Домой Стратегия Осетинский цугцванг

Осетинский цугцванг

307

Олег Фесенко,

эксперт Центра исследований проблем гражданского общества

Первый в новейшей истории визит главы РФ Д.Медведева в Южную Осетию состоялся как символический ход доверия и неизменности позиций Москвы в отношении своих сателлитов. Помимо выполнения ряда взятых на себя обязательств о восстановлении разрушенной инфраструктуры и частного жилья после событий августовской войны, Д.Медведев посетил расположение российской военной базы в Цхинвале.

Характерно, что Абхазия и ЮО стали в один ряд с Турецкой Республикой Северный Кипр, получившей гарантии признания со стороны только одного матричного государства, и оставшиеся в подвешенном состоянии «полупризнанных» республик. Более того, не последовало шагов со стороны союзников РФ на постсоветском пространстве – Беларуси и Армении – усмотревших в признании автономий интересы своего политического торга с Москвой. Фактически идет ручное управление автономиями со стороны РФ. Взамен «частичной суверенизации» Приднестровья, Южной Осетии, Абхазии и Нагорного Карабаха Кремль попытался приблизить их статус к формулировке «частично признанных».

Визит Президента РФ Д.Медведева в Цхинвал стал знаковым в контексте неизменности позиции Кремля в отношении независимости республик. Политика Москвы идет вразрез с интересами Тбилиси, которых всячески поддерживают мировые и европейский институты власти – ООН, ОБСЕ, ЕС – рассматривающие инициативу Кремля по признанию автономий нарушением территориальной целостности Грузии и попранием норм международного права. Тбилиси по-прежнему заявляет, что все действия Москвы по отношению к Абхазии и Южной Осетии являются «нарушением международного права» и видят переговорный процесс в «урезанном» формате, настаивая на присутствии Абхазии и ЮО только в неформальных встречах, а не как полноценных субъектов переговорного процесса.

Нынешний визит Д.Медведева в ЮО стал рекогносцировкой на местности после недавних парламентских выборов, которые подтвердили диагноз на крепость действующей власти во главе с главой ЮО Э.Кокойты. Напомним, что в РЮО 31 мая состоялись первые со времени августовской войны парламентские выборы, которые ознаменовались победой правящей партии «Единство», набравшей 46% голосов. Если рассматривать прошедшие парламентские выборы то окажется несомненным, что прошла репетиция предстоящих президентских выборов в РЮО, которые состоятся в 2011 году.

Очевидно, во временном промежутке визита читается поддержка курса на достижение независимости, признания на международной арене в качестве полноценного субъекта международного права и карт-бланш для действующей власти во главе с Э.Кокойты, который при всех политических раскладах наиболее удобная фигура для Москвы. Политика Москвы в отношении автономий имеет вектор полноценного признания на международном уровне и отмечена введением независимых республик на правах полноправных участников международных переговоров, которые блокируются на переговорных процессах европейскими институтами как часть территории другого государства.

По различным источникам, первый визит главы российского государства в непризнанную мировым сообществом республику стал в какой-то степени оценочным, так как маховик признания республики давно запущен в действие, а гуманитарные и экономические интересы ЮО целиком лежат в орбите интересов РФ. На встрече Д.Медведева с Э.Кокойты прозвучали нотки совместного восстановления республики после августовских событий о том, «что нужно сделать, и в чем первая необходимость». По различным данным, от 70 до 80 процентов населения ЮО имеют российские паспорта, а, следовательно, являются гражданами России, и локальный конфликт с Тбилиси стал предметным олицетворением защиты интересов российских граждан, проживающих на территории Южной Осетии. При различных сценариях открытая поддержка со стороны России в «локальной войне» с Грузией стала перезагрузкой формата урегулирования и внедрения политики «открытых» дверей по частичной легитимизации Абхазии и ЮО как полноценных субъектов международного права. Москва в дальнейшем попытается минимизировать участие иностранных миротворческих сил и международного полицейского присутствия в Абхазии и Южной Осетии, замыкая на себя функции обеспечения безопасности в зоне конфликта.

Учитываю победоносную миссию Москвы на Южном Кавказе («локальная война» в Южной Осетии), Кремль при нынешнем раскладе имеет больше рычагов по управлению конфликтами в регионе, чем представители международных организаций ООН и ОБСЕ. Имея в рукаве запас уверенности после признания Косово, Россия объективно помогает себе обращать интернационализацию кавказских политических процессов, балансируя между защитой своих национальных интересов и граждан республик. Российские рычаги влияния в зоне вооруженных конфликтов окажутся более весомыми, нежели западные, ввиду большей «вчувствованности» в ландшафт урегулирования конфликтов на Южном Кавказе. По сути, Москва взяла под протекцию свои сателлиты, укрепляя плацдарм безопасности в качестве форпоста своих интересов на Южном Кавказе.

Согласно Женевским договоренностям в июне истек мандат миротворческой миссии ООН в Абхазии, а также миссии ОБСЕ в ЮО. Россия наложила вето на проект резолюции Совбеза ООН о техническом продлении мандата миссии наблюдателей в зоне грузино-абхазского конфликта, таким образом, заблокировав присутствие международных миротворцев на территории республик. Статус наблюдателей в зоне вооруженных конфликтов переходит к ЕС (полноценная замена миротворческой миссий по линии ООН в Абхазии, и ОБСЕ в ЮО) но с существенными оговорками — патрулирование абхазской и южноосетинской границ со стороны Грузии, но не непосредственным образом внутри республик.

Символично, что Москва провела рекогносцировку на местности накануне визита в Тбилиси вице-президента США Джозефа Байдена, таким образом, продемонстрировав Вашингтону крепость совей позиции в отношении Южного Кавказа. В то же время, и Вашингтон не форсирует события и свое отношение к действующему руководству Грузии. Отношения с оппозицией у Вашингтона непростые, ведь по словам куратора Госдепа по Южному Кавказу Метью Брайза Грузия развязала в войну с Южной Осетией, которая «началась задолго до нападения на Цхинвал». Фактически Вашингтон присматривается к ситуации внутри страны, выстраивая будущую модель отношений с Тбилиси с интеграцией в евроатлантические конструкции и учетом реалий затянувшегося противостояния и раскола власти в Тбилиси. Вашингтон отводит Грузии не такую значительную роль как при прежней администрации Дж.Буша, уделяя внимание развитию демократии в стране, но не в контексте развития ее с Саакашвили, потерявшего поддержку не только среди грузинского электората, но и за рубежом из-за авторитарного стиля управления государством.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь