Домой Политика Ющенко и три задорных поросенка

Ющенко и три задорных поросенка

92

threepigs-02
Владимир Задирака, «Ліва Справа»

Виктор Андреевич навсегда останется в памяти народной. Он приложил к этому  немало усилий. Целью третьего президента было не только управление страной, проведение «евроатлантической линии», но и завоевание собственной странички в истории. Политик влияет на ход событий не только имея власть, но и до тех пор, пока живы его дела. Запрись он на даче и наполняй трипольскую посуду гречневым медом все эти пять лет, все-равно бы с последним пунктом у него бы все получилось. Третий тур выборов — явление по-своему уникальное, ровно как и уровень доверия президенту, зафиксированный в первом полугодии его правления. Избиратели бело-синих вам в этом не признаются, не смотря на то что в первые месяцы 2005-го были готовы всем сердцем полюбить простого колхозного бухгалтера с такой сложной и неоднозначной судьбой. Опросы не врут.

Виктор Андреевич собирался оставить свой след в истории по-взрослому. Желательно было отметиться где-то между Мазепой и Грушевским. Для того чтобы попасть в учебники, необходимо соответствовать государственным догмам национал-демократии, и быть спорным ровно настолько, чтоб обеспечить будущих сотрудников Института Истории НАН темами для диссертаций. И надо признать — ему это удалось.

Политические кульбиты Гаранта возмутили как его противников, так и его соратников. За время правления всенародно избранный глава подсунул отечественному политикуму несколько милых свиней. Впрочем, это еще не свиньи, а пока только поросята. Визгу они, как и оскорбленная общественность, издают много, но до нужной кондиции дозреют еще не скоро. Назовем их «Бандера», «Радикальнее Радикалов» и «Оранжевый Активизм».  Это условные имена. И когда кабанчики подрастут, их непременно переименуют. Быть может, в кабинетах на Банковой осталось еще несколько неприметных подсвинков, но пока что займемся уже известной нам тройкой.

Радикальнее радикалов

После того как Виктор Андреевич признался, что во втором туре проголосует «против всех», эта свинка окончательно обрела самостоятельную судьбу. Такая позиция  по душе некоторым радикальным либералам, маломощным марксистским сектам и части ультраправых молодчиков. Она сочетает определенное признание ценностей парламентской демократии и констатацию того факта, что «голосовать не за кого». Да, Ющенко выбыл из компании, и ему от этого тяжело, обидно и больно. В этом жесте много нарциссизма, но он, тем не менее, не становится менее радикальным. Самолюбование в среде радикальных право-лево-центристких маргиналов — вещь не новая. Выглядит смешно, но не более жалко, чем голосование за оставшихся кандидатов, представляющих интересы кучки сверхбогатых капиталистов. На этом фоне даже лево-правые маргиналы, за компанию с Ющенко, выглядят воплощением обывательского здравого смысла. До финиша (больше 50% «против всех кандидатов» они, конечно, не добегут, но хотя бы согреются.

В радикализм Виктор Андреевич играл на протяжении всего периода своего политического творчества. Например, он принял невыполнимый указ о борьбе с «тоталитарными символами».  Согласно ему, например, нужно было сносить памятники вождю мирового пролетариата — товарищу Ленину. Проблема в том, что юридически это очень сложно. Лучше повредить памятник, чтобы потом иметь основания для «выноса» бронзового или гранитного тела. В этом ключе потрудились вандалы под художественным руководством КУНовца Кохановского, повредив на Бессарабке каменное лицо Ильича. Не будь они альтернативно-одаренными антикоммунистами, то наверняка бы знали, что объект их ритуальной ненависти во время первой мировой сочувствовал «самостийныкам» и интегральному националисту Донцову, и вообще был самым проукраински-настроенным большевистским лидером. Не было бы Ленина и представителей его линии — не было бы к 1991 и украинцев, как явления. Всех бы русифицировали. Только плохое знание истории родной страны спасает их от таких обескураживающих «открытий».

На поприще борьбы против Ленина отличилась и другая ультраправая группировка, пытавшаяся при помощи сварочного оборудования нанести увечья его бронзовому изваянию на станции метро «Театральная». Очевидно, участники последнего действа оказались жертвами гуманитарного образования. Они не только смехотворно неуклюже нанесли пентаграмму (в Интернете долго спорили о количестве углов), но и умудрились выполнить свой «патриотический акт» так, чтобы его результаты можно было потом легко убрать. По корявости рисунка мы так же можем исключить из их арсенала и художественные склонности.

Можно предположить, что мысль о борьбе с памятниками могла прийти в голову молодому человеку с дипломом ВУЗа. Философов, юристов, историков и экономистов учат нести идеалистическую чушь, обосновывать мифы и проповедывать идеи «свободной торговли», но никак не думать. Логическую деятельность заменяет поза роденовского мыслителя и дешевая риторика в Интернете. Простой парень до такой  глупости додуматься бы не смог.  Гуманитаризация политики и «интересные культурные инициативы Ющенко» идут рука об руку с деградацией образования. Это тоже часть радикального наследия действующего гаранта. Вместо реальных проблем, в политическую повестку дня должно подсовываться как можно больше тем, связанных с «исторической справедливостью». Кстати, ОУН всех модификаций, вместе со своей символикой, по логике вещей, должны бы быть запрещены, так как до 1943 года программные документы основных фракций содержали, если кто не знал, радикальные призывы к «решению еврейского вопроса».

Поросенок «Бандера»

С особым размахом отметился Виктор Андреевич в пиар-компании «ОУН-УПА». Последним актом этой комедии стало присвоение Степану Бандере звания «Героя Украины», да еще и на следующий день после первого тура выборов. Указ № 46/2010 будут оспаривать политически и в суде. Копий поломают не мало. Собственно, это посмертное признание не лидера, а самой ОУН(б), поскольку формулировка указывает , что только фракция под руководством Степана Бандеры рассматривается как «Организация украинских националистов».

Кроме убийства польского министра Перацкого, за которое автор осуждать Бандеру не хочет, особых подвигов в биографии национального идола нет. Не за что награждать. Бандера поучаствовал в опереточном провозглашении «Украинского Государства» во Львове. После чего его мигом арестовали, как и значительную часть партийной верхушки… ОУН(б) в ответ никаких акций возмездия провести не удосужилась. Да и сам Бандера не погиб в застенках, а благополучно вышел на свободу, когда стал нужен гитлеровцам в качестве политического символа в 1944м. До февраля-марта 1943 года его «партийные товарищи» служили в полицаях и защищали оккупационную власть. Его же единомышленники создали в Галиции УНС, которая должна была противостоять красным партизанам Ковпака.

Бандера не имел отношение к созданию УПА. Если уж кто несет ответственность за провалы и успехи организации на оккупированных территориях, так это Шухевич и Лебедь. Кстати, за это Шухевич уже награжден. И вряд ли в связи с успехами в армейских операциях. Герой Украины – это не только боевая, но и хозяйственная награда. Шухевич, как профессиональный рекламист (владелец рекламной фирмы «Фама»), создал миф об УПА. Бренд, который действует в политике, а так же производстве сувенирной и прочей продукции. Именно он выдумал дату создания УПА, которая подтверждена соответствующим указом президента. 14 октября 1942 года никакой активной «антинемецкой» деятельности не велось, а сам «главком» Шухевич в это время служил  полицаем в Белоруссии, по контракту, который закончился лишь в конце 1942 года. Он военный преступник, лжец, манипулятор, но человек создавший армию и пересмотревший в конце жизни многие людоедские элементы собственной доктрины. Рядом с ним Бандера смотрится совсем как мальчик.

«Герой» Степан противодействовал дефашизации организации после 1943 года, а собранные им в эмиграции элементы были враждебны демократическим идеям политической линии УГВР (Української Головної Визвольної Ради).  В послевоенное время фотографии Бандеры были убраны из схронов, и его место занял покойный Коновалец.

«Канонизация» Бандеры – это не признание его значимости, которая во многом была раздута лживым советским агитпропом, а еще один поросенок. Государство признало правоту одной из тоталитарных идеологий. Есть и побочный эффект. Теперь организатор убийства министра внутренних дел может считаться героем. Юрию Витальевичу Луценко это вряд ли понравится, как и следующему, кто будет сидеть в его кресле. Ведь раз Бандере разрешено убивать ментов, то чем другие хуже?

Оранжевый поросенок

Майдан зимы 2004-2005 года сформировал современную украинскую политическую культуру,  «Демократическую» в «Пелевинском» смысле. И это «демо»-версия, как в играх. После «разом нас багато…» появилось клише активной митинговой политики. Она должна быть лишена идей и программы. Эти отжившие понятия должны заменить форма, цвет, атмосфера. Все что привлекает людей эмоционально. Группа лидеров или активистов, которым свойственны некие сакральные личностные качества, с помощью сильно эстетизированного  политического действа и нескольких текстов, состоящих из более чем общих фраз, должны привести народ, жителей микрорайона, избирателей, религиозных сектантов или какую-то еще общность к светлому будущему и счастью. Путь к долгожданным целям каждый из участников или телезрителей (влияние на реальный процесс у них одинаковое, то есть никакое) выдумывает сам. Тут фантазировать не возбраняется. Это единственная сфера свободы для непрофессионалов в политическом спектакле.

Нужно только, чтоб картинка была растиражирована в СМИ, а бюллетени выброшены в ящики для голосования. Собственно, Майдан не был первооткрывателем подобных методов. Во времена Украины Без Кучмы, дефицит внятной критики президента тоже замещали театральными мероприятиями — вроде сожжения чучела или «ведер крови» у проходной МВД.

Выглядело довольно бредово, но ведь работало! Группе профессиональных политиканов из числа идеологически обанкротившихся национал-демократов, оппозиционных либералов, парламентских левых и обычных себе авантюристов было неуютно рядом с разросшимися и охватившими политику финасово-промышленными группами. Эти «олигархические кланы» нанимали себе на службу депутатов как менеджеров. Никакого мелкого политического гешефта, никакой свободы маневра. Это унизительно для людей, торговавшихся в парламенте все 90-е.

Борьба УБК, как и деятельность «олигархических кланов», принесла свои побочные результаты. «Демократы» способствовали сохранению свобод, а «олигархи», сами того не желая, повысили уровень жизни.  Сверхактивизм у одних и попытки сохранить власть у других, вместе с концентрацией капиталов, создали современную Украину 2000-ых, в которой за КПУ уже не голосует каждый второй. Впрочем, этим побочные эффекты не ограничиваются. Реальные властные полномочия концентрируются на самом верху государственной пирамиды, и только карусель непрерывных выборов, вкупе с привычкой «не сильно злить избирателя», мешает государству плюнуть и растереть «электорат». А народ все еще верит в значимость своего мнения. Любая публичная акция становится чемпионатом по внешнему радикализму и театрализации действа.  Образ важнее смысла. А единственным содержанием становится не политика как дело каждого, а политика как борьба за власть. При этом смесь социал-демократии, национал-демократии, либерализма и фашизма, которую  можно было бы смело назвать «оранжевой идеологией», затухает. Остаются только откровенно правые. Либерализм становится идеологией протестного голосования, левизна превращается в синоним проституции. В 2010 национал-демократы представляют собой смесь государственной идеологии и политических структур с микроскопическим уровнем доверия.

Бюрократия умнеет, эффект уличных действ падает. Хорошо организованная «акция» никого не пугает. «Оранжевая революция» доказала свою импотенцию. Все делается, как бы того не хотел «демократический» обыватель, ради власти, и это единственный мотив, понятный политикам. И даже Ющенко был твердо убежден, что люди вышли на улицы, потому что хотели помочь ему прийти к власти, не поменять свою жизнь. Так что и вышедшие протестовать против несправедливости рассматриваются как получатели «бобла».

Кто вышел на Майдан? По словам популистов — «средний класс». То есть те, кто нынче по уши увяз в кредитной трясине. Социологическая фикция, которую наконец что-то объединяет. Где же народный президент, когда с мещанами беда?

Другие говорят, что это было «гражданское общество», но его мы тоже не наблюдаем. Кроме профессиональных грантоедов и небольших редеющих групп «борцов за все хорошее против всего плохого» никого и нет. Городские сумасшедшие и прочие неравнодушные расползлись по норкам болеть за любимых политиков посредством создания провокаций в интернете или созерцания голубых экранов ТВ.

Третьи бормочут что-то о «патриотах», и при этом очевидно, что старая национал-демократия мертва, а правая молодежь все больше увлекается фашизмом.

Что наблюдаем в остатке? Красивый радикализм, жажду власти и отсутствие связи между уличной и большой политикой. Большинство неидеологических и точечных акций превращаются в балаган для СМИ.

Впрочем, оранжевый активизм имеет и позитивные стороны. Недавно группа юных ультраправых бросила в столичную мэрию дымовую шашку, очевидно в знак протеста против планируемого повышения платы за проезд в муниципальном транспорте. Заголовки «КМДА в дыму» были ярче, чем то что произошло в реальности. В дверь недозабили гвоздь и кинули дымовуху. Впрочем, восторгам публики в интернете не было предела.

Сановники и просители входили и выходили без всяких проблем уже через минуту после «революционного действа». Говорят, что в коридорах администрации долго смеялись, а чиновники, связанные с транспортом, дали интервью, в котором говорили, что повышение не планируется, но мысль о повышении цен на билеты им нравится.  Молодые люди в листовках разрекламировали два правых сайта, озвучили названия своих группировок. Милиция заявила, что заведет на них дело по «админке». Ну, и ради чего проводилась эта акция? Какого результата добивались организаторы?

Подобные мероприятия рассчитаны на утверждение персонального авторитета в кругу «камрадов», а вовсе не на заявленные цели борьбы «за все хорошее».  Нам не стоит бояться таких фашистов, если они способны только на жалкую имитацию радикальной политики.

Выводы

Эпоха Ющенко подходит к концу. Украинское государство под его сердечным руководством доказало, что не может адекватно воспринимать собственную историю. Публичная политика превратилась в имитацию жестов и практическое приложение к пиару. Идеологическая составляющая полностью выхолощена. В стране как не было, так и нет жизнеспособных идей. Никаких и нигде. Олигархия вернулась в политику и теперь успешно сосуществует с демократическими механизмами. СМИ, пропагандировавшие идеалы «гражданского общества», утратили интерес к «низовому активизму». Сейчас нет запроса на выпускание пара. Давления нет, вот и стравливать из котлов нечего.

Мы снова входим в мир 90-х с его экономическим обвалом, отсутствием солидарности и медиакратией. Каждый за себя, а Бог против всех. И Ющенко — один из ведущих архитекторов этого дивного, старого-нового мира.

Ліва Справа

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь