додому Стратегія ДВОЙНОЙ ЛИБЕРАЛИЗМ (АНТИ)ВАКСЕРОВ

ДВОЙНОЙ ЛИБЕРАЛИЗМ (АНТИ)ВАКСЕРОВ

200

Самым любопытным и труднообъяснимым моментом в противостоянии ваксеров и антиваксеров оказывается порядок аргументации одних и других, в котором ассиметрично перемешаны аргументы из разных политических и философских программ: просвещенные, либерально ориентированные сторонники вакцинации проповедуют социальную ответственность и солидарность, представители религиозно-консервативной оппозиции (не секрет, что мессианское напряжение коллективного религиозного сознания сильно резонирует с антипрививочным акционизмом) взывают к понятию индивидуального права и принципу невмешательства в частную жизнь, определенному Берлиным как негативная свобода. 

Причем кажется, что эти аргументы создаются не риторически, не для экспликации причины решения вакцинироваться или отказа от вакцинации и не ради того, чтобы донести до противоположной стороны свои аргументы, а плавно и гладко, естественным путем, как будто концепт солидарности включен в либеральную программу, а идея невмешательства — в общинно-коммунитаристскую. Как такое возможно?

Этот странный факт обнажает парадоксальную природу идеи инклюзии, открытости включения, которая на мой взгляд, лучше всего была схвачена в тексте Малколма Булла «Анти-Ницше». Булл вслед за Ницше проницательно переворачивает логику Гоббса – Агамбена: не исключение требует включения, а включение запрашивает исключение. 

Требование прививаться оказывается лучшим примером работы принципа нивелирования, выравнивания: каждый может быть разносчиком вируса, все в равной степени ответственны за появление коллективного иммунитета, поэтому никто не может уклониться от необходимости привиться, несмотря на личные обстоятельства, количество антител, состояние здоровья и в конце концов просто убеждение о невмешательстве, отстаивание необходимости принимать свое собственное решение.

-ads-

Замечательно, что последний пункт — убеждение о невмешательстве — оказывается самым слабым в аргументации антиваксеров, это всего лишь установка слабаков, не способных пойти на риск и проявить социальную ответственность и солидарность. То есть такое инклюзивное нивелирование оказывается абсолютно эксклюзивным, героическим, сверхчеловеческим делом, с этим связана, по всей видимости, процессия отчетов привитых с пунктов вакцинации в соцсетях.

Однако этого недостаточно, чтобы объяснить остроту противостояния ваксеров и антиваксеров. Дело в том, что принцип невмешательства также является принципом нивелирования, выравнивания: никто не может отрицать права на невмешательство в частную жизнь: из этого следует героический энтузиазм антиваксеров, которым подчеркивается исключительность их права на борьбу, борьба объявляется по-настоящему священной. 

Таким образом, оказывается, что в противостоянии ваксеров и антиваксеров столкнулись не разные способы понимания ответственности за свое собственное здоровье, как можно было бы предположить, а один и тот же либеральный принцип равенства, редуцированный до двух составляющих его частей: с одной стороны, это единство человеческой природы и вытекающий из него аргумент о ценности человеческой жизни, с другой стороны — связанный с этим аргумент о невмешательстве в частную жизнь. 

То есть бескомпромиссность и героический ореол, которым окружили себя противоборствующие партии, вытекают из столкновения взятых с разных сторон частей одного и того же «священного» этического нивелирования, которое оптом оказывается эксклюзивным и не допускающим никаких альтернатив.

Автор: Ирина Дуденкова

Источник: MP

Иллюстрация: Вакцинация, Игра с куклой. Мари Адриен, 1881. Источник: BNF

попередня статтяБЛІНКЕН ПРО РОСІЙСЬКУ АГРЕСІЮ ПРОТИ УКРАЇНИ
наступна статтяПобеда самой длинной забастовки в мире

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

введіть свій коментар!
введіть тут своє ім'я