Домой Текущие новости Итоги недели для оккупированных территорий востока Украины: отвод сил – ожидания и...

Итоги недели для оккупированных территорий востока Украины: отвод сил – ожидания и реальность

88

Можно с уверенностью говорить, что в обмен на освобождение удерживаемых лиц Россия будет требовать серьезных уступок в части безопасности, и с высокой долей вероятности это будут односторонние отводы сил и средств на желаемых РФ точках.

Представляем вам новый обзор итогов последней недели февраля в ОРДЛО от руководителя проектов Центра исследований проблем гражданского общества Марии Кучеренко

26.02.2020 прошел очередной раунд переговоров Трехсторонней контактной группы.

Согласно сообщению для печати Специального представителя ОБСЕ Хайди Грау, вышедшем после встречи, темами обсуждения в подгруппах были прекращение огня, определение дополнительных участков разведения сил и средств, вопросы противоминной деятельности, обмен удерживаемыми лицами, открытие новых КПВВ.

Отдельно отмечено, что в политической подгруппе обсуждались «вопросы, связанные с особым статусом ОРДО и ОРЛО, а также имплементацией «формулы Штайнмайера» в украинское законодательство».

В целом, тональность заявления Грау вызывает серьезное недоумение: точно ли ТКГ проходила после значительной эскалации в районе Золотого-4, обстрелов Кондрашевской-Новой, и точно ли представители ОБСЕ осведомлены о том, кто на самом деле срывает режим прекращения огня?

Призывы сторон к сдержанности в ситуации, когда РФ и подконтрольные ей боевики открыто обстреливают окраины пилотных точек отвода сил и средств выглядят как попытка разделить ответственность за эскалацию, и любой ценой дать России «удержать лицо».

До тех пор, пока вещи не будут называться своими именами со стороны ОБСЕ, которая выступает своего рода посредником между Украиной и Россией в Трехсторонней контактной группе, эскалации вроде тех, что имели место неделю назад, будут обречены повторяться.

Но в происходящем есть и серьезная доля вины украинской стороны в ТКГ: то, как воплощался в жизнь отвод на трех первых точках и то, как наша сторона реагировала, а точнее – не реагировала на нарушения режима прекращения огня, считывается РФ исключительно как повод к дальнейшей эскалации и давлению.

Вместо того, чтобы согласовывать новые участки отвода и безрезультатно договариваться о конкретной карте разведения в Гнутове, украинской стороне стоило бы руководствоваться Рамочным решением ТКГ от 20.09.2016, и сразу после атак подконтрольных России НВФ в районе Золотого-4 настаивать на необходимости внеочередного диалога подгруппы ТКГ по безопасности, а после – говорить о возвращении на исходные позиции. Ведь очевидно, что все предыдущие попытки делать вид, что обстрелы не касаются непосредственно зоны отвода, а значит  «мирный процесс по-прежнему движется», никак не улучшают ситуацию с безопасностью в районе отвода, а – более того – способствуют дальнейшей огневой активности противника.

Вместо этого мы увидели заявление пресс-секретаря Леонида Кучмы Дарки Олифер, гласившее, что «украинская сторона призывает к прекращению огня» и считает «попытку прорыва 18.02.2020 свидетельством желания сорвать договоренности, достигнутые в Париже».

В комментариях локальным сайтам представители оккупационных администраций ОРДЛО по обыкновению обвиняют во всем украинскую сторону, и пытаются выставить свои псевдореспублики полноценными участниками переговоров в ТКГ. Так называемая «министр иностранных дел ДНР» Наталья Никонорова рассказывала о том, что якобы в ОРДО «тщательно проработали координаты двух локаций с учетом всех предложений и заблаговременно направили их координатору», но уже одна эта фраза доказывает: формальные руководители боевиков даже не способны высказаться о происходящем самостоятельно, без редактуры от уполномоченного на этот процесс товарища майора. Кроме того, аргументация представителей оккупационных администраций обогатилась заявлениями о том, что предлагаемые украинской стороной точки будущего отвода «не соответствуют Рамочному решению ТКГ». И эти слова еще раз доказывают – документов в России и — тем более – в Донецке и Луганске по-прежнему не читают.

В Рамочном решении ТКГ от 20.09.2016 есть описание порядка отвода сил и средств, а требования к новым точкам отвода описываются через отсылку к рекомендациям военных советников нормандского формата от 15-16 июня 2016 года.

Остается только гадать: была ли это неудачная попытка все же сказать что-то самостоятельно со стороны Никоноровой, невнимательность ее «цензоров» или же здесь действует тот же российский принцип, что и с другими документами, который можно условно обозначить как «что устраивает – читаем, чего нет – додумываем, что не устраивает – игнорируем».

Очередной обстрел рядом с КПВВ «Марьинка»

И последствия чрезмерной украинской «договороспособности» не заставили себя долго ждать. Уже 29.02.2020 НВФ обстреляли из ПТРК позиции украинских военных, находящиеся возле КПВВ «Марьинка».

В штабе ООС заявили: это было сделано боевиками когда на КПВВ находилось достаточно много гражданских лиц. На КПВВ был введен режим «красный» до отдельного распоряжения и пропуск был приостановлен.

Утром 01.03.2020 пропуск был возобновлен.

Тем самым украинские силовики в очередной раз доказали, что единственная сторона, которую в действительности беспокоит судьба гражданского населения по обе стороны от линии разграничения – это Украина. Хотя теоретически Украина вполне могла остановить работу КПВВ на более продолжительный период в качестве ответа на действия боевиков, заставив их самостоятельно объясняться с людьми, которым так или иначе необходимо пересекать линию разграничения.

Продолжение эскалации. Обстрел в Нижнетеплом

Но и этого эпизода оккупационным войскам оказалось недостаточно. 01.03.2020 автомобиль, подвозивший продовольствие военным, занимающим позиции возле Нижнетеплого, был обстрелян из ПТРК.

Вследствие попадания управляемой ракеты в кабину автомобиля, один военнослужащий погиб, а четверо были ранены.

В штабе ООС подчеркивают, что, учитывая тот факт, что расстояние до автомобиля составляло примерно 3500 м, вполне вероятно, что огонь на поражение вел кадровый российский военнослужащий.

Но наверняка можно сказать еще одно: такие показательные казни с помощью ПТУР осуществляются РФ и подконтрольными ей оккупационными силами уже не первый раз.

Более того – прослеживается страшная и устойчивая тенденция: когда украинская сторона пытается вести диалог об отводе сил и средств, и воплощать его на практике, РФ обстреливает из ПТРК то автомобиль военных медиков – как это было при отводе сил и средств от Станицы Луганской, то автомобиль украинских военнослужащих, подвозящий продовольствие.

Переговоры Ермак-Козак

В тот же день, 01.03.2020 на фейсбук-странице Офиса президента появилось сообщение о переговорах между новым главой ОП Андреем Ермаком и заместителем главы Администрации президента РФ Дмитрием Козаком. В переговорах также принимали участие представители украинской и российской делегаций.

«В ходе встречи стороны обсудили вопросы взаимного освобождения удерживаемых лиц в формате «всех на всех», о котором договорились лидеры «Нормандской четверки» во время встречи в Париже в декабре 2019 года. Ермак обозначил намерение провести следующий трек обмена в марте», — говорится в сообщении.

На фоне той обстановки, которая есть сегодня на линии разграничения, такое заявление выглядит чрезмерно оптимистичным.

Можно с уверенностью говорить, что в обмен на освобождение удерживаемых лиц Россия будет требовать серьезных уступок в части безопасности, и с высокой долей вероятности это будут односторонние отводы сил и средств на желаемых РФ точках.

А значит — перед ОП снова неизбежно возникнет вопрос о гранях и границах возможных компромиссов.


МАРИЯ КУЧЕРЕНКО, РУКОВОДИТЕЛЬ ПРОЕКТОВ ЦЕНТРА ИССЛЕДОВАНИЙ ПРОБЛЕМ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

ИСТОЧНИК: hvylya.net

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь