Домой Экономика Пат между Китаем и Россией

Пат между Китаем и Россией

476

Киев, 17 августа 2015 года (ПолитКом, Людмила ДОЛГОНОВСКАЯ). Западные санкции уже сильно отразились на экономике России. Попытка Владимира Путина представить перед саммитом «Большой Двадцатки» свой визит в Китай в мае прошлого года как «прорыв на Восток» откровенно не удалась. Анализ экономических отношений между Россией и Китаем свидетельствует о том, что ситуация складывается явно не в пользу Кремля.

Важно отметить, что Россия имеет огромный опыт торговли с Китаем – Кяхтинская торговля и выросший из нее Великий чайный путь работали более 200 лет и составляли одну из основ существования Сибири. Сегодня активно разрабатывается геополитическая стратегия «Один путь – один пояс» или «Экономический пояс Великого Шелкового пути». Суть ее в том, чтобы развивать трансконтинентальные транспортные маршруты из Китая в Европу, создавая вокруг них инфраструктуру и реализуя различные экономические проекты. При этом Китай воплощает несколько вариантов маршрутов, чтобы минимально зависеть от транзитных стран. Исходной точкой этого проекта является Казахстан как основная транзитная зона между Китаем и Европой. Короткие маршруты идут по следующим направлениям: Казахстан-Средняя Азия (в первую очередь Узбекистан и Туркменистан), Казахстан-Афганистан (через Узбекистан), Казахстан-Иран (через Туркменистан), Казахстан-Россия. Длинные маршруты также идут из Казахстана и включают больше стран: через казахстанский порт Актау в Баку и дальше в страны Закавказья, через Иран и Турцию в Европу, через российские порты на Балтийском море в Европу, через Россию и Беларусь в Европу.

Как видим, Россия, несмотря на приграничное положение, в списке стратегически важных транзитеров Китая не значится. Пекин успешно реализует альтернативные проекты. Недавний пример: 01 августа текущего года в город Актау прибыл первый пробный контейнерный поезд из Китая из города Шихэцзы, который потом на пароме отправится в Турцию через азербайджанский порт Алят.

На этом фоне Россия до сих пор не предложила целостной стратегии по взаимодействию с «Экономическим поясом Великого Шелкового пути». Как видно из соглашений, заключенных между Россией и Китаем в конце 2014 года, Москва ожидает от этого сотрудничества получить рынок сбыта для газа и нефти,  финансирование от китайских банков и инвестиционных фондов, построить часть транспортной инфраструктуры и промышленных производств в России с помощью Китая.

В этой ситуации Кремль со своей запоздалой реакцией на вызовы современности, серьезной коррупционной составляющей, отсутствием развитой инфраструктуры занимает проигрышные переговорные позиции. Китай ловко использует сложную экономическую ситуацию в России для возможности диктовать свои условия.

Анализ товарооборота между двумя странами свидетельствует об ухудшении торгового баланса и увеличении зависимости России от Китая. Товарооборот России с Китаем в 2014 году составил около 96 миллиардов долларов — это максимум товарооборота с другой страной, для сравнения товарооборот с Германией около 76 миллиардов долларов. Динамика ухудшения торгового баланса связана с падением цен на сырье, экспортируемое Россией.

Доля России в импорте и экспорте Китая не превышает 2,5%, что очень мало. Кардинально другая ситуация складывается для России. Во-первых, экспорт в Китай обычно не ниже 5%, а вообще уже составляет 7−8,5%. Во-вторых, доля Китая в импорте России составила в 2014 году уже 19%. При этом, если с 2001 по 2014 год доля Китая в экспорте РФ выросла с 6,5 до 8,5%, то доля в импорте выросла с 8 до 19%, то есть зависимость от Китая растет.

Сравнительный анализ данных по учету торговли в разных странах помогает выявить, насколько развита контрабанда. Данные по экспорту России в Китай различаются на 4−6 миллиардов долларов – в принципе, это в диапазоне 10−20%. С импортом в Россию все сложнее — до 2008 года китайские данные учитывали импорт в Россию больше, чем российские, что в принципе понятно. Но затем с 2008 по 2013 год включительно китайские данные оценивали импорт ниже, чем российские.

Экспертный анализ торговли между Китаем и Россией по группам товара, проведенный Маратом Шибутовым для regnum.ru, свидетельствует, что для российского экспорта в Китай ключевыми являются древесина, никель, рыба и морепродукты, а также руда. Объемы этого экспорта составляют больше 1 млрд. долл., а доля экспорта в Китай от 31 до 45%. Для Китая важны следующие группы российского экспорта – древесина, никель, рыба и морепродукты, удобрения. Их доля в китайском импорте составляет от 14 до 31%. В целом, для российского экспорта в Китай ключевыми являются 2 виды товара, поставляемых с Дальнего Востока (древесина, рыба и морепродукты) и 1 товар, производимый в Сибири (никель). А это, по мнению Марата Шибутова, значит, что только эти отрасли важны для Китая. Но Пекин может легко найти других импортеров этих товаров, а Москва кровно заинтересована сохранить китайские рынки сбыта для них.

Относительно китайского экспорта в Россию, то список товаров выглядит довольно длинным (всего 50 групп товаров). Это китайская обувь, одежда, электроника, мебель, осветительные приборы, изделия из пластмассы, керамики, алюминия, инструменты и другие товары народного потребления, что составляет большую часть российского импорта. И если для России эти объемы поставок закрывают до 100% импорта, то для Китая эти объемы критически малы – только 7 групп товаров превышают долю в 5% от общего экспорта.

Таким образом, невооруженным взглядом видно, что Россия гораздо более зависит от китайского импорта, чем от экспорта в Китай.

Важным показателем экономического взаимодействия двух стран являются инвестиции. И здесь ситуация выглядит еще плачевнее, чем в сфере торговли. По данным Банка России за 2007-2014 годы инвестиции из Китая в Россию составили 3,083 млрд. долл., а из России в Китай 0,276 млрд. долл. По данным Федеральной службы статистики объем накопленных инвестиций из Китая в Россию на конец 2013 года составил 31,13 млрд. долл., из которых 1,679 млрд. долл. прямые инвестиции, 15 млрд. долл. портфельные инвестиции, 30,436 млрд. долл. относятся к числу прочих инвестиций. Что же касается инвестиций из России, то Китай не вошел в десятку стран — основных получателей российских инвестиций. По данным Министерства коммерции Китая на конец 2013 года китайские прямые инвестиции в Россию составили в целом 7,661 млрд. долл., а инвестиции российских компаний в Китай составили 0,870 млрд. долл.

Экономический эксперт Марат Шибутов отмечает, что китайские данные намного ближе к реальности, чем российские данные Федеральной статистической службы и лишь частично совпадают с данными Банка России.

«Прямые инвестиции в Россию, – резюмирует эксперт, – у китайских компаний очень скромные, учитывая масштабы российской экономики — за исключением нефтяных и энергетических проектов особо и говорить не о чем пока». Главное, что на российском рынке китайские компании стали присутствовать только в нефтяном секторе и то только из-за масштабного кредита, который получила «Роснефть». Также не было активной работы китайских банков — все эти годы они не могли прийти на российский рынок даже через российские банки-посредники. «Насколько российские официальные структуры даже в приграничных с Китаем регионах не готовы к работе с иностранными инвесторами из Китая и Гонконга, уже стало притчей во языцех и источником анекдотов среди синологов», – отмечает Марат Шибутов.

Ну, а о российских инвестициях в Китай говорить как о чем-то серьезном вообще нельзя — за год россияне как физические лица вкладывают в недвижимость в Лондоне больше, чем в Китай в производственные проекты.

Также довольно важную долю экономических отношений составляет трудовая миграция, торговая деятельность индивидуальных предпринимателей и связанные с этим трансграничные операции физических лиц по переводу денег из одной страны в другую.

Переводы из России в Китай превышают переводы из Китая в России от 22 до 40 раз, что связано с разностью экономик, ассортиментом и ценами на товары. Они составляют примерно 2,5 млрд. долл. в год. В реальности это не так много и сравнимо с переводами в страны СНГ или даже меньше их. Если копнуть еще глубже, видно как увеличивается количество переводов от граждан России (с 2006 по 2014 в 3 раза) и падает количество переводов от граждан Китая (с 2006 по 2014 примерно в 3,3 раза). Также падает средняя сумма перевода — с 13 тысяч до 4,5 тысяч, а это значит, что все меньше в этом потоке переводов от торговцев и больше от обычных трудовых мигрантов и просто покупателей.

Марат Шибутов связывает эту тенденцию с развитием интернет-торговли — в июле 2014 года китайский сайт Aliexpress.com вошел в десятку наиболее популярных у россиян сайтов с ежемесячной аудиторией в 15,9 миллионов человек.

Отдельно следует сказать про количество китайцев в России, так как эта тема вызывает множество кривотолков. По данным переписи 2002 года их в России было 34 577 человек. Перепись 2010 года засвидетельствовала 28 943 человек.

По данным Федеральной службы статистики в период с 1997 по 2013 год включительно из Китая в Россию переехало 45 784 человека, а в период с 2003 по 2010 год (то есть в период между переписями) 6 503 человека. Фактически сильный миграционный поток больше 5000 человек в год наблюдался только в 1998 и 2011−2013 годах.

То есть практически, несмотря на приток мигрантов, количество китайцев в России уменьшается. Речь идет о том, что они или уезжают обратно или в другую страну, используя Россию как транзитную страну, или ассимилируются, выбирая при этом другую национальность.

Количество временно находящихся на территории России граждан КНР российские эксперты оценивают в 200−400 тысяч человек, причем зарегистрированных мигрантов максимальное количество было 281,7 тысяч человек в 2008 году. По мнению эксперта, их количество будет падать — в связи с разницей между курсом рубля и юаня в России не слишком выгодно работать. При этом увеличится число торговцев — китайцам в России выгодно покупать как люксовые западные товары, о которых скоро в России придется позабыть, так и собственно российские товары.

Подводя итоги, отметим, что Китай в настоящее время имеет свою стратегию по взаимодействию с Россией как напрямую через двусторонние соглашения, так и через Шанхайскую организацию сотрудничества. Эта стратегия является частью глобальной стратегии пятого поколения китайских руководителей «Экономический пояс Великого Шелкового пути» и поэтому в ней предусматриваются различные варианты — в том числе и тот, в котором России как участника проекта просто нет. В отличие от Китая у России нет стратегии по взаимодействию с Китаем. Попытки как-то использовать Китай против коллективного «Запада» на этом фоне выглядят наивно. Кроме того, европоцентризм российской элиты является настолько укорененным, что это перекрывает все экономические соображения (китайцы об этом прекрасно знают).

Китай находится в сильной переговорной позиции — Россия зависит от его импорта, хотя этот импорт для Китая не представляет особую ценность из-за небольших объемов. Российский экспорт не является жизненно важным для Китая (в отличие от поставок туркменского газа и казахстанского урана) и при желании его можно заменить. При этом Китай развивает транспортную инфраструктуру таким образом, чтобы не зависеть от поставок через Россию.

Экономические отношения России и Китая базируются преимущественно на торговле, а это непрочная база для сотрудничества – в зависимости от цен и различного рода регулирования объемы торговли могут в течение нескольких месяцев измениться очень быстро. Прямые долгосрочные инвестиции, совместные большие инфраструктурные проекты, создание созависимых производственно-энергетических цепочек создают гораздо более прочный фундамент.

Таким образом, с высокой степенью вероятности можно утверждать, что между Китаем и Россией сложилась патовая ситуация — Россия зависит от конкретных китайских предложений, Китай же выстраивает многовариантную схему, в которой Россия играет второстепенную роль.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь