Домой Топ Новости «Сбрось Дональда с поезда». Почему трампизму и Республиканской партии дальше не по...

«Сбрось Дональда с поезда». Почему трампизму и Республиканской партии дальше не по пути

350

В последнее время многие эксперты задаются вопросом: как переживет Республиканская партия США исход Дональда Трампа из Белого Дома?

Некоторые обозреватели считают, что республиканцы восстановят единство и Трамп имеет шансы снова поучаствовать в выборах президента США в 2024 году. По их мнению, он нужен партии для реванша. То же самое говорят и некоторые радикальные левые демократы. Они же считают, что Республиканская партия за годы правления Трампа сильно «поправела» и не в состоянии избавиться от трампизма как политического тренда. 

Однако, если мы проанализируем события, происходящие в самом движении поддержки Трампа и в среде республиканских клубов (куда входят местные политики – члены партии), то мы увидим несколько иную картину. 

Для начала подчеркнем, что «предательство» вице-президента США Майка Пенса, публичный отход от Трампа видных республиканцев в Сенате, отставки из администрации 3 министров, демарши губернаторов «красных» (цвет республиканцев) штатов – это, конечно, еще не раскол партии. 

Тот же Пенс или госсекретарь штата Джорджия Брэд Раффенспергер отказывали Трампу в откровенных антизаконных действиях, которые он от них требовал. Далеко не каждый политик-республиканец готов тонуть вместе с Трампом в бесперспективной игре в «пересмотр» результатов выборов. 

Для традиционных консерваторов, связанных годами отношений с республиканцами, сам Трамп был «инородным» телом в партии. Но они его терпели. Он давал им электоральные результаты и относительно неплохие рейтинги. 

Как пишет Telegram-канал «One Big Union», все эти годы олдовые республиканцы продолжали говорить, что не нужно воспринимать слова Трампа буквально. После выборов многие из них говорили, что его «отказ признать результаты это совсем не серьезно», либо отказывались признать Байдена победителем. 

«У него есть право оспаривать результаты в судах» (даже если нет доказательств), «они поставят точку», говорил лидер республиканцев в Сенате Макконелл. Но даже когда все возможные суды отклонили их требования отменить результаты выборов, многие республиканцы отказывались признать очевидное и упирались до конца. 

Но после 6 января плотину прорвало. Трамп переполнил чашу терпения даже откровенных фашиствующих консерваторов. Он стал опасно токсичен для республиканского истеблишмента. 

Близость к Трампом после 20 января будет значить «исключение из клуба». А этого, как бы не жалели республиканцы реванша, партия себе позволить не может.

Да, сенаторы-республиканцы не соглашаются добивать Трампа импичментом. Этот путь значил бы перекладывание ответственности за неконституционные действия президента на всех них, как правящую партию. И это далеко не репутационные риски, а перспектива участия в судебных разбирательствах. 

Уже сегодня демократы поднимают идею применения ч. 3 14-й поправки к Конституции, которая запрещает занимать выборные должности тем, кто находясь на должности, участвовал в мятеже, помогал или оказывал поддержку мятежникам. А именно это обвинение звучит в отношении самого Трампа.

Кстати, данное положение было принято, чтобы лишить пассивного избирательного права политиков мятежной Конфедерации в ХIХ веке. Позже многие из них были амнистированы, а после Гражданской войны это положение применялось только один раз в 1919 году в отношении конгрессмена-социалиста Виктора Бергера, осужденного за антивоенную пропаганду.

Но не только страх лишится своего аккаунта в Twitter или Facebook, или перспектива судебного преследования движет сегодня большинством республиканцев, уходящих от Трампа. Главной причиной является идейно-политическое размежевание. 

С приходом Трампа в Республиканскую партию, GOP существенно «поправела», в ней начали играть заметную роль палеоконсерваторы типа братьев Кохов или Стива Бэннона. Партию захлестнула волна альтер-райтов, разного рода сторонников конспирологических теорий, белых нацистов и прочего токсичного элемента. 

Естественно, они не стали ключевыми деятелями партии, не становились губернаторами или сенаторами. Но эта публика создавала явно некомфортную среду для республиканского истеблишмента в избирательных комитетах. Партия была вынуждена заигрывать с этой средой. Штаб Трампа требовал от GOP терпеть «гордых ребят» на своих партийных мероприятиях, откровенно заигрывал с белыми расистами. 

С одной стороны это можно понять. Трамп победил на президентских выборах в значительной мере из-за того, что стал голосом недовольных навязчивой толерантностью, проповедуемой левыми демократами. Эти идеи были с воодушевлением восприняты как рэднеками, городским белым рабочим классом, средним бизнесом, так и «глубинным Югом» США.

Но за одну каденцию президентства Трампу так и не удалось переформатировать республиканскую партию под новую повестку. Новая волна республиканцев трамповского призыва не доросла до ключевых позиций в партийной иерархии. 

Даже те конгрессмены и сенаторы, которые победили благодаря личной поддержке Трампа, сегодня предпочитают воздерживаться от демонстрации своей позиции или отмежёвываются от своего «патрона». 

Но вот тем, кто остался верными трампистами в Республиканской партии, самим становится вовсе не уютно. Дело в том, что движение в поддержку Трампа вне партийных клубов уже провело черту между собой и GOP. 

Они начали призывать к мести политикам-республиканцам «за измену и неспособность удержать власть для Трампа».

Наиболее показательными в этом смысле являются заявления одного из лидеров правых – Николаса Джозефа Фуэнтеса. Это американский ультраправый политический обозреватель и подкастер. Он был ютубером до того, как его канал навсегда был заблокирован в феврале 2020 году из-за нарушения политики ненависти YouTube.

Фуэнтес вдохновлял и подстрекал участников штурма Капитолия (потом он опровергал свое личное участие в штурме). Именно Фуэнтес одним из первых заявил, что «Республиканская партия должна быть уничтожена за измену Трампу».

Другая показательная история о том, как конгрессмены-республиканцы оперативно «переобулись» в воздухе и фактически «сдали» организаторов «марша MAGA» возле Капитолия. 

«One Big Union» описывает сюжет, когда организатор митинга в Вашингтоне 6 января Али Александр говорит, что ему активно помогали трое консервативных конгрессменов-республиканцев: Мо Брукс, Пол Госар и глава «Freedom Caucus» (фракция консерваторов-республиканцев) Энди Биггс. Сам Биггс уже утверждает, что не знает Александра. Госар и Брукс сделали вид, что речь не о них и высказываются в том смысле, что штурм затеяли «антифа».

Ассоциация республиканских генпрокуроров, которая была одним из организаторов митинга, теперь отрицает свое участие и критикует нападавших.

Естественно, что подобное поведение бывших союзников и, как бы, «своих» вызывает не просто разочарование, а желание наказать изменников. Радикалы не видят своего будущего в формате республиканцев.

Идея создания «третьей партии» – Патриотической партии, партии Трампа – более чем тренд в среде трампистов. На консервативных активистких форумах, в клерикальных кругах, в Telegram-чатах QAnon и прочих протрампистких группах ведется дискуссия о практических мерах по создании партии.

В окружении самого Трампа эту идею пока не комментируют. Некоторые фронтмены его штаба, такие как Трамп–младший, Руди Джулиани и прочие, не отрицают подобного, но и не подтверждают готовность Трампа разорвать отношения с Республиканской партией. 

Но даже протрамповские обозреватели соглашаются с тем, что удержать лидерство в GOP Трамп не сможет и партия его рано или поздно (а скорее рано) просто «сбросит Дональда с поезда». 

Потом республиканцам придется решить вопрос лидерства и найти достойную замену Трампу, в плане рейтингов и электорального ресурса. Это сложно и больно, но возможно. 

За год из GOP закончится исход твердых трампистов. Не исключено, что республиканцы потеряют пару тройку сенаторов или конгрессменов. 

Официальный же раскол Республиканской партии вряд ли произойдет – там нечему раскалываться. Внутренняя партийная структура состоит не из партноменклатуры и франшиз, как в Украине. Там работают другие принципы рекрутинга, мобилизации и партийной идентичности. 

Традиционный консерватор, активист доброй старой GOPдо трамповского призыва, естественно будет вздыхать за Dixie flag и «белой Америкой», но не захочет терпеть в своем уютном клубе персонажей, верящих в рептилоидов и носящих свастику на груди. 

А вот для настоящих трампистов иного решения, как создавать собственную партию, просто нет. 

Идея «третьей партии» не нова. Большинство наших экспертов-американоведов отсылают нас, при разборе этой идеи, к опыту Прогрессивной партии начала ХХ века или Партии реформ с независимым кандидатом в президенты Россом Перо, Пэту Бьюкенену, «зеленому» Ральфу Нейдеру, который набрал 2,9 млн голосов (2,7%), отобрав их у демократа Альберта Гора и пр.

Однако, на мой взгляд при конструировании возможной будущей Патриотической партии Трампа следует обратить внимание на такие политпроекты в истории США, как Народная партия Игнатиуса Доннели (конец ХIХ в). 

В 1892 году он писал: «Мы стремимся вернуть руководство Республикой в руки «простых людей», класса, из которого она и возникла». 

Его поддержали такие деятели старого доброго Ку-клукс-клана, как Джеймс «Циклон» Дейвис из Техаса. Тогда партия наделала большого шума и повлияла на обе правящих партии. Или стоит внимательно присмотреться к идеям и практикам популиста Джорджа Уоллеса в 1960-х гг. Он, кстати, начинал как демократ с расистскими взглядами.

И Доннели, и Уоллес сформировали повестку, которую услышал «глубинный Юг» США, который сегодня вышел за пределы своих традиционных штатов. При этом оба этих политика не акцентировали на «реванше Конфедерации» или «второй гражданской войне» (в отличии от нынешних американских альтеррайтов). 

Трампу в 2016 и в 2020 гг. удалось больше. Ему удалось собрать в один флакон разные недовольные сегменты американского расколотого общества. Под его знаменами собрались: от сепаратистов – до откровенных расистов; от религиозных групп цветных – до профсоюзов. 

В штурме Капитолия принимали участия как парни с футболками антисемитского содержания, так и ортодоксальные евреи. В 2016 году сам Трамп назвал такой пестрый фронт в свою поддержку «молчаливым большинством» (термин взят у Никсона), которое противостоит «группам с особенными интересами» и истеблишменту». Но в отличии от 2016 года, это «большинство» в 2021 году уже не молчит, хотя и отрублено от социальных сетей. 

В феврале 2000 года в авторской колонке в The New York TimesДональд Трамп обьяснил, что отказывается от претензий на президентство, потому что не считает Партию реформ (в которой он до того времени был) удобным для этого инструментом. 

Вопрос времени, когда Трамп напишет то же самое о Республиканской партии. 

Запомните этот текст, так и будет.

Виталий КУЛИК, политолог, директор Центра исследований проблем гражданского общества

Источник: Segodnya

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь