додому ПОЛІТИКА ЧТО МЕШАЕТ НАМ ПОБЕЖДАТЬ

ЧТО МЕШАЕТ НАМ ПОБЕЖДАТЬ

744

С весны прошлого года несколько раз порывался, но так и не брался за этот текст. Есть веские аргументы не публиковать в публичном пространстве тексты подобного содержания. Но наступил момент, когда замалчивать эту тему, обсуждая ее только “в личке”, становится слишком опасно. Единственно, оставлю текст без конкретных примеров и имён. Отложим это на “после войны”.

Речь о самом слабом звене в нашей армии – старшем и высшем командном составе (комбриги – командующие оперативно-стратегических объединений).

Так сложилось, что именно это звено по большей части досталось нам из ВСУ 1991-2013 годов и несет в себе все недостатки и пороки, присущие ВСУ того периода. К сожалению, за 2014-2022 годы мало что поменяли в этой среде. Речь о деловых и моральных качествах присущих этой “касте”. Но с 2014-го в армии стало появляться (и оставаться) достаточно много офицеров, движимых действительно патриотическим соображениями, что существенно повысило качество офицерского корпуса.

На мой взгляд, на данный момент две первые позиции в ВСУ (Главком и НГШ) занимают одни из лучших представителей старой “касты”, но, по моим наблюдениям, с момента их назначения качественного изменения в старшем/высшем командном звене так и не произошло. Главком в своем интервью озвучил, что снял 10 генералов, а было бы лучше, если бы он оставил 10 генералов…, еще лучше 5. И этот “лоялизм” Главкома к своей “касте” крайне негативно влияет на ход войны. Попробую тезисно изложить свои соображения, что и почему критично и важно исправлять. Тезисно.

-ads-

1. Система ценностей

Подавляющему большинству командиров/командующих старшего/высшего звена характерно острое желание угодить “старшему начальнику” во что бы то ни стало. В жертву этому желанию идет всё, включая личное мнение/видение, эффективность боевых операций и даже ничем не оправданные высокие потери наших Воинов. Пока жизнь наших солдат для командиров/командующих не станет важнее их карьеры, мы будем продолжать нести ничем не оправданные высокие потери. По моим оценкам, от трети до половины наших потерь связано именно с этой проблемой.

В основном, из-за плохо подготовленных/продуманных атакующих действий или попыток удержать крайне невыгодные для обороны позиции, чтобы просто выполнить команду “старшего начальника”. Причём, понесенные при этом высокие потери как правило рассматриваются “старшими начальниками” как доблесть их подчинённых, а должны рассматриваться как некомпетентность, если не воинское преступление. Тут приходит на ум правильная фраза одного американского адмирала: “Если подчиненный всегда соглашается с начальником – он бесполезная часть организации”. А применительно к войне, не бесполезная, а очень вредная и опасная.

Еще один штрих этой “касты”. К сожалению, командиры/командующие звена от комбрига и выше крайне редко своими глазами видели местность, в которой ведут бои их подчиненные. А без визуализации, по картам (в т.ч. спутниковым) и видео с беспилотников крайне сложно оценить, какие рубежи являются удобными для обороны, где должны находится боевые порядки, а в случае планирования наступательных действий, где и как необходимо атаковать. За 11 месяцев войны я ни разу не встречал командиров старше комбатов в тех местах, откуда хоть что-то можно разглядеть, хотя ежедневно наматываю сотни километров в этих самых районах.

Конечно, есть исключения, но мне они не попадались. Хотя нет, одна из бригад, чью боевую работу я наблюдал, действовала настолько эффективно, что комбриг наверняка неоднократно своими глазами видел полосу своей бригады, подавая правильный пример подчиненным. Только одна бригада из пары десятков, в полосе которых мне приходилось работать! Что это? Трусость? “Политкорректно” назовём это перекосом в сторону личной безопасности за счет эффективности боевого управления. Комбригам и командующим совершенно не обязательно постоянно находиться на переднем крае, но хорошо представлять особенности местности, где воют его подчиненные, они просто обязаны.

А командующий (вплоть до оперативно-стратегических объединений) обязан своими глазами увидеть хотя бы местность, где он планирует какие-то активные действия или наметился серьёзный кризис. Кроме того, такие “вылазки” на передний край дадут командующим возможность лично оценить степень боеспособности подразделений переднего края (резерва), чтобы не ставить заведомо невыполнимые задачи и избегать “внезапных” провалов линий обороны. Как это неоднократно случалось на этой войне именно по этой причине, а не по причине “трусости” отдельных батальонов/бригад. Просто не стоит ожидать от подразделений большего, чем то, на что они способны. Ну и повышать их боеспособность, конечно, в том числе своевременными кадровыми решениями.

2. Деловые качества

Я уже написал выше, почему старшие офицеры (генералы) ВСУ имеют недопустимо низкую для этого звена общую эрудицию. Да просто недопустимо низкая престижность воинской службы в Украине до 2014-го года абсолютно не благоприятствовала тому, чтобы в армию шли и оставались служить лучшие. Так сложилось. Такое уж у нас “наследство” от довоенного ВСУ. Единицы из звена полковник+ имеют эрудицию и интеллект, не говоря уже о лидерских качествах, соответствующие их высокому званию. И то, для меня загадка, как они вообще в те годы сохранились в ВСУ.

Если сейчас провести тотальный тест среди офицеров/генералов хотя бы на IQ и снять с должностей полковник+ офицеров, показавших балл ниже среднего по офицерскому корпусу, уверен, освободится под 80% должностей от комбрига и выше. Это огромная проблема, которая сейчас не решена, и она, по моим оценкам, обходится нам почти так же дорого, как и перекосы в системе ценностей командиров/командующих. Но “каста” не готова расставаться со своими привилегиями даже в период войны за выживание Нации! “Обязательные” ступеньки карьеры, бесполезные корочки академий, наличие “военной бижутерии” на кителе, и прочая лабуда не дает возможности быстро продвигать лучших.

Да и лучшие редко удобны нынешнему старшему командному составу. Вечно у них какое-то свое мнение, постоянно чего-то им не хватает или что-то нужно. И вообще, не проявляют “должного уважения” к старшим начальникам. “Должного уважения” в понимании самих “старших начальников”. Какой-то замкнутый круг. “Каста”, в которую просто не пробиться действительно лучшим офицерам.

Тут стоит вспомнить примеры из истории, когда в критические для стран моменты лучшими полководцами становились буквально вчерашние младшие офицеры, а порой и сержанты. Но, видать, у нас еще не настолько “критический момент”. Хотя, на самом деле, дело-то не только в возрасте и сроке службы. Знаю массу примеров, когда относительно молодые офицеры являются носителями тех же порочных черт “касты старших начальников”, ну, и делают успешную карьеру, разумеется.

По моему глубокому убеждению, основанному на личных наблюдениях за последние 11 месяцев войны, если наша армия не начнет решать описанные выше проблемы, мы сильно рискуем не победить в этой войне, а зависнуть в некой форме “пата”, по причине того, что из-за бездарности наших полководцев растратим ресурс, который нам не смогут восполнить союзники. Этот ресурс – наши Воины, которые готовы иди в бой за свою Страну. Это самый бесценный и невосполнимый ресурс, необходимый нам для Победы. И никакие “сталинские” законы не сделают из новых “мобиков” таких Воинов, скорее наоборот. К тому же, большинство мотивированных Воинов нашло себе место в строю в первые недели вторжения. К сожалению, многих из них уже нет с нами…

Нам нужны полководцы, которые смогут сберечь этот бесценный ресурс для нашей Победы. И после Победы вернут как можно больше наших Воинов их семьям.

Автор: Arty Grenn

Источник тут

попередня статтяБАНКА З ПАВУКАМИ НА ТЛІ «СВО»: ЧИМ ДИХАЮТЬ РОСІЙСЬКІ ЕЛІТИ
наступна статтяНАВІЩО АТАКУЮТЬ МІНОБОРОНИ

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я