Домой Текущие новости Спецпроект «Банды Донбасса». Глава 5. «Народная милиция», «совместные патрули» и неудобные темы...

Спецпроект «Банды Донбасса». Глава 5. «Народная милиция», «совместные патрули» и неудобные темы реинтеграции

143

Несмотря на примирительную риторику, доминирующую сегодня в украинском медиа-поле, война никуда не исчезала и не исчезает. LB.ua продолжает спецпроект о ее творцах: российских кураторах оккупированных территорий востока Украины, подконтрольных им объединениях и организациях. Мы также попробуем проанализировать популярные мифы вокруг перспектив реинтеграции и опытов других стран, проходивших через войну и оккупацию их территорий.

Из боевиков в «местные жители»

Возврат к идее о совместных патрулях на территории ОРДЛОв исполнении представителей действующей украинской власти вскрыл целый комплекс проблем. Выяснилось, что предлагающие эти концепции готовы изучать какие угодно опыты и модели, помимо реальной ситуации на оккупированных территориях, собственно украинских законов, являющихся логическим продолжением Минских соглашений, и действий РФ по организации и реорганизации оккупационных формирований.

Но начнем с самого начала. По тексту все тех же Минских соглашений (Минского протокола и Комплекса мер по выполнению Минских соглашений) на Украину возлагается обязательство по амнистии «участников событий в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» и создание некой «народной милиции», чьи усилия будут направлены на «поддержание общественного порядка в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Это же закреплено в украинском Законе «Об особом порядке местного самоуправления в ОРДЛО», продлеваемом Верховной Радой каждый год: государство гарантирует невозможность уголовного и административного преследования и наказания лиц-участников событий в ОРДЛО, а также создание «народной милиции», которая должна образовываться из числа «граждан Украины, постоянно проживающих в соответствующих населенных пунктах ОРДЛО».

Казалось бы, до сих пор не произошло никакой катастрофы, ведь украинские официальные лица последовательно и справедливо утверждали, что двигаться с практической реализацией этих пунктов Минских соглашений и этого закона невозможно до тех пор, пока не удовлетворены требования блока безопасности. Ведь очевидно, что для того, чтобы получить какую-то местную власть, чьим решением и должна образовываться отряды «народной милиции» на ныне оккупированных территориях, необходимо устойчивое прекращение огня, деоккупация ОРДЛО, разоружение и расформирование НВФ.

Но, как показала украинская действительность, это очевидно далеко не всем: приближенные к Зеленскому бредят идеей проведения «местных выборов по всей территории Украины осенью 2020 года«, откуда попытки снова и снова «предлагать компромисс» и «договариваться где-то посредине». Судя по всему, Зеленский по-прежнему свято верит лишь в рейтинг, для удержания которого (в понимании его близкого окружения) все средства хороши, и что заполнив все уровни власти своими сторонниками, он получит полный контроль над ситуацией.

Фото: president.com.ua

А теперь попробуем сопоставить это с тем, как в РФ понимают Минские соглашения и какие их составляющие ставят в центр любых переговоров: это политическая часть – т.е. выборы и изменения в украинскую Конституцию, связанные с «особым статусом», действующим на постоянной основе, выписывание контуров амнистии таким образом, чтобы это была не амнистия, а прощение, и – это одна из самых главных и самых показательных формулировок – «трансформация силовой компоненты». Этим словосочетанием в РФ принято стыдливо заменять пункт и требование о выводе иностранных вооруженных групп, и роспуске НВФ. А что до иностранных единиц – в РФ под ними понимают мифических «инструкторов НАТО» и «наемников из Франции», но никак не собственные силовые структуры и вооруженные силы, которыми попросту наводнены оккупированные территории Донецкой и Луганской областей.

Трансформация силовой компоненты по-русски – это легализация боевиков и отдельных российских военных специалистов в качестве «местных жителей», которых необходимо амнистировать. Но и сама РФ, не теряя времени, приступила к этой трансформации, причем начала делать это достаточно давно и в свойственной себе манере выворачивания всех возможных и невозможных смыслов наизнанку.

«Невоенная армия» или «народная милиция» сегодня

Ни для кого не секрет, что управление и руководство НВФ, которые принято именовать «армейскими корпусами» ОРДЛО, осуществляется непосредственно из Южного военного округа РФ. Должности от командира роты и выше занимаются, собственно, российскими «отпускниками», так как никакого доверия к местному населению оккупационные силы не питают – ведь предательство никогда не бывает разовой акцией.

С паспортизацией жителей оккупированных территорий ситуация значительно усложнилась: теперь и российские офицеры, и местные «восставшие шахтеры» имеют одинаковый набор документов, удостоверяющих личность – псевдореспубликанские и российские. Прибавим к этому сообщения источников из ОРДЛО о том, что в самом начале выдачи паспортов РФ на оккупированных территориях Донбасса, первыми потребовали получить паспорта именно от «силовиков». При этом взамен настоятельно просили сдать украинские документы в местное «МВД» – якобы «на хранение». И никакие отговорки вроде «сжег в порыве любви к народной республике», «потерял в бою» командованием всерьез не рассматривались.

Фото: EPA/UPG

Но это — сущностное наполнение явления так называемых «АК-1» и «АК-2». Называть все это российская сторона предпочитает совсем по-другому.

Для внутренне-пропагандистского потребителя эти бандформирования именуются и «защитниками Новороссии», «воинами Донбасса», «военнослужащими республик» и еще множеством донельзя трескучих слов. Но в «документах» псевдореспублик оба «военных ведомства» именуются… «народными милициями». Для «оборонного ведомства» оккупированных территорий Луганской области это название было принято еще в самом начале конфликта, а вот с ОРДО все строилось куда сложнее.

Еще до недавних пор в так называемой ДНР существовало «министерство обороны». Но после ликвидации Захарченко в 2018 году «указом» тогда еще врио «председателя совета министров» Пушилина все упоминания об этом «министерстве» были вымараны из «законов молодой демократии». Взамен им пришла типично русская неуклюжая формулировка «республиканский орган исполнительной власти, реализующий государственную политику в сфере обороны».

Такой структурой позже определили «управление народной милиции ДНР». Формально его возглавляет Денис Синенков, местный персонаж, глядя на которого не приходится сомневаться в полном отсутствии даже следов интеллекта на его лице. Но сейчас, на фоне перестановок в Администрации президента РФ, в «торжествах» оккупационных властей в честь Дебальцевской трагедии, от так называемой «ДНР» принимает участие именно он, а не Денис Пушилин, обязанный своей должностью лично Владиславу Суркову.

На первый взгляд, кажется, что это какая-то информация едва ли не из жизни насекомых: марионеточные «республики», не менее игрушечные указы и страсти вокруг отставок и назначений.

Но эти формальности так или иначе будут использоваться в переговорах собственно Российской Федерацией и ее представителями. «Трансформировать силовую компоненту» нас упорно будут просить через легализацию уже существующих в ОРДЛО «народных милиций».

Играют на руку противнику и бесконечные попытки украинских «голубей мира» рассказывать о том, что «мы должны простить тех, кто взял в руки оружие, но не убивал», «амнистию дают победители», «это внесет разлад в боевой настрой врага».

Так называемая 'народная милиция ДНР'
Фото: replyua.net.

На первый взгляд, кажется, что это какая-то информация едва ли не из жизни насекомых: марионеточные «республики», не менее игрушечные указы и страсти вокруг отставок и назначений.

Но эти формальности так или иначе будут использоваться в переговорах собственно Российской Федерацией и ее представителями. «Трансформировать силовую компоненту» нас упорно будут просить через легализацию уже существующих в ОРДЛО «народных милиций».

Играют на руку противнику и бесконечные попытки украинских «голубей мира» рассказывать о том, что «мы должны простить тех, кто взял в руки оружие, но не убивал», «амнистию дают победители», «это внесет разлад в боевой настрой врага».

Так называемая 'народная милиция ДНР'
Фото: replyua.net.
Так называемая ‘народная милиция ДНР’

Прибавим к этому прецеденты, когда граждане РФ, состоявшие в рядах так называемых «народных милиций», пытались за серьезные взятки разжиться украинскими документами. Да, эти прецеденты пресекались украинскими спецслужбами, но сегодня мы абсолютно не гарантированы от их повторений.

***

Так о каких «совместных патрулях» идет речь? Совместных патрулях с кадровыми российскими военными, у которых на руках может быть и три комплекта документов?

Украине критически важно выписать амнистию таким образом, чтобы преступники, выступавшие против украинского суверенитета, не оказались «людьми, которые просто заблуждались» и претендентами на получение тех же прав, что и граждане Украины, не вступавшие ни в какие преступные структуры. Для тех из них, кто «просто заблуждался» и уверен в том, что не совершал военных преступлений, существует прекрасный шанс на амнистию уже сегодня – через программу СБУ «Тебя ждут дома»

А действующему украинскому руководству стоит еще раз задуматься о том, с чем именно они заигрывают, предлагая «мириться прямо сейчас». Мириться с теми, кто не отказывается от намерений нас уничтожить. 

Мария Кучеренко

Мария Кучеренко, аналитик

Источник: Левый берег, Lb.ua

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь