додому ПОЛІТИКА Восстание с открытым кодом: как начать

Восстание с открытым кодом: как начать

185
Война множеств

В конце 20 — начале 21 века, одиночки и малые группы получили суперспособности — выросли возможности отдельных лиц выполнять задачи с помощью быстро совершенствующихся технологических средств и доступа к глобальным сетям. Это позволило малым группам радикально увеличить эффективность в конфликте.

Вот пример: малая группа, которая использует тактику поражения систем и атакует systempunkts, может рассчитывать на результаты до 1,400,000 процентов РОИ (окупаемости инвестиций).

Война с открытым кодом — побочный продукт технологического скачка и глобализации. Это метод для организации большого количества малых групп со суперспособностями, которые объединяют усилия, чтобы одолеть более крупного противника (обычно иерархически организованного).

Главные особенности:

-ads-
  • Отсутствие формальной структуры. Война с открытым кодом отличается от традиционной партизанской войны тем, что не имеет четко выраженного центра тяжести (объединяющей идеологии, иерархического лидерства или организационной структуры, которые были характерны для практики 20 века). Вместо этого, множество групп должны встретить способное их воспламенить…
  • «Правдоподобное обещание». Это общее видение цели, которая кажется практически достижимой и собирает в едином проекте…
  • Широкий диапазон участников. Присоединиться может буквально кто угодно. В войне с открытым кодом, участвующие герильерос принадлежат не одной группе, а скорее десяткам различных групп, каждая из которых имеет собственную мотивацию для борьбы. Масштаб, в котором может возникнуть движение с открытым кодом — это не масштаб отдельной тусовки, идеологии или партии. Поддерживающие восстание макропроцессы могут возникнуть только на стыке разных идеологических групп. Которые присоединяются, потому что на них действует…
  • Заражение примером вместо заражения идеологией. Копируется и распространяется политическая логика, а не политические высказывания. Вот как (структурный) анархизм внезапно может стать прибежищем для сотен тысяч людей, включая наци и лоялистов. Они не высказывают анархические идеи, они воплощают их, следуя наглядным примерам.

Метод войны с открытым кодом может использоваться и для насильственных и для ненасильственных действий.

Восстание с открытым кодом часто вдохновляется малой группой инициаторов, на партизанском жаргоне — фоко (термин Че Гевары; «очаг»)[1]. Фоко устанавливает «правдоподобное обещание» для других участников восстания с открытым кодом: формулирует привлекательную цель и проводит операции, которые показывают, что эта цель может быть достигнута.

Правдоподобное обещание состоит из:

  • Образа врага. Враг служит мишенью для атак. Враг может существовать или быть искусственно созданным (любая группа или организация, которая может быть представлена угрозой). Врагом может быть любая группа, которая удерживает и применяет власть: оккупанты, правительство, компания, этническая группа или частная организация
  • Простой цели. Цель воодушевляет группу. Из-за многообразия групп и отдельных участников, которые объединяются в восстании с открытым кодом, работать будут только простые в формулировке и базовые цели. Более детальные цели будут сужать целевые группы восстания с открытым кодом и провоцировать возникновение форков / расколов проекта. Цель должна быть достаточно широкой, чтобы каждый мог интерпретировать ее в соответствии с собственными нуждами[2]. Неудовлетворенность и причины для восстания никогда не исчезнут — но они могут быстро сдвигаться. Капитализируй их все! Хорошая общая цель дает им возможность появляться, процветать, исчезать и снова появляться на ее теле
  • Демонстраций. Демонстрации убеждают в жизнеспособности формата. Это атаки, которые показывают, что побеждать противника возможно. Они разрушают ауру непобедимости, которой противник мог обладать, и провоцируют других участников подражать фоко

Оптимальный размер фоко — пять человек («закон пятерок»). Если точнее, шлейф группы может включать сколько угодно слабо связанных участников, но в ядре должно находиться приблизительно пять активных членов с сильными перекрестными связями.

Меньшее количество участников не позволяет эффективно организовать проект, большее вызывает кризис из-за перегрузки каналов (и людей) — по мере роста группы растут требования к грумингу группы со стороны ее членов. В какой-то момент он начнет отнимать слишком много сил. Этого можно избежать, если расширение круга контактов происходит только за счет слабых связей. Кроме того, слабые связи легче сохранять анонимными / защищенными. Слишком много участников с сильными связями увеличат риски группы.

Не каждая группа, которая хочет стать фоко, станет им. Должно происходить соревнование и эволюция подходов, в котором большинство партизанских предпринимателей «прогорят» или останутся на среднем уровне, в то время как создать эффект фоко получится лишь у отдельных групп. Зато присоединиться к уже существующему восстанию с открытым кодом предельно просто: следуй общей цели и копируй успешные методы. Видоизменяй их, чтобы опробовать инновации.

GitWar

Проекты / восстания с открытым кодом не имеют формальной доктрины. Их тактики и методы (исходный код конфликта) обычно создаются фрагмент за фрагментом участниками. Вот почему они называются «опенсорсными». Чтобы фрагмент кода с тактическими инновациями вошел в открытый код конфликта, он должен обладать тремя свойствами:

  • Должен продвигать правдоподобное обещание восстания
  • Должен показать работоспособность на практике
  • Другие участники должны слышать о нем (источники — от выпусков новостей до мобильной связи или социальных медиа), чтобы они могли его копировать
Преимущества и недостатки

Вот некоторые особенности войны с открытым кодом:

  • Высокий уровень инноваций
  • Рост выживаемости групп-участников
  • Более частые атаки и способность к роевым атакам на цели

Преимущества этого способа организации, как только он набрал критическую массу, многочисленны. Но главный из них — когда восстание с открытым кодом выйдет на самовоспроизводство, его практически невозможно опрокинуть. Плохая новость в том, что войну с открытым кодом трудно начать: преодолеть бездну в принятии других групп для сотрудничества, и достичь критической массы.

Рецепт

Но кажется, некоторые группы сумели подобрать алгоритм, как просто набрать критическую массу в войне с открытым кодом. Под эту задачу был адаптирован код восстания Че Гевары, который использует идею фоко (очагов) восстания. Это только один из методов, как начать восстание с открытым кодом — со временем наверняка появятся лучшие технологии. Вот какие этапы должно пройти восстание с открытым кодом, согласно этому алгоритму:

  • Сформулировать правдоподобное обещание. Ключевой момент — найти идею (например: изгнать оккупантов или принудить правительство отказаться от интенсивной эксплуатации какой-то территории). Как только идея найдена, ее нужно превратить в правдоподобное обещание. Этого можно добиться, проводя успешные атаки на выбранную мишень — можно назвать их альфа-релизом. Если все сделано верно, вы докажете что мишень уязвима и схватку возможно выиграть
  • Пересечь бездну. Ключ к сдвигу от фоко до устойчивого движения — принять опенсорсное поведение. Оно включает обмен, торговлю, коллаборацию и координацию с группами, которые готовы участвовать, но не разделяют мотивацию или лояльности начальной группы. Это очень трудный шаг, особенно для авторитарных групп. Но если он сделан, принятие будет распространяться очень быстро. Действующий принцип: «враг моего врага — мой друг»
  • Добиться самовоспроизводства. Последний шаг — достичь устойчивости. Когда воспроизводство движения становится естественным побочным продуктом его операций. Один из способов — поражение критической инфраструктуры (см. State Failure 101). Это инновационный подход, который открыл для глобальных партизан огромные перспективы[3]. Для нас недопустимо атаковать гражданских, но можно заимствовать у современных герильерос логику самовоспроизводства и логику точечного поражения систем в уязвимых местах
Простите за беспокойство, это эволюция

Критическая масса участников способна дать движению возникающий интеллект, который будет проводить инновации и планирование без контроля какой-либо центральной группы (open decision making). Шум и случайные взаимодействия участников обеспечат многообразие форм, которое запустит процесс эволюции методов (вариация методов + репликация через подражание + селекция при столкновении с реальными условиями).

С каждым новым циклом активности, тактики движения совершенствуются через тесты и копирование. Благодаря новым технологическим условиям, качество атак может расти очень быстро — заметные сдвиги в течение недель вместо лет с начала конфликта.

Вот как можно ускорить эволюцию искусственно:

  • Искать новые методы комбинаторикой: мозговые штурмы для тактических инноваций (здесь подробнее).
  • Варьировать устоявшийся набор целей (метод CARVER).
  • Поощрять разнообразие и появление новых групп, что приведет к соревнованию

Ваш партизанский стартап

Неизвестными компонентами, от правильного подбора которых зависит успех или поражение, остаются ключевая идея восстания и способные вдохновить потенциальных участников инновационные тактики атак (или других типов активности — например, тактики создания эффективных горизонтальных общин). Хорошая новость в том, что на первой стадии можно не беспокоиться, будут ли выбранные методы атак эффективны на последней. К тому времени потребуется новый перебор методов — даже если уже существуют более или менее успешные средства, инновации необходимы. Важнее спровоцировать перебор методов чем подражание единственному методу.

Важно знать! Чтобы запустить восстание с открытым кодом, группа основателей должна следовать простым правилам:

  • Отпустить. Отказаться от любого контроля над восстанием, приобретенном на ранних стадиях. На практике это значит отказаться от контроля за тем как цель достигается, кто может участвовать, как организована связь и так далее. Единственный контроль который остается группе — сила примера и уважение, получаемое за счет эффективности действий
  • Сопротивляться (искушению). Оставаться малой. Не расширяться до размера, который сделает группу легкой для противника целью (всего несколько членов). Не устанавливать формальный набор групп, иерархический контроль, или сложносоставную цель. Это приведет к взаимоотчуждению и фрагментации / форкам восстания с открытым кодом
  • Делиться. Предоставлять ресурсы, идеи, информацию, знания и кадры другим группам, которые присоединяются к проекту. Делитесь всем, насколько это возможно без компроментации фоко (безопасность и жизнеспособность операций)

Что должен сделать добившийся успеха фоко? Разложиться на плесень, споры и липовый мёд. Уход из проекта это современная альтернатива становлению бюрократическим лидером проекта для успешных партизанских предпринимателей и основателей формата.

Более демократические (и анархичные) формы постреволюционной общественной организации возникнут из договоров целой коалиции победивших групп.

Вот какой алгоритм действий рекомендуется группе фоко, начинающей проект с открытым кодом (примером такого подхода может служить проект Transition Network):

  • Создайте ведущую группу, чтобы запустить проект (фоко). Рекомендуется пять участников. Планируйте рассеять группу, когда проект будет запущен
  • Повышайте осведомленность (базовое оповещение на ключевые для проекта темы)
  • Связывайтесь с существующими группами (переход к открытому коду)
  • Создайте событие, чтобы запустить инициативу (привлечение и стимуляция готовых к участию сил). Событие должно стать качественной вниманиевой акцией, привлекающей большие потоки внимания, и в то же время правдоподобно указывать на возможность достижения заявленных целей. Событие зачастую служит средством первого релиза идеи для широкой аудитории (оно позволит паразитировать на чужих медиа, если у вас нет собственных или они маломасштабны)
  • Сформируйте рабочие группы
  • Усиливайте эффект действий с помощью технологий (соц тех)
  • Создайте видимые примеры прогресса. Старые примеры подвергаются инфляции, поэтому примеры постоянно нужно обновлять на новом уровне
  • Совершенствование навыков и обучение (делитесь навыками / знанием)
  • Свяжитесь с потенциальными источниками финансирования и поддержки (финансирование группы — потенциальная уязвимость, поэтому к этому пункту стоит подходить с осторожностью — а с другой стороны, экспериментировать с новыми и альтернативными средствами перераспределения влияния)
  • Свяжитесь с локальными авторитетами (нарративы и навыки)
  • Позвольте проекту вести себя самому
  • Завершите свой вклад, формализуя план с учетом всех вкладов, которые сделают вторичные группы
Партизанские предприниматели, запустившие удачные опенсорс-проекты:

LulzSec / Anonimous

Группа LulzSec была хорошей заявкой на восстание с открытым кодом, и отчасти сумела его спровоцировать. Она действовала в качестве фоко, формируя правдоподобное обещание: ее взломы были выдающимися и успешными, и доказывали наглядно — возможно атаковать и поражать крупные организации, несмотря на миллиарды, потраченные ими на безопасность. Эта демонстрация вызывала к жизни подражателей / клонов по всему миру. Наконец, в итоге группа заявила об уходе (“50 days of lulz” от 26 июня 2011), отказавшись от любой формальной лидерской роли. Впрочем, меньше чем через месяц, группа по всей видимости совершила еще одну атаку. Если бы LulzSec сумела разложиться, избежав поражения противником, это добавило бы дополнительные баллы к созданному ей правдоподобному обещанию. Однако, последовала серия арестов — предположительно, всех шести членов группы. 

Стиль LulzSec — сочетание серьезных атак и несерьезного подхода (использование мемов; обращения к мишеням, больше напоминающие пранки) — сделал их действия особенно заметными.

Вот цитата с их сайта:

«Последние 50 дней мы атаковали и изобличали корпорации, правительства, зачастую саму общественность, и вполне возможно все что находится между, просто потому что мы можем. Мы надеемся, жаждем, даже умоляем, чтобы движение вылилось в революцию, которая сможет продолжаться и без нас. Поддержка, которую мы приобрели в такой короткий период времени, ошеломляет, чтобы не сказать смущает. Пожалуйста, не останавливайтесь. Вместе, объединившись, мы можем опрокинуть наших общих угнетателей и вернуть себе свободу и силу, которых мы заслуживаем».

Маркос

Сапатисты не реализовали полноценный алгоритм восстания с открытым кодом, но история субкоманданте Маркоса — хороший пример медийного фоко (также: виртуальный эвгемер / коллективная личность). Кроме того, это история о том как современные повстанцы с анархической позицией сумели провести сдвиг от традиционного силового конфликта к использованию мягкой силы и медиа для того чтобы достигнуть цели, не разрушая местное общество.

Субкоманданте Маркос стал публичной фигурой, фокусом внимания, через которые движение проводило медийные операции. Так движение сумело приобрести поддержку мировой общественности, связать руки своим противникам и перейти на поле ограниченного конфликта, чтобы уже там удерживать позиции, пользуясь больше бескровными методами. Опыт сапатистов — важный кейс для разработки новых анархических средств «войны любви».

Наконец, Маркос сумел преодолеть искушение лидерства и «разложиться», как и следует фоко. В мае 2014 года он заявил, что Маркоса больше не существует (текст «Между светом и тенью» на сайте САНО).

Заркави

Важно отметить — мы не поддерживаем методы фундаменталистов (убийства гражданских). Тем не менее, их опыт следует изучать.

В 2006 году, премьер-министр Нури аль-Малики объявил об уничтожении Мусаба аль-Заркави. Но Заркави не был чином в крупной иерархической структуре, куда лучшее описание его роли — капиталист насилия. Подобно бин Ладену, он поддерживал и выращивал партизанских предпринимателей для новой модели войны с открытым кодом. Его функция — инициатор насилия (фоко). 

Вот что он сделал:

  • На ранней стадии партизанской войны в Ираке, Заркави был командиром малой ячейки. Его группа оказалась способна, через ранние крупномасштабные атаки, установить правдоподобное обещание (идея, которая может привлечь и сплотить многие другие группы) для иракских повстанцев. А именно, что атаковать и побеждать оккупационные войска возможно
  • В течение конца 2004 — начала 2005, его оперативная значимость упала по мере того как число вовлеченных в конфликт групп росло. В течение этого периода, он концентрировался на расширении сета мишеней повстанцев, включая инфраструктуру, корпорации и иракские военные цели. Позднее в 2005, его оперативная активность была направлена на сдвиг правдоподобного обещания для повстанцев от изгнания американской оккупации — к преодолению шиитской доминации (религиозный конфликт) с помощью атак на шиитские символы и гражданских
  • К началу 2006, оперативная активность Заркави была практически завершена. Он преуспел в посеве как изначального восстания, так и сдвиге правдоподобного обещания так чтобы оно включало мотивы религиозной войны. В течение финальной стадии, Заркави перешел к роли стратегического центра коммуникаций, как позднее бин Ладен. В этой роли, он создавал видеопослания, которые распространялись по глобальной аудитории через Интернет и глобальные медиа

К сожалению, Заркави показал себя весьма неплохо в своей роли. Вот как можно оценить его способности:

  • Он преуспел в том чтобы посеять восстание
  • Инновации и адаптивность. Он расширил блок мишеней для повстанцев, менял тактики которые оказались нежизнеспособными (обезглавливания были прекращены, также он ослабил контроль иракцев над деятельностью джихадистов), и расширил правдоподобное обещание так что оно стало включать мотивы религиозной войны
  • Его главной ошибкой была недооценка значения поражения систем. Его единственная атака на системную цель (терминал Басры) была провалом. Он также оказался неспособен отказаться от оперативной роли ради того чтобы стать стратегическим центром коммуникации (что в конечном итоге привело к его смерти)

В общем и целом, он показал что с помощью видоизмененной тактики Че, в современных условиях (война с открытым кодом и поражение систем) возможно спровоцировать падение государства (а вернее, удерживать государство в состоянии упадка).

Радио-мулла

Вот пример конструирования проникающего правдоподобного обещания в Талибане. Аналитик Джон Робб в 2009 году считал, что благодаря новому правдоподобному обещанию, восстание имеет шанс распространиться далеко за пределы Pashtuns и Пакистана в целом. По всей видимости, этого не случилось. Но организация успешно поддерживала свое существование и активность, хотя в 2011 году Талибан пережил крупный кризис, а в 2015 некоторую часть групп притянула новая и более сильная идентичность «Исламского Государства». 

К 2009 году, повстанцы (россыпь малых групп, известная как «Талибан») в Пакистанской долине Сват, наконец нашли правдоподобное обещание (вероятнее всего, благодаря инновационному «радио-мулле» Maulana Fazlullah), которое могло бы воспламенить восстание с открытым кодом. Это популярное обещание исправить экономическое неравенство и коррупцию через распределение земли и честные (в данном случае шариатские) суды. Fazlullah проводил ежедневные проповеди на нелегальных радио-частотах. Для того чтобы распространить свое сообщение, он установил в регионе несколько десятков радио-передатчиков.

ИГ

Исламское Государство использует восстание с открытым кодом, как часть своего проекта. Вообще для успешных экстремальных исламистских проектов характерна высокая терпимость внутри группы, связанной некоторым минимальным объединяющим признаком (например, правдоподобным обещанием). Это может звучать забавно, но анархистам пока еще далеко до той степени терпимости и кооперативности, которой пользуются фундаменталистские группы (похожий занимательный парадокс: в то время как военные проекты крупных современных империй вроде США осваивают методы с использованием сетевых структур, управления хаосом или роевых атак и сдвигают центры принятия решений ближе к оперативным юнитам, анархисты публикуют статьи о том, что не так уж и плохо использовать огромные бюрократические структуры армий 18-20 веков).

Модернизация алгоритмов восстания с открытым кодом в практике ИГ — отдельная тема, которую мы возможно раскроем позднее. Специального текста заслуживает хотя бы технология онлайн-оммаж.

Трамп

Трамп отказался играть по традиционным правилам президентской кампании — никаких детальных планов или объемных программ. Кандидаты обычно занимают позицию, поднимая ряд проблемных вопросов. Эти вопросы используются как средство сформировать коалицию голосующих, заинтересованных в этих вопросах. Восстание с открытым кодом действует иначе. Оно разрастается вокруг единой простой идеи. В случае Трампа, эта идея звучала так: «я буду представлять вас и ваши нужды, как президент» (пример — твит от 29 февраля 2016). Следующим шагом, Трамп реализовал второй важный шаг: он сделал обещание правдоподобным. Он проводил демонстративные атаки и побеждал снова и снова.

Ориентируясь на белый рабочий класс (40% от населения страны), он погрузился в культурный шум, близкий этой группе: троллинг, целеустремленность, мачизм, помпезность, теории заговоров и так далее.

Другое инновационное средство, которое использовал Трамп — таргетированная политическая реклама, копирующая технологии появившейся чуть раньше таргетированной коммерческой рекламы.

В России

В Российской Федерации на данный момент уже существует восстание с открытым кодом, направленное против очередного местного диктатора. Благодаря множеству партизанских атак, сложилось правдоподобное обещание, которое можно сформулировать так: «мы можем наносить удары и поражать цели». В рамках этого проекта, объединяются группы с крайне отличающимися идеологиями: националисты, демократы и анархисты работают бок-о-бок.

Возникают роевые, много-очаговые протесты по самым разным локальным поводам, которые вовлекают аполитичных и даже лоялистски настроенных людей, формируют новые пулы активистов, а еще содержат в себе потенциал резкого взрывного расширения. Встречаясь с роением протестов, противник вынужден рассеивать усилия. Протестующие копируют и совершенствуют отдельные виды акций и способы организации.

Однако, этого недостаточно. Обобщить и усилить множество протестных поводов могла бы позитивная идея, предлагающая минималистичный образ «Прекрасной России Будущего».

Наша задача в этой ситуации — провести сдвиг правдоподобного обещания так чтобы оно еще в большей степени стало выражать цели участников. А также расширить его на большее число групп.

Существует множество других примеров восстания с открытым кодом: протесты в Гонконге, Оккупай, альтрайты, анти-трамповское движение, отдельные операции различных государств. Перечислять их все в этой заметке не имеет смысла.

Приложение

Критика теоретических подходов к описанию новых методов в конце 20-21 вв, на основании новейшего практического опыта:

  • Идеологические vs. оперативные цели. Ас-Сури/Бим/Че Гевара предполагали некоторый уровень мотивационной и методологической чистоты, которая сохраняется в децентрализованной организации без индоктринации от формальной иерархии. В реальности это не происходит, так как все войны, как и политика, локальны. Децентрализованные войны гипер-локальны. Движения с открытым кодом охватывают это многообразие и устанавливают цели, которые обычно просты, приемлимы для большинства, и оперативны (лучше всего описать это как правдоподобное обещание, например: «мы можем победить США в Ираке»). Такая цель, без идеологического багажа, позволяет широкому диапазону групп с разнообразными мотивациями и бэкграундом, присоединяться к проекту. Далее, коммуникации с помощью открытых средств (медиа / Интернет) доступны для всех участников. Это не единственная провинция или идеологическая система
  • Изоляция vs. комплексные перекрестные взаимодействия. Другое предположение ас-Сури — что каждая группа должна быть полностью независима от движения. Движения с открытым кодом, наоборот, позволяют широкое разнообразие перекрестных связей, чтобы быстро распространять методологические обновления. Они даже допускают создание микро-рынков, чтобы собирать операции движения через экономические взаимодействия
  • Спонсируемое повстанчество vs. жизнеспособная экономика восстания. Наконец, ас-Сури оставляет роль финансирования восстания операциям специальных групп и случайным инвестициям от бродячих капиталистов насилия основной организации. Движения с открытым кодом не настолько хрупки. Они легко вливаются или выходят из различных видов экономической активности и включаются в союзы с криминальными предпринимателями (нелегальные нефтяники, контрабандисты наркотиков и т.д.). Это позволяет им не только обеспечивать все свои текущие нужды, но и расширять операции

___________________

[1] Ранняя форма алгоритма — тактика «пропаганды действием». Теория «пропаганды действием» применялась в основном к боевым (террористическим в старом смысле) методам. Частный случай, для которого работает эта технология, рассматривался как единственный — просто потому что был первым.

Кропоткин упоминал в своих текстах «бунтовской дух» небольшой группы людей, который способен вызвать восстание.

Косвенно связанные понятия: эффект эха, теория разбитых окон, стигмергия.

[2] Простая цель — не только средство компромисса, это еще и радикальный инструмент, который больше всего подходит анархистам.

Минималистичная идея позволяет происходить эволюции различных способов толковать и применять главную идею к частным случаям. Там, где эволюции не происходит, идея накапливает ошибки и устаревшие подходы. Там, где идея сумела спровоцировать конкурентную кооперацию разных подходов в рамках единой цели, она становится все совершеннее с течением времени.

Практическая демонстрация — это спор наглядными средствами. Демонстрация позволяет остановить бесконечную редукцию смыслов, и провести под идейными рассуждениями черту. Социальные сети больше учатся на демонстрациях, чем на идеях.

Короткая идея работает лучше, чем подробная. Практическая демонстрация работает лучше, чем словесная идея. А также: идеологические инновации с большим числом разных авторов, вероятно, вызывают к жизни более демократические режимы общественного устройства.

[3] Поражение инфраструктуры вредит экономике таким образом, что это провоцирует появление новых партизанских групп. Люди сдвигаются от доминирующих лояльностей (государству) — к первичным лояльностям (племенные, групповые), чтобы выжить. Группы, переключившиеся на первичные лояльности, будут участвовать в конфликте (или как герильерос, или как парамилитарес которые поддерживают правительство). Взаимодействия этих групп, особенно в наихудших крайних формах, создают полезную для процесса динамику.

В итоге, она поощряет становление микро-экономики (базара) партизанских фрилансеров, что ведет к появлению большого пула специалистов, которые могут быть использованы в масштабных операциях (транснациональная преступность — хороший источник для их финансирования). Конечно, разрушение критической инфраструктуры — табу для анархистов; нам необходимо найти другие устойчивые динамики, отличные от динамик традиционного 4GW конфликта и ведущие к укреплению локальных сообществ, экономик и кооперации в пику централизованным системам. Источник сил нашего проекта — общий тренд к децентрализации и кооперативным взаимодействиям малых сообществ.

Ключевые слова для поиска: SPIN (Segmented Polycentric Integrated Networks), leaderless resistance, dark networks, covert network analysis, open source resistance, open source jihad, flock of birds + Anonymous, зонтичные организации, аффинити-группы, автономные группы, молекулярное сопротивление Поремского, безлидерное сопротивление + Симсон Гарфинкель, Луис Бим

Канал: @AnarchyPlus

Источник тут

Ремикс материалов блога https://globalguerrillas.typepad.com

попередня статтяТом Купер. Війна в Україні 17-18 травня 2022 
наступна статтяЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА 

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я