Домой Стратегия Как надо делать газеты

Как надо делать газеты

179

Максим Банкер

С большой помпой и заметным общественным резонансом на Западе  этой весной два коммерчески успешных медиа проекта «новых левых» празднуют круглые даты. Для Восточной Европы это показательные истории. Оказывается прессе не обязательно работать на большой капитал и при этом  быть профессиональным и востребованным в обществе продуктом.  Независимые издания могут выживать и быть успешными.

Речь идет об итальянском издании Il Manifesto и немецком tageszeitung, разменявших  соответственно четвертый и третий десяток. Для газеты это срок. Чтобы понять, почему эти газеты заслуживают отдельного разговора, придется вернуться во времена студенческой революции 68-го года, породившей нового исторического субъекта –  анти авторитарные левые (маоисты, анархисты. феминистки, Зеленые, автономисты, контркультура и т.д.). По ходу того как спонтанные протесты трансформировались в заметное общественное движение их активистами был закономерно поставлен вопрос о создании собственных медиа, независимых от «старых» левых партий и капитала.

На рубеже 60-70-ых расклад на европейском рынке СМИ выглядел следующем образом: а) правые издания вроде немецкого Bild, которые ненавидели новых левых, называя их рукою Москвы (что было несусветной нелепицей). б) либеральная и социал-демократическая печать, которая формировала подход  к новым левам по формуле «перебесятся и станут нормальными эсдеками». в) коммунистическая пресса, клеймившая леваков не меньше, чем правая, поскольку их критика системы ставила под сомнение институт государства как таковой. Да и особой нежности к Москве это поколение бунтарей не испытывало. Для СССР поблажек левые не делали. Показателен фрагмент из письма, захвативших Сорбонский университет студентов, Леониду Брежневу: «социализм победит, когда последний капиталист будет повешен на галстуке последнего бюрократа». Так что Леониду Ильичу, согласно этой логике пришлось бы пожертвовать галстуком, еще раньше, чем последнему капиталисту попрощаться с жизнью.

В качестве альтернативы новые левые методом проб и ошибок создали собственный тип газетных медиа.

Можно выделить три главные характеристики, присущие им: правовой статус, принцип работы редакции, концепция подачи информации. И оказалось, что «левая утопия» в рамках газетного бизнеса может работать.

Собственником такого издания является кооператив или редакционный коллектив. С течением времени альтернативные газеты стали акционерными обществами, в которых, однако, оговорены права журналистов самим формировать редакционную политику.

Газета как форма жизни. Все редакционные решения принимаются на общем собрании сотрудников коллектива. Все журналисты, включая редактора, получают равные оклады.

Концепция подачи материалов предусматривает отказ  от претензий на объективность (именно этим страдает постсоветская пресса, вообразившие себя герольдами некого среднего класса). Материал должен скорее будить желание дискутировать, читатель должен сам делать резюме. Отказ от позиции вещателя истины дал толчок развитию на страницах подобных изданий жанра репортажа и политической сатиры, интерактивности

Первыми в этой области экспериментировать начали итальянцы (в 1969-ом году группа левых радикалов вышла из Компартии и основала Il Manifesto) считается, что главной лабораторией новых левых СМИ был легендарный  французский Liberation. Учредителем  издания в 1973-ем году, напомним, стал Жан Поль Сартр.

Именно на опыт Liberation ориентировались создатели немецкой tageszeitung, иначе называемую taz, в 1979-ом году, которая сегодня считается ведущей левой альтернативной газетой в Европе.

Парадоксально, но tageszeitung  нельзя представить в отрыве от самой бульварной в ФРГ газеты Bild (немецкий аналог изданий «Факты» или «Жизнь»). Оба издания находятся в перманентном противостоянии.

Корни конфликта уходят в далекий 68-ой. В то время Bild – издание олигарха Алекса Шпрингера вело истерическую травлю вожаков студенческого движения. На Руди Дучке  – лидера западноберлинской секции леворадикального Союза немецких студентов, газета Шпрингера поставила клеймо — «первый враг государства».

Ознакомившись с одной из подобных публикаций в апреле 68-го мюнхенский праворадикал Йозеф Бахман (Josef Bachmann), приехал в Берлин и разрядил в Дучке револьвер (последний выжил, но через десять лет вследствие той же раны умрет). В знак мести за покушение на Руди студенты разгромили и подожгли типографию Шпрингера.

Через десять лет выяснилось, что леваки способны не только громить офисы желтых газет. В 1978-ом году, как реакция на т.н. Немецкую осень (правительственная политика закручивания гаек под предлогом угрозы со стороны террористов из группировки Фракция Красной Армии( RAF)) в Западном Берлине состоялся конгресс  Tunix. На мероприятии был представлен весь свет левого альтернативного движения Германии – сквотеры, контр-культурщики, студенческие профсоюзы и т.д. и т.п.

Одна из секций конгресса была посвящена медиа тактике новых левых. Было предложено основать кооператив, на базе которого издавать общую для всех левых радикалов ежедневную  газету. Поздней в рамках подготовительных мероприятий, чтобы не ссориться по названию, газету назовут просто tageszeitung (нем: газета).

Впрочем, до появления первого номера было еще далеко. Прежде всего занялись просто сбором денег. Чтобы издавать ежедневную газету на то время в ФРГ нужно было иметь десять тысяч абонементов. Таким образом, десять тысяч человек должны были оформить подписку на газету, которую они в глаза не видели. Требуемое количество подписчиков нашлось. Здесь нужно отдать должное лидерам новых левых того времени (Даниэль Кон-Бендит, адвокат RAF Ганс – Христиан Штробеле) которые агитировали левое сообщество оформить подписку.

Параллельно сбору средств началась организационно- техническая работа. В сентябре 1978-го вышел нулевой номер. Потребовалось еще 6 месяцев, чтобы редакция созрела для работы в ежедневном формате. И вот, наконец, 17 апреля 1979-го года увидел свет первый номер газеты. На обложку поставили известный коллаж – клоун, бросающий камень. В интерпретации газетных дизайнеров  клоун бросал булыжник с надписью «tageszeitung».

Прошло 30 лет. Ныне tageszeitung седьмая по величине ежедневная газета в Германии с тиражем 55 тысяч экземпляров. На самом деле степень влияния taz куда больше. Газета считается неофициальным органом Партии Зеленых ( третья политическая сила в стране), хотя сами журналисты, как правило, трактуют экологов как оппортунистов. Сами Зеленые считают, что такая схема освещения куда более конструктивна, нежели тупое прославление и с радостью покупают газету, которая их конструктивно и обстоятельно ругает за каждый неудачный шаг.

Работа редакции Tageszeitung строится на принципах базовой демократии. Все решения редакции принимаются на общем собрании. Причем собрания открытые: любой человек с улицы может зайти в реадкцию и предложить или обсудить тот или иной материал.
Порой подобная преданность заветам прямой демократии дорого обходилась журналистам. Например, как-то в середине 90-ых на планёрку заявились сербы – сторонники Милошевича, недовольные тем как Tageszeitung освещает войну в Югославии. С помощью холодного оружия гости попытались подкорректировать взгляды журналистов.

В другой раз вся женская фракция работников редакции объявила забастовку: им не нравилось засилье в текстах мужских клише. С 1999-го года редакцию taz возглавляет   Баша Мика,  единственная женщина-редактор ежедневной национальной газеты в Германии.

Слабое место tageszeitung да и в принципе всех альтернативных медиа – деньги. Все подобные газеты переживают регулярные кризисы. Если tageszeitung еще держится, то Liberation пощел на уступки рынку. В 2005-ом году коллектив согласился продать 38 процентов акций газетному магнату Эдуарду Ротшильду, правда, оговорив за собой право формировать собственную редакционную политику.

Впрочем, думается, Ротшильду особо корректировать курс газеты как бизнесмену нет нужды. За последние 30-40 лет Liberation, taz стали гегемонами на рынке ежедневных левых изданий, потеснив издания близкие к социал-демократам или коммунистам.

Что дальше? Эксперты считают что развитие интернета дает огромный шанс для изданий, которые не гонятся за профи, а по идейным соображениям делают ставку на участие самих читателей в подготовке материалов. Например, в годовщину событий 68-го года редакция Liberation  отдала все полосы номера на откуп студентам из Нантера, которые сами полностью подготовили выпуск ( кстати, тираж Liberation 150 тысяч экз).

Кто не знает: именно с захвата студентами в Нантере 22 марта 1968-го года ректората социологического факультета Сорбонского университета, началась студенческая революция.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь