Домой Стратегия Технологии «общества контроля»: цифровая инфраструктура на службе автократий

Технологии «общества контроля»: цифровая инфраструктура на службе автократий

101

В последние годы в рамках исследования процессов цифровизации начинает обсуждаться новая важная для политической науки тема — цифровой авторитаризм. Данная тема отмечена как наиболее важная в докладе организации Freedom House посвященном свободе интернета за 2018 год [1]

Автократии различного типа (однопартийные, популистские, электоральные) адаптируются к изменившейся технологической среде и используют цифровую инфраструктуру для формирования новых механизмов социального и политического контроля.

Формирование интегрированной цифровой инфраструктуры, задачей, которой является извлечения данных, на сегодняшний момент отвечает интересам крупнейших IT-корпораций и государств. В сфере экономики это воплотилось в новой модели извлечения прибыли, которую Ник Срничек назвал «капитализмом платформ» [2], а Шошана Зубофф «капитализмом наблюдения» («surveillance capitalism») [3]

При немного различном описании генеалогии данных моделей, их объединяет общий тезис — основным источником дохода для крупнейших IT-корпораций является сбор и монетизация пользовательских данных. Их они получают с помощью сервисов, предоставляемых пользователям бесплатно (соц. сети, поисковые системы, приложения). 

В последние годы на рынок поступают новые продукты способные извлекать данные из повседневной жизни индивидов («умные часы», медицинские гаджеты, «умные колонки»). После сбора и обработки, данные могут использоваться на платформах для микротаргетинговых рекламных кампаний, продаваться или передаваться государственным структурам.

Сегодня многие автократии поддерживают цифровизацию экономики и госуправления, поскольку в результате они получают помимо дополнительных механизмов социального и политического контроля — специфическую деполитизированную систему обратной связи с гражданами, частично компенсирующую отсутствие демократических институтов и процедур.

Интересной представляется программа внедрения модели «умных городов», которая реализуется в КНР государством в сотрудничестве с крупнейшими IT-компаниями (Alibaba, Tencent). Власти планируют, что данная программа охватит около 500 городов, среди них почти все провинциальные центры и города уровня автономных префектур. 

Из уже реализованных примеров — Ханчжоу, город в котором находится штаб-квартира Alibaba, где уже существует система искусственного интеллекта, управляющая светофорами, отслеживающая аварии и пробки на дорогах. Магазины и общественный транспорт оснащаются терминалами мобильного платежного сервиса Alipay, которые также начали внедрение системы оплаты товаров и услуг по системе распознавания лиц.

«Умные города» в КНР являются частью созданной по инициативе государства системы социального кредита — индикатора, основанного на обработке больших данных, который учитывает поведение человека в различных сферах (оплата налогов, счетов ЖКХ и штрафов; погашение кредитов; характер покупок; активность в интернете и социальных сетях). Социальный кредит — совместный проект государства и частных компаний, прежде всего Alibaba. 

Он разработан по модели рейтинговой системы Alibaba — Sesame Credit, анализирующей потребительское поведение клиентов, а затем начисляющей им специальные баллы, дающие право на льготные условия по кредитам, онлайн-покупкам, аренде автомобилей и номеров в гостиницах. Для частных компаний это эффективный маркетинговый инструмент, для государства — элемент новой модели управления.

Власти КНР интегрируют в систему социального кредита огромную сеть государственных и частных камер наблюдения (примерно 176 млн. единиц), оснащенных функцией распознавания лиц, объединенную и управляемую в том числе инфраструктурой и алгоритмами «умных городов». До недавнего времени система тестировалась в отдельных городах и награждала обладателей хорошего рейтинга льготами, аналогичными существующим в Sesame Credit. 

С середины 2018 г. к обладателям низкого рейтинга стали применяться санкции: отказ в приеме на работу в системе государственной службы и отдельные должности в частном секторе, внесение в черный список с запретом покупки авиабилетов, бронирования гостиниц, обучения детей в частных школах. Механизм начисления личного рейтинга не раскрывается, но, учитывая, что он формируется и на основе мониторинга социальных сетей, складывается система, когда на рейтинг гражданина влияют его друзья в социальных сетях и их поведение.

В КНР, где неолиберальная экономика сочетается с политическим режимом технократической автократии, процесс цифровизации и проекты «умных городов» формируют новую модель управления, своеобразную авторитарную версию «теории подталкивания» (nudge theory) [4]

В ее рамках производится тип субъективности, частично интернализирующий функции политического и социального контроля, которые раньше осуществлял аппарат государства. Эта авторитарная версия теории подталкивания, учитывая вовлеченность китайских частных компаний, в работу системы социального кредита действует не только как машина политического контроля, но и как маркетинговая.

КНР и другие автократии способны использовать цифровую инфраструктуру для контроля и подавления антиправительственных митингов, здесь используется механизм локального отключения мобильного и публичного интернета и интегриро- ванная система камер наблюдения, оснащенная функцией распознавания лиц.

В Российской Федерации после ряда событий властями также создаются элементы инфраструктуры для контроля интернета со стороны государства: запуск единой биометрической системы (ЕБС) для банков; сбор персональной информации граждан; введение единых карт для жителей крупных городов; приход на отечественного рынок китайской платежной системы Alipay. 

В начале 2019 г. стало известно об участии китайской компании Huawei в технологическом обеспечении «пакета Яровой — Озерова», и, скорее всего, этим дело не ограничится, Huawei могут подключить и к созданию аппаратной базы для реализации закона о «суверенном интернете». Все это говорит о возможной подготовке к созданию технологической инфраструктуры для российского аналога системы социального кредита, существующей в КНР. Она, скорее всего, не станет копией китайской системы и будет носить более децентрализованный характер.

Литература:

1. The Rise of Digital Authoritarianism. Freedom on the net 2018 / Freedom house. URL: https://freedomhouse.org/ sites/default/files/FOTN_2018_Final%20Booklet_11_1_2018.pdf 

2. Срничек Н. Капитализм платформ. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2019.

3. Zuboff S. The Age of Surveillance Capitalism: The Fight for a Human Future at the New Frontier of Power. PublicAffairs. 2019.

4. Талер Р, Санстейн К. Nudge. Архитектура выбора. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2018.

Авторы: Балаян А.А., Томин Л.В. 

Источник: syg.ma

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь