Домой Стратегия На Кавказ… через Брюссель

На Кавказ… через Брюссель

273

Елена КОТЕЛЯНЕЦ,
Кавказская политика Европейского Союза активизируется в начале 2003 года, когда в подготовленном Хавьером Соланой проекте стратегии «Безопасность Европы в более благополучном мире», в число европейских соседей были отнесены страны Южного Кавказа. Главный акцент этого документа был сделан на создании по соседству с ЕС зоны безопасности. В июле 2003 года Совет министров Евросоюза назначил своего специального представителя на Кавказе, который стал ключевой фигурой в реализации плана участия ЕС в урегулировании конфликтов в регионе ЮК.
Ключевой задачей специального представителя ЕС на Кавказе было содействие возобновления мира в Азербайджане, Армении, Грузии, возвращения беженцев, окончательному урегулированию конфликтов. Однако, в действительности, мандат спецпредставителя Евросоюза был сведен к ассистентству в отношении Миссий ООН и ОБСЕ в регионе. Чтобы усилить роль непосредственно ЕС в 2006 году мандат спецпредставителя был расширен до участия в переговорном процессе между конфликтующими сторонами, ведения мониторинга ситуации, контроля за границами, процессом перемещения беженцев, наркотиков, оружия, психотропных веществ.

В Брюсселе считают, что ЕС должен участвовать в урегулировании, путем использования инструментов влияния заложенных в Европейскую политику безопасности и обороны, а также в рамках Европейской политики соседства со странами Южного Кавказа. Потенциально,к такому инструментарию можно отнести применение механизмов гуманитарного, экономического, административно-правового характера, привлечения возможностей европейского полицейского корпуса и европейских сил быстрого реагирования. Но как показала практика миссия спецпредставителя ЕС с 2003 по 2008 гг. ограничилась поддержкой переговорного процесса между конфликтующими сторонами и способствованием усилий ОБСЕ на Южном Кавказе.
После российско-грузинского конфликта, согласно плана «Медведева-Саркози», с 1 октября 2008 года в так называемых «буферных зонах», которые прилегают к Южной Осетии и Абхазии, российские воинские подразделения были заменены наблюдательной миссией Евросоюза. Это стало новым этапом участия ЕС в процессе урегулирования конфликтов на территории Грузии. Евросоюз также взял в свои руки инициативу относительно международного обсуждения вопроса будущего статуса Южной Осетии и Абхазии и последующих поисков обеспечения стабильности и безопасности в регионе Южного Кавказа. Эти консультации начались в Женеве еще в конце прошлого года и прошли уже несколько этапов. Говорить же о конкретных результатах такой международной дискуссии на сегодняшний день пока не приходится.
Проблема, с которой столкнулся сегодня Европейский Союз, заключается в прекращении функционирования Миссии ОБСЕ в Грузии и возможном прекращении функционирования Миссии ООН и уже до конца текущего месяца. Следует напомнить, что в декабре 2008 года Россия наложила вето на продолжение роботы Миссии ОБСЕ в Грузии, в результате чего она находится на данный момент фактически в режиме свертывания. Вывод наблюдателей начался с 1 января 2009 года. Первыми Миссию покинули невооруженные военные наблюдатели, другие наблюдатели, что имеют мандат по наблюдению за подконтрольными Грузии территориями вокруг Южной Осетии после «пятидневной войны» в августе, будут оставаться там до 18 февраля.
Вторым болезненным моментом для Евросоюза является продолжение деятельности международной Миссии ООН в Грузии. 15 февраля с.г. заканчивается ее мандат, а вопрос относительно его продолжения Совету Безопасности ООН необходимо будет вынести уже до 13 февраля. В случае если решение не будет принято до установленного времени, присутствие Миссии ООН в Грузии будет прекращено или, в лучшем варианте, приостановлено до момента его решения.
Следует отметить то, что на сегодня ЕС является неединственным и не основным игроком в «кавказской игре», потеря возможности влиять на процессы в Грузии через Миссию ОБСЕ и ООН, может привести к лишению стратегической инициативы Евросоюза в миротворческом процессе на Кавказе в целом.
Россия, признав независимость Южной Осетии и Абхазии, изменила баланс сил на Кавказе в свою пользу. Другие участники «кавказской игры» — США и ЕС, на сегодняшний день поставлены перед дилеммой: признать установленные новые сферы влияния российских интересов на постсоветском пространстве или получить нестабильный Южный Кавказ на долгосрочную перспективу.
В ситуации, когда для США проблемы Кавказа отошли на второй план в связи с мировым экономическим кризисом и сосредоточением основного внимания новой администрации Барака Обамы на внутриэкономических и политических вопросах, Евросоюз усиливает диалог в сфере политики и безопасности с Россией, в частности, в вопросах постконфликтного строительства в Грузии. Ни одной из сторон на сегодняшний день не выгодная эскалация противостояния вокруг последующего деления сфер влияния на Южном Кавказе.
Российская Федерация в ближайшее время будет пытаться сохранить выгодный для нее нынешний статус-кво в регионе, а также способствовать интенсификации участия Турции и Ирана в вопросах региональной безопасности. По примеру Северного Кипра, Россия будет способствовать созданию ситуаций, которая будут предоставлять реальные возможности для Абхазии и Южной Осетии ведения диалога с третьими странами. По словам украинского политолога Виталия Кулика, подобные шаги России свидетельствуют о лоббировании российской стороной процесса «кипризации» статуса сепаратистских республик. Подтверждением этому служит ряд фактов: участие делегаций Южной Осетии и Абхазии в международных консультациях в Женеве; недавняя встреча министра иностранных дел Южной Осетии с председателем ОБСЕ, которая предусматривала обсуждение вопроса открытия отдельного представительства ОБСЕ в Южной Осетии; заявление постоянного представителя РФ при ОБСЕ о возможности открытия полевых миссий в Тбилиси, Цхинвали и Сухуми.
Для Тбилиси неприемлемым является вариант предложенный Россией относительно разделения действующих в Грузии Миссий ОБСЕ на три части. По словам грузинского министра реинтеграции Темури Якобашвили: «миссия ОБСЕ в Грузии должна охватывать всю территорию страны в ее международно признанных границах, в том числе в Абхазском и Цхинвальском регионах». Грузинская сторона также не оставляет надежды на продолжение мандата международной Миссии ООН на своей территории. В случае ветирования Россией этого вопроса, Грузия вынужденная будет обратиться к Евросоюзу с просьбой перевести функции международной Миссии ООН на наблюдательную группу ЕС в зоне конфликта, соответственно, с ее расширением.
Позицию сепаратистских республик по этому вопросу выразил председатель МИД Абхазии Сергей Шамба. Главное требование, которое выдвигает абхазская сторона, заключается в замене Миссии ООН в Грузии на Миссию ООН в Абхазии, с установлением зоны ответственности военных наблюдателей организации на абхазской территории. Спецпредставитель Генсека ООН Йохан Вербеке, со своей стороны, не исключает возможности вынесения решения относительно продолжения мандата организации с учетом мнения 15 членов Совета Безопасности. В данном же контексте абхазская сторона является полноправным партнером, без согласия которой ничего не может быть достигнуто.
Таким образом, Евросоюз вынужден пойти на уступки России и будет искать компромиссные решения в вопросе продолжения работы Миссии ОБСЕ и ООН в Грузии, однако, это не приведет к потере не возможности влиять на ситуацию в регионе.
Мотивация Евросоюза этой стратагеме основывается на необходимости обеспечить поток энергоносителей из Каспия и Центральной Азии (особенно актуальным это стало после украинско-российского газового конфликта и как следствие — активизация работы над проектом альтернативного газопровода «Набукко»), а также, безопасность торговых коммуникаций в рамках проекта ТРАСЕКА (Нового Шелкового пути).
Современный механизм урегулирования конфликта в Грузии почти делает невозможным доступ украинской стороны к процессу его урегулирования. Это объясняет тот факт, что Украина в последнее время ограничивается исключительно декларативными заявлениями в сторону поддержки территориальной целостности Грузии — нашего официального «стратегического партнера» на Южном Кавказе.
Однако существует ряд предпосылок привлечения Украины к процессу урегулирования. Почти все они связаны с возможностями использования украинской стороной существующего европейского инструментария конфликтного урегулирования. В соответствии с Политикой Европейского Соседства, рядом соглашений подписанных между Украиной и ЕС (например, Соглашение об определении общей схемы участия Украины в операциях Европейского Союза из урегулирования кризисных ситуаций, рамочное Соглашение о процедурах безопасности и тому подобное), а также учитывая высокий опыт Украины в миротворческой деятельности, знание региона, опыт аналогичного сотрудничества с ЕС в вопросах безопасности, создает реальную возможность приобщения украинской стороны к деятельности наблюдательной Миссии ЕС в Грузии.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь