Домой Стратегия От лозунга к действию

От лозунга к действию

9

В нескольких предыдущих колонках я указывал, что необходимо понимать из чего состоит повседневный мир условно усредненного человека на постсоветском пространстве. Так как люди не просто реагируют на новое знание, например политическую идею, а принимают интерпретируя, важен анализ множественных интерпретаций и «призма», через которую это происходит.

Это необходимо для того, чтобы предлагать разумные (для того, кому предлагают) варианты нового, либо комбинации уже имеющегося, знания иначе есть риск «продавать мясо вегетарианцам». Например, если речь идет о политическом проекте и продвижении входящих в него идей, то вопрос состоит в действенности и востребованности предлагаемого проекта здесь и сейчас, т.е., на современном этапе, в указанном регионе и обстановке, среди вполне конкретной общности. Но как понять, что будет воспринято и понято действенным и из-за этого станет востребованным, будет использоваться и передаваться?

В недавней колонке я разбирал варианты распространения знания и получились примерно следующие требования для наиболее целостной передачи знания:

  • концентрация внимания на новом знании;
  • значимый и авторитетный источник информации;
  • разные виды контента (в зависимости от передаваемого знания и аудитории распространения);
  • воспринимающий должен быть способен символически кодировать знание (упрощать либо усложнять для дальнейшей передачи);
  • знание должно быть понятным и функционально ценным (готовым к использованию, либо открывающем путь к получению нового полезного знания);
  • совпадение мотивов, понимания применимости и последствий от применения у всех (хотя бы большинства) участников “трансляции”;
  • должна быть конкретная необходимость, приводящая к выразимому и осязаемому, понятному и практически применимому последствию.

То есть, когда знание понятно, а результаты его применения практически достижимы и приводят к желаемой ситуации, его будут передавать с большей вероятностью. Конечно, возможно произвольное комбинирование идей, составляющих знание — человек сам решает в какой последовательности комбинировать разные части знания.

-ads-

Так же, среди передаваемого знания существует огромное количество смысловых «наслоений», передающихся из поколения в поколение и истинных самих по себе, что-то что само собой разумеющееся, очевидное. Их степень важности для конкретного человека различная, но объединяет одно — со временем они становятся «кирпичиками» повседневной реальности человека. И, что самое важное, они участвуют в построении аргументации индивидом при отстаивании своих убеждений. Следовательно, необходимо понимать пределы того, что может быть воспринято, как и саму природу нашего знания о чем-то. А так же, откуда человек черпает информацию о мире и что для него достоверно.

Почему важно изучать очевидное? Специфика сегодняшнего дня состоит в том, что идеи привносится в публичное пространство с помощью «хайпа», но как только ажиотаж спадает, то группа их поддержки рассеется. А пока группа существовала, из-за эмоциональности «хайпа», смыслы обобщенные идеей не были поняты и восприняты. Идея или ее элементы быстро забываются.

Во время экзистенциального кризиса (например, конфликта), рациональная аргументация быстро иссякает, а то и вовсе не применяется из-за излишне эмоционального характера ситуации. Основой аргументации при отстаивании свей правоты, а так же мотивацией для действия, становится то, в чем человек не сомневается, на 100% уверен и, что для него очевидно. В момент переживания ужаса (а это может быть что угодно, от военного конфликта, до драки за последние товар со скидкой в магазине), причинно-следственные связи, как правило, не устанавливаются, а из множества доступного знания выбирается очевидное. Откуда оно берется?

В условиях постсоветских государств, пожалуй, стоит просматривать опыт Ленинская монументальной пропаганды, в особенности понимать, что такое коэффициент идеологической плотности. Конечно, Вам может показаться, что это уже неактуально. В таком случае рекомендую вспомнить про таргетинг и контекстную рекламу, особенно в избирательных кампаниях. А также о том, что сегодня виртуальное пространство куда более «монументально», чем обыденная жизнь (если вообще можно отделить одно от другого без ощутимых потерь).

Лозунг — короткий тезис, который несложно понять, интерпретировать, запомнить и затем воспроизвести, предлагающий действие (несет функциональную ценность), определяющий принадлежность к группе, своего рода маркер, отражающий «преломление» господствующих означающих. Простейшие тезисы, которые индивид не забудет в момент кризиса, но к которым обратиться, представляют собой частичное знание, ухваченное в публичном пространстве.

Так же это своего рода «направляющая подсказка», заранее предполагающая определенный объем знания, которое индивид воспринимает и компонует. Т.е., лозунг ограничивает объем знания, уменьшает возможности компоновки и тем самым, приводит множественные интерпретации к ожидаемым (возможным с большей вероятностью) результатам. По сути, становится обобщающе-собирательным образом знания с ожидаемым результатом.

Когда человека «ведёт» (предписывает действия) «бог», «коммунизм», «невидимая рука рынка» и т.д., значит «рынок» (как лозунг) присутствует в мире (визии реальности индивида) как активно действующая мобилизирующая сила, предписывающая должное поведение. Тем самым у человека, при условии, что он понял ценность и воспринял знание, происходит ассоциация себя с чём-то большим, чем он сам.

Эффективность умозрительно возрастает, но, как и в примере с ласточкой это показывает, что подчас огромная масса людей своими действиями «поддерживает повседневную реальность» и свое чувство экзистенциальной безопасности, при этом абсолютно ни на что не влияют в действительности. Со временем, без обновления с учетом текущих реалий, функциональная ценность знания будет снижаться, вплоть до потери актуальности, что приведет к остановке цепочки понимания, усвоения и воспроизведения. Следовательно, новые поколения не будут заинтересованы в передачи через коллективную память, а первоначально обобщаемое знание будет утеряно, как и действие, которое должна вызывать интерпретация — останется только фраза, которая есть ничто.

Владимир ГУРЖИ, политический философ

Источник: Koine


Картина: “Скачет красная конница” Казимира Малевича (1932; источник).

Предыдущая статьяВ ряду переходных эпох (эскиз темы)
Следующая статьяКафка против бюрократии. Отрывок из «Любителя» Энди Мерифилда

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь