Домой Стратегия Солидарность как проблема

Солидарность как проблема

13

Солидарность относится к трём основным принципам, из которых исходят авторы Koine.Community. Мы — здесь именно тот случай, когда, уверен, можно говорить не только от своего имени — отвергаем групповой эгоизм и утверждение партикулярных групп за счёт других групп; мы исповедуем универсалистскую солидарность. Это регулятивный принцип, которым следует руководствоваться в поступках и который должен лежать в основе политических программ, достойных поддержки.

Ещё раз: речь идёт о принципе. Это значит, что мы руководствуемся им в конечном счёте. В реальной жизни приходится сталкиваться со множеством дилемм, когда на деле солидарность с одними группами оказывается сильнее солидарности с другими группами или даже исключает её. Наиболее типичные ограничения, представляющие объективную проблему для реализации принципа универсалистской солидарности, — это дефицит времени, дефицит средств и конфликт потребностей разных групп. Именно конфликт потребностей стал предметом моих размышлений в свете нового глобального всплеска демонстрации солидарности с угнетёнными.

Акции солидарности с жертвами полицейского насилия, охватившие весь мир (включая Украину с её особым контекстом), поначалу удивили меня тем, что такая солидарность в условиях эпидемии означает десолидаризацию с группами риска — прежде всего, людьми пожилого возраста и людьми с хроническими заболеваниями. Всё было бы просто, если бы дело было только в персональных рисках, но дело не в них. Каждое участие в массовом собрании создает дополнительные опасности для целого сообщества: во-первых, большее количество заражённых увеличивает вероятность заражения для всех остальных людей, которые далеко не всегда готовы принять этот риск; во-вторых, после преодоления некоего порога часть людей не сможет получить медицинскую помощь из-за нехватки как мест в больницах, так и медицинского персонала.

Это пример ситуации, в которой реализация личных прав и свобод может представлять существенную опасность для прав и свобод других людей, вплоть до права на жизнь. Поэтому простой логики «считаю это важным, а потому протестую» здесь недостаточно. Важно подчеркнуть, что речь идёт именно об индивидуальном решении об участии или неучастии исходя из принципа универсалистской солидарности, а не о соблюдении установленных государством правил карантина. Сама проблема существует независимо от его наличия или отсутствия, от мягких или жёстких правил; более того, в ситуации, когда сам государственный аппарат воспринимается протестующими как враждебный, чрезмерные апелляции к правилам карантина могут быть контрпродуктивными.

В случае протестов в США дополнительный парадокс состоит в том, что именно «чёрное население» — главный адресат солидарности протестующих — в большей степени подвержено не только полицейскому насилию, но и эпидемии. То есть при наличии побочных последствий массовых протестов в виде более высоких заболеваемости и смертности именно часть этой группы пострадает больше всего. Почему же протестующие, политические взгляды которых основываются на принципе универсалистской солидарности или, по крайней мере, не противоречат ему, не принимают во внимание интересы подверженной рискам группы? Или же всё-таки принимают — и имеют на то рациональные основания?

Я отвергаю «эмоции» и отсутствие рефлексии как потенциальный ответ на этот вопрос — слишком глубоко укоренено моё убеждение в том, что люди гораздо более рациональны, чем принято считать. Поэтому я поначалу предположил, что причиной является некоторый дефицит внимания: когда мы тематизируем определённую совокупность проблем и пытаемся решить их, мы не можем удержать в поле зрения все остальные проблемы, даже если решение тематизированных проблем будет существенно влиять на нетематизированные. То же самое можно сказать и о действиях из побуждений солидарности с теми или иными группами.

Однако, похоже, всё значительно сложнее. По крайней мере для части протестующих это рациональный выбор, который принимает во внимание все описанные обстоятельства. Вот, например, в этом репортаже Vice News молодой участник говорит о том, что он осознаёт нарушение дистанции во время протестов; что протест более важен, чем её соблюдение; что его мать тяжело переболела COVID-19 месяц назад; что большинство умерших от болезни представляют чёрное и латиноамериканское население; что представители этих групп чаще работают на критически важных для инфраструктуры работах, а потому сильнее подвержены риску; что все эти обстоятельства связаны между собой. По сути, он говорит о борьбе за такое положение вещей, где все эти риски не будут уделом группы угнетённых, к которой относится он, пусть даже прямо сейчас факт борьбы может усилить эти риски.

Вывода из этой иллюстрации не будет. Как человек, находящийся в сравнительно привилегированном положении, я воздержусь от дальнейшего этического комментария и от продолжения спекуляций об эвристике солидарностей со стороны протестующих. Лучше подождать эмпирических наблюдений социологов.

Автор: Алексей Ведров

Источник: koine.community

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь