Домой Топ Новости Минск в турборежиме: чем опасны новые инициативы Ермака

Минск в турборежиме: чем опасны новые инициативы Ермака

685
Андрей Ермак

4 мая глава Офиса президента Андрей Ермак и министр реинтеграции Алексей Резников одновременно выступили в медиа со своим видением дальнейшего переговорного процесса и его конфигураций.

По итогам видеовстречи министров иностранных дел нормандской четверки часть украинской аудитории увидела некий повод для оптимизма. Дмитрий Кулеба демонстрировал определенное здравомыслие в том, что касается переговоров и приоритетов украинской стороны в них – прекращение огня и безопасность в целом ставились министром иностранных дел на первое место. Но за общей успокаивающей интонацией итогового комментария практически незамеченным осталось заявление о том, что ТКГ «остается ключевым механизмом для поиска взаимоприемлемых решений по деоккупации наших территорий». А именно этот тезис и определил дальнейшее развитие событий вокруг переговоров, связанных с урегулированием.

4 мая глава Офиса президента Андрей Ермак и министр реинтеграции Алексей Резников одновременно выступили в медиа со своим видением дальнейшего переговорного процесса и его конфигураций. Ермак и Резников оказались плотно синхронизированы не только во времени, но и в том, что касалось смыслового наполнения их высказываний, и самой структуры подачи информации.

Эти два сообщения, поданные в разных форматах и на разных площадках содержат общую черту: практически ритуальное повторение лозунгов вроде «никакого особого статуса», «мы не ведем прямых переговоров с боевиками», в то время как на практике большинство инициатив Ермака-Резникова направлены как раз на прямой диалог и форсирование политической части урегулирования в обход составляющей безопасности.

Оба спикера стремятся придать ТКГ как переговорному формату дополнительный вес – то поддерживая российские инициативы о протоколировании заседаний Трехсторонней контактной группы и подгрупп, то развивая идею Консультативного совета.

В своем интервью Резников не скрывает – Консультативный совет как таковой и идея Банковой наполнить его «выдающимися переселенцами, у которых есть доверие общества» является попыткой уравновесить присутствие боевиков в ТКГ в качестве приглашенной стороны. Вот только при подобном подходе остается неучтенным главное: таким образом украинские переговорщики соглашаются на нынешнее положение вещей с присутствием боевиков, т. е. принимают навязанные Россией правила игры, еще и пытаясь приравнять переселенцев к представителям НВФ, создавая «противовесы».И сам отказ называть подобные инициативы Консультативным советом, абсолютно не изменит смысла предложения.

Апофеозом возвышения ТКГ как формата стал президентский указ о назначении состава украинской делегации ТКГ. По сути этот указ лишь стал оформлением в деловом стиле пассажа Андрея Ермака об усилении ТКГ заместителями профильных министров, а также народными депутатами. 

В качестве главы делегации называется Леонид Кучма, его заместители – Алексей Резников и глава Комитета ВРУ по внешней политике и межпарламентскому сотрудничеству Александр Мережко. В состав подгрупп также войдут замминистра развития экономики, торговли и сельского хозяйства Юлия Свириденко (социально-экономическая подгруппа), глава комитета ВРУ по вопросам правовой политики Андрей Костин (политическая подгруппа), замминистра обороны Александр Полищук, глава комитета по вопросам социальной политики и защиты прав ветеранов Галина Третьякова.

При этом глава украинской делегации и его первый заместитель могут задействовать в своей работе народных депутатов, советников, экспертов и технических сотрудников. На МИД возложена функция организационного, информационного, консультативного обеспечения делегации, а  Андрей Ермак (как отдельно уточнено — «по поручению главы государства») становится «модератором деятельности украинской делегации в ТКГ».

Как впоследствии аргументировал этот шаг Ермак в разговоре с политическими советниками глав стран нормандской четверки, такой подход к ТКГ должен показать всю серьезность намерений украинской стороны «придать импульс Минским соглашениям» и «быстрее и эффективнее выполнять решения ТКГ,  видеть, кто их выполняет, а кто отказывается».

Это высказывание действующего главы ОП очень созвучно резонансному комментарию директора Центра политической конъюнктуры Алексея Чеснакова, носящему крайне поэтичное название «Ермак в цейтноте». И в первом, и во втором утверждении, лейтмотивом является формула «времени мало». И если с позицией директора ЦПК, который вполне официально связан с Администрацией президента РФ, все выглядит достаточно логично, то позиция украинских переговорщиков ставит вопрос: мало времени для чего?..

Ответ можно дать, взяв за основу старую концепцию Андрея Ермака о «местных выборах на всей территории Украины», к которой и глава ОП, и Резников не оставляют надежд вернуться. Но это ответ, порождающий все новые и новые вопросы: если дата местных выборов не будет перенесена, то о каком одновременном проведении выборов на свободных и оккупированных территориях идет речь?

  1. Для избирательного процесса на территориях, переживших конфликт, требуется, чтобы его горячая фаза осталась в прошлом. Иными словами, как минимум необходимо устойчивое прекращение огня, чего на данный момент и близко нет на линии разграничения.
  2. После этапа верификации устойчивого прекращения огня требуется запустить процедуру вывода иностранных вооруженных формирований, восстановить контроль над государственной границей, разоружить локальные НВФ.
  3. Следующий шаг – начало мероприятий по восстановлению правопорядка, которые в данном конкретном случае рискуют стать длительными. Обязаны быть восстановлены утраченные документы местных жителей (после тщательных проверок), хождение украинской валюты, украинская банковская система.
  4. На оккупированные территории должна вернуться возможность свободного волеизъявления, полноценной политической дискуссии, и только после этого имеет смысл говорить о каких бы то ни было выборах.

А что до возможности направить оценочную миссию на оккупированные территории, которая упоминалась Алексеем Резниковым – проблемы начнутся уже на этапе допуска этой миссии до оккупированных территорий, не говоря уже о том, что для отправки такой миссии должны быть соблюдены требования безопасности, чего вряд ли можно добиться в данный момент – когда непрерывно работают запрещенные калибры.

Безопасность в принципе воспринимается Ермаком и его командой как нечто, что должно оформиться само по себе, без каких бы то ни было внешних усилий. Очевидно, в ОП и около полагают, что если повторить неработающий прием несколько раз – проблема будет решена. Именно такой подход демонстрировался Алексеем Резниковым при ответе на вопрос о согласовании новых точек отвода.

«(…) на сегодняшний день мы не договорились даже по трем точкам. Мы и на шесть готовы договориться, не проблема«, — дословная цитата из интервью министра «Левому берегу».

Вот только прежде чем делать такие заявления, нелишним было бы ознакомиться даже с официальной сводкой ООС хотя бы за последние две недели. Регулярно обстреливаются не только окраины уже существующих зон отвода, но и сам участок разведения №3 Богдановка-Петровское.

Изначально отвод на пилотных участках с нарушениями принципа синхронности и зеркальности оправдывался представителями действующей власти тем, что нам необходим отвод, чтобы жителям близлежащих населенных пунктов стало «спокойнее и тише». Но в последнее время от жителей Золотого-4 и окраин все чаще можно услышать, что по вечерам идут настоящие бои. И никакие отводы этого не поправили.

Возможно, стоило бы поинтересоваться мнением этих людей – стоит ли так легко бросаться словами об украинской готовности «выполнить и перевыполнить» нормандские планы?

Или, быть может, стоит спросить о целесообразности такой готовности у военных – но не у тех, кто решил, что по долгу службы обязан докладывать исключительно о хороших новостях, а у сослуживцев бойца, погибшего 28.04.2020 неподалеку от зоны отвода №2 в Золотом?

Ставка на формат ТКГ, который так активно «усиливается» украинской стороной сейчас – это крайне опасный маневр, который совершенно не запутает российскую сторону, но создаст дополнительные возможности для украинских переговорщиков запутаться самим.

Уже сейчас можно сказать: этот пакет инициатив не встретит поддержки со стороны политически активных вынужденных переселенцев – хотя идея о «гражданском диалоге донецких и луганских патриотов Украины с представителями НВФ» в Минске некоторое время фигурировала в качестве одной из версий «гражданского диалога и попыток услышать Донбасс». Но эта идея никогда не позиционировалась как проект в рамках ТКГ и подгрупп. Инициативы гражданского диалога не могут и не должны быть настолько формализованы.

Вряд ли такую формализацию ТКГ поддержит и экспертное сообщество, на которое Ермак все еще собирается опираться. Принимать участие в легализации НВФ как стороны Минского диалога может оказаться слишком опрометчивым, а главное – слишком дорогим для самих задействуемых экспертов поступком. Потому что Украина – это страна, где регулярно меняется власть, нравится это кому или нет. Лидеры и главы, своими поступками заявляющие «государство – это я» имеют свойство уходить. А испорченная репутация – оставаться.

Кроме того, возникают серьезные сомнения относительно готовности главы делегации, Леонида Кучмы, брать на себя ответственность за такой «турборежим» за авторством Ермака. В видеовстречах ТКГ, имевших место после подписания скандальных «протоколов Ермака» Леонид Кучма не участвовал, что вызывало огромную злость у РФ, которую она выражала через «СМИ» боевиков.

Можно сколько угодно пытаться оправдывать такое переосмысление ТКГ повторением штампов, призванных успокаивать, можно говорить о том, что «ТКГ – детище нормандского формата», но это не изменит того факта, что позиция главы ОП все более созвучна позиции, озвучиваемой Москвой.

ТКГ действительно связана с нормандским форматом. Но ТКГ была задумана как площадка для сугубо технических решений, поиска ответов на наиболее остро стоящие гуманитарные вопросы (функционирование объектов инфраструктуры, допуск международных гуманитарных организаций и т. д.). Все серьезные политические вопросы – прерогатива нормандского формата. 

Эта интерпретация переговоров крайне невыгодна РФ, ведь в случае нормандского формата куда труднее говорить о том, что «РФ лишь сторона-посредник». А придание ТКГ несвойственных ей функций позволит России проявить дополнительную настойчивость в форсировании политических аспектов урегулирования.

При такой конфигурации надежды на партнеров, которые последовательно и адекватно реагировали на разного рода недавние «новшества в процессе», остается все меньше. Ведь ни один посредник не будет препятствовать согласию двух (казалось бы!) противоборствующих сторон.

КУЧЕРЕНКО Мария, Руководитель проектов Центра исследований проблем гражданского

Источник: hvylya.net

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь