внесли поправку в закон о санитарии, но она не получила поддержки.

Однако закон 2015 года «О разведывательной деятельности» уже сейчас допускает цифровую слежку за французами «для сбора сведений, связанных с защитой важнейших экономических, промышленных и научных интересов Франции». Об этом говорят члены объединения Quadrature du Net, которые критикуют этот документ с момента его появления. «Разведывательные службы вправе потребовать от операторов телефонной связи предоставления технической информации, связанной (…) с местоположением устройств, используемых клиентами. Согласно положениям статьи L851-4, эти данные могут по запросу отправляться из сети и передаваться операторами в режиме реального времени», – предупреждают члены ассоциации.

«Группа исследователей ещё не высказалась по этому поводу, но ситуация выглядит тревожно, тем более что среди них, к сожалению, нет представителя Cnil», – отмечает Мариз Артиглон. Между тем Национальная комиссия по информационным технологиям и свободам выразила настороженность ещё до того, как поинтересовались её мнением, и заверила, что «по завершении кризиса она проследит за тем, чтобы меры чрезвычайного характера, если таковые будут приняты, никак не отразились на людях (уничтожение данных и т. п.) и не продлились дольше, чем нужно». В своём письме от 25 марта, адресованном этой комиссии, Европейский комитет по защите данных порекомендовал предоставлять сведения в анонимном, обобщённом виде, а также «обеспечить доступ к ним только специалистам по эпидемиологии и защите данных». Кроме того, предусмотреть механизм уничтожения данных по завершении эпидемии.

В Лиге прав человека считают, что продление цифровой слежки на неопределённый срок – это очень серьёзная опасность, тем более что не далее как в феврале госсекретарь по цифровым технологиям призвал провести «эксперимент по распознаванию лиц». «На примере закона «О разведывательных данных» мы видим, что меры чрезвычайного характера порой продолжают действовать и в долгосрочной перспективе. Чрезвычайное положение стало перманентным, – с сожалением говорит официальный представитель Лиги. – Все эти изменения, одобряемые в срочном порядке, в обстановке, накалённой до предела, когда каждый день мы подсчитываем количество умерших… Неправильно, если это станет частью нашей повседневной жизни, но есть прецеденты, которые заставляют этого опасаться». Так было, когда под лозунгом борьбы с терроризмом стали обычной правовой практикой злоупотребление обысками в офисах компаний, домашний арест без решения суда, преувеличенное внимание к социальным протестам. Это коснулось выступлений «жёлтых жилетов» и противников пенсионной реформы.

Сегодня социальное дистанцирование, массовые нарушения трудового законодательства, а завтра – цифровая слежка… Неподготовленность правительства и общая несостоятельность государственных структур, в первую очередь системы здравоохранения, не должны служить оправданиями ограничению прав и свобод.

Автор: Пьерик Марисаль

Источник: L’Humanite

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь