Домой Политика «Мы – жертвы рабовладельческой системы», – возмущается активист «Чёрных жилетов»

«Мы – жертвы рабовладельческой системы», – возмущается активист «Чёрных жилетов»

136

Жители рабочего общежития в Эпине-сюр-Сен, ютящиеся по три-четыре человека в комнате в антисанитарных условиях, осуждают безразличие администрации во время пандемии и стоящую за всем этим порочную систему.

В рабочих пригородах Парижа нелегальные мигранты создали организацию «Чёрных жилетов» для борьбы за свои права. Ближайшая их цель – забастовка против непомерной арендной платы. Хозяева жилья не ударили пальцем о палец для того, чтобы улучшить санитарные условия во время пандемии, ограничившись новой инструкцией по оплате. Главное препятствие на пути к победе – разобщённость легализовавшихся мигрантов и ещё нелегальных. Жители рабочего общежития в Эпине-сюр-Сен, ютящиеся по три-четыре человека в комнате в антисанитарных условиях, осуждают безразличие администрации во время пандемии и стоящую за всем этим порочную систему. Выход из режима изоляции вряд ли что-то изменит.

Вот уже несколько недель каждую субботу в тени старого тополя, растущего у входа в общежитие «Коалия» в городе Эпине-сюр-Сен, встречаются Бубу, Кануте, Альмудо, Исмаил, Абдулай, Ибрагим, Бубакар и ещё около двадцати нелегальных мигрантов. На повестке дня – продление символической забастовки против арендной платы, которая длится с апреля в этом центре для работников-мигрантов. «После начала режима изоляции администрация к нам так и не заглянула, не дала никаких инструкций, как дезинфицировать здание, где стирать бельё… Уборщики не приходили, хотя это должны делать раз в неделю, – рассказывает Бубу, представитель объединения нелегальных мигрантов «чёрные жилеты», созданного в ноябре 2018 года. – Единственное, что мы от них получили, – это небольшая инструкция с объяснениями, как продолжать платить за жильё во время изоляции».

У администрации действия квартирантов вызывают скорее удивление, чем беспокойство, как нам объяснил по телефону анонимный представитель «Коалии»: «О какой забастовке нелегальных мигрантов может идти речь, если по определению мы принимаем только тех, у кого есть документы. Возможно, к некоторым из наших жильцов приезжают родственники… В любом случае, у нас размещены только те, у кого всё в порядке с документами, и кто платит за проживание». И это истинно так, ведь арендная плата вносится через карту Французского бюро по иммиграции и интеграции (OFII), которая есть только у официально оформленных людей. Но реальность сложнее: в общежитии для мигрантов в Эпине-сюр-Сен, где проживает от 400 до 500 человек, около половины квартирантов (как и в подавляющем большинстве французских общежитий для работников-мигрантов) являются нелегалами и тем или иным образом помогают оплачивать счета остальным жильцам.

Так что, не сделав послаблений по срокам платы за жильё в период изоляции, «Коалия» спровоцировала возмущение «чёрных жилетов», оказавшихся в неудобном положении перед своими официально оформленными соотечественниками. «Мэрия, полиция, администрация, – все знают, как это здесь устроено, – говорит один из «чёрных жилетов», только что подъехавший на велосипеде и присоединившийся к собранию. – Даже если мы живём втроём или вчетвером, теснясь на 12 квадратных метрах, мы всё равно всегда платим свою долю». А это почти 450 евро в месяц. Скопить такие деньги стало особенно тяжело после начала эпидемии, так как многие жильцы остались практически без дохода. «Мы выживаем только за счёт находчивости и солидарности, – продолжает Бубу, – и, в частности, благодаря коллективу La Chapelle debout, который снабжает нас продуктами первой необходимости.

Мы не можем помогать нашим семьям. Во время Рамадана мы ели всего раз за день, и уж, конечно, не устраивали праздник! И до сих пор не можем…» После нескольких минут обсуждения, стоит ли делать забастовку бессрочной, и несмотря на риск разногласий с другими съёмщиками, все единогласно голосуют за продолжение забастовки. «Что нам терять? – спрашивает Брахим Кануте. – По официальным данным, у нас здесь не было заражений Covid-19. Но как это устанавливается? Мы живём здесь как животные, хуже, чем в тюрьме. У нас нет ни социального статуса, ни денег. Санитарные условия ужасны и внутри помещений, и снаружи. Наше здоровье всё время находится под угрозой. Мы хотим, чтобы нас услышали». Эти люди боятся жандармов. Брахим рассказал, что в первые дни изоляции забыл своё разрешение на выход из дома, и остановившие его полицейские угрожали выселением из страны. Внутри здания – жара и влажность.

Да и царящую здесь атмосферу не назовёшь приветливой. С одной стороны – нелегальные мигранты, с другой – некоторый официально оформленные беженцы, которые не поддерживают протестное движение. «Это странно, – говорит Кануте. – Совсем недавно некоторые из них были в таком же положении, что и мы. Но из-за кризиса Covid-19 они забыли, что значит быть нелегалом. Они встали на сторону «Коалии», будто представляют интересы руководства!» Условия жизни в общежитии (не зависимо от того, есть у тебя документы или нет) не из самых приятных. На каждом этаже – подтёки воды на стенах, разъедающие некрашеную штукатурку. Мигающие или перегоревшие неоновые лампы развешаны по дырявым потолкам коридоров, стёкла старые, местами разбитые, туалеты и душевые кабины в полурабочем состоянии, плохо оборудованные кухни. И этими местами пользуются все.

Тогда чем объяснить социальное дистанцирование между двумя группами квартирантов? Абдулай, прибывший во Францию пять лет назад, считает, что ответ прост – это страх. Страх, который подпитывается разным положением нелегалов и официально оформленных мигрантов. Страх, который ещё больше усугубляет беспечность государственной власти и жадность таких крупных частных компаний, как Elior. Мы зашли в жилые комнаты. Сидящий на кровати перед телевизором Исмаил Тимера рассказывает о своём опыте: «Это порочная система, которую поддерживает администрация вместе с французскими работодателями… Посмотрите на меня. Я уже больше восьми лет не могу получить документы. Почему?»

Подобно Исмаилу, большинство работников-мигрантов заняты в клининговых компаниях. Это те самые люди-невидимки, которые ранним утром садятся в метро и едут убираться в башнях деловых центров Ла Дефанс и элитных кварталах столицы. Во время кризиса всех нелегалов просят оставаться дома.

«Всё логично, – объясняет Кануте, – ведь если бы нас продолжали вызывать на работу, надо было бы выписывать нам разрешения на выход из дома, а для этого им пришлось бы нанять нас по трудовому договору. А это именно то, чего они не хотят». Чтобы иметь возможность работать, мигранты-нелегалы договорились с теми, у кого есть документы, и, придумав систему «кличек», трудятся под «одолженными» именами. Таким образом бедняки работают субподрядчиками у других бедняков, что ставит под угрозу всех этих мужчин и женщин, чей доход, официальный или нелегальный, колеблется между 200 и 800 евро в месяц.

Ведь даже тем, у кого есть документы, постоянно грозит увольнение, поскольку бесчестные работодатели ставят их в условия конкуренции с мигрантами-нелегалами. В таком положении однажды оказался Бубакар. «Мне сказали, что я получу контракт и официальное оформление, – рассказывает он, – но я узнал, что это место другого работника, который потеряет работу… Я отказался». 

Те же самые работодатели не колеблясь сдадут нелегальных работников полиции в случае забастовки или слишком настойчивой просьбы об официальном оформлении. «Некоторых за это уже выслали! – негодует Кануте. – Макрон, «Коалия», работодатели, – все они одинаковые! С документами или без, мы стали жертвами рабовладельческой системы, которая скрывает своё настоящее лицо!»

Автор: Этьен Аршамбо

Источник: L’Humanite

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь