Домой Топ Новости ЧЕГО ОЖИДАТЬ ОТ ВСТРЕЧИ ТРАМПА С КИМОМ?

ЧЕГО ОЖИДАТЬ ОТ ВСТРЕЧИ ТРАМПА С КИМОМ?

168

Виталий КУЛИК, директор Центра исследований проблем гражданского общества

Историческая встреча лидеров США и КНДР все таки состоится. Президент США Дональд Трамп в субботу в полдень вылетел в Сингапур. Туда же в воскресенье прибыл и Ким Чен Ын. Саммит назначен на 12 июня.

Несмотря на то, что Трамп до сих пор сохраняет некоторую интригу, утверждая, что «если я почувствую, что этого не произойдет, я не собираюсь тратить свое время», он все же хочет получить результат.

Идея прямых переговоров между США и КНДР не была спонтанной для Трампа. Он планомерно шел к этому.

Так, известный эксперт по северокорейской проблематике Леон Сигал утверждает, что во время кампании в 2016 году кандидат Дональд Трамп неоднократно говорил о переговорах с Северной Кореей. Также, он приводит факты, что уже через несколько дней после инаугурации президент Трамп подписал соглашение о передаче помощи с целью предотвращения наводнений — первой гуманитарной помощи КНДР за пять лет.

В 2017 году руководитель американского отделения в МИД КНДР был приглашен в Нью-Йорк для встречи с американским дипломатом, что позволило обойти персональные санкции. «Нью-Йоркский канал» действовал в течение 2017-2018 гг и был достаточно активным. Следующие встречи с высшим руководством Северной Кореи были проведены в Осло и Пхеньяне.

Трамп готовил саммит, повышая и понижая ставки, как искусный игрок на бирже.

Но он встретил такого же игрока в лице Ким Чен Ына, которой сумел поднять свою цену так, что в Вашингтоне едва не поставили крест на переговорах. Лидер КНДР остановил диалог с Югом и снова заговорил риторикой до Пханмунджомской декларации. В ответ Трамп «подвесил» переговоры в Сингапуре.

Однако и Ким, и Трамп стремятся встретиться, поскольку выгода от этого превышает их собственные риски. Президент США получит возможность для блистательной политической победы на фоне кризисов и осложнений отношений с союзниками, а Ким Чен Ын – заберёт с собой долгожданный договор о мире с США и разорвет круг «руконеподаваемости» для Пхеньяна.

Можно согласиться с исследователем из институтута Sejong Чонг Сенг-чаном в том,

12 июня мы, пожалуй, не будем иметь очень детального большого соглашения, а скорее своего рода первый шаг к денуклеаризации.

Логика переговоров следующая: объявление о завершении Корейской войны 1950-1953 гг, подписание мирного договора (свои подписи должны поставить кроме США и КНДР, также еще и Китай, и Южная Корея), а затем установления дипломатических отношений — в зависимости от прогресса в реализации договоренностей. В качестве бонуса Трамп даже обещает пригласить Кима в Белый Дом.

Вторая позиция — соглашение (или комплекс мер) по денуклеаризации Северной Кореи. Тут США потребуют демонтаж ядерного оружия и МБР до лета следующего года и ликвидацию всех других ядерных установок до 2020 года. Но у Пхеньяна есть что ответить. Посему интрига будет сохранятся до конца переговоров.

1) КНДР будет настаивать на поэтапном соглашении, которое предусматривает, что каждая сторона должна постепенно выполнять свои обязательства пропорционально обратной связи. Иными совами, принцип step by step. Тут США могут пойти на компромисс. На это указывает и заявления самого Трампа, о том, что он готов воспользоваться любой возможностью, чтобы начать диалог.

2) Ким, вероятно, потребует, чтобы Соединенные Штаты удалили Северную Корею из списка государственных спонсоров терроризма (формулировка возникла осенью прошлого года). По мению Леона Сигала, такой шаг мог быть в основном символическим, учитывая широту экономических санкций, которые остались бы до тех пор, пока КНДР не совершил проверенные шаги к денуклеаризации.

3) Главный интерес США к переговорам заключается, прежде всего, в ликвидации ядерных МБР, способных достичь побережья Америки. Все остальное вторично в плане фундаментальных интересов безопасности США. Трамп потребует доступа международных экспертов к МБР и ядерным полигонам (хотя бы к тем, которые установлены разведкой). Вторым пунктом, США захочет план-график ликвидации (демонтажа) арсенала и привяжет смягчение санкционного режима к выполнению северянами своих обязательств.

Однако, КНДР может пойти только на замораживание ядерного программы и демонтаж части МБР в обмен на гарантии безопасности, политические и экономические преференции (снятие некоторых санкций, реализация отдельных проектов-исключений и пр).

Если стороны будут соблюдать условия первоначального соглашения, Пхеньян и Вашингтон смогут перейти к непосредственной ликвидации боевого арсенала. Лет так через 10…

Ким Чен Ын вполне может себе позволить такой горизонт “испытания доверия”, а вот Трамп вряд ли. Хотя его в данном случаи может интересовать исключительно “выиграть политическое время”.

Участвовать в двух кризисах одновременно: в Иране и в Северной Корее, Трамп себе позволить не может. Нужно одну из проблем хотя бы временно “закрыть”.

4) Ким Чен Ын будет настаивать на заключении договора о ненападении. Эксперты отмечают, что Пхеньян последовательно на протяжении 30 лет стремится к снижению угрозы вторжения и нанесения точечных ударов по КНДР.

По словам Чонг Сенг-чана, Северная Корея может получить договор о ненападении в комплекте с мирным договором, подписанным Китаем, Кореей и Соединенными Штатами. Такой сценарий выглядит вполне возможно.

Однако, на наш взгляд, если в вопросе мирного договора Трамп еще готов идти на компромиссы и даже обещать консолидированную помощь в деле межкорейского диалога, то договор о ненападении может стать для него “неподъемным”.

В любом случаи северокорейцы будут настаивать на неком заверении о безопасности, понимая всю ущербность данной конструкции. Это еще не гарантия безопасности от “гуманитарной интервенции” США или их союзников, но уже определенное обязательство, которое американцам придется хотя бы формально некоторое время соблюдать.

5) КНДР (и это солидарная позиция КНР и РФ) выставит предварительным условием – приостановку (а лучше отказ от) проведения совместных американско-южнокорейских военных учений в Желтом море; снижение численности военного контингента США в Южной Кореи и “демилитаризации” Азиатско-тихоокеанского региона (ослабление американского военного присутствия).

Пхеньян особенно протестует против участия в учениях военных средств, потенциально имеющих возможность нести ядерное оружие.

На полную отмену учений не согласиться ни Вашингтон, ни Сеул. Но, по мнению Леона Сигала, коррективы в план учений не представляют серьезной угрозы для американской военной позиции. Например, Пентагон может изменить тренировочные миссии, которые он проводит для бомбардировщиков B-52 (расположенных на Гуаме) и Б-2, которые иногда пролетели над Корейским полуостровом и пр.

6) Прямой диалог между США и КНДР не отменяет необходимости создания действенного гарантийного механизма безопасности для Северной Корее с участием всех глобальных и региональных игроков. Однако, в отличии от ситуации с “шестисторонним форматом” (переговоры по ядерной программе КНДР с участием КНР, США, России, Южной Кореи и Японии в 2003 – 2007 гг), Ким Чен Ын надеется на то, что основной драфт соглашения с Трампом ему удастся заполучить самому, а Китай и Россию пригласить уже в некую рамку, где стороны не смогут сильно помыкать Пхеньяном.

Уже сейчас в подготовке саммита в Сингапуре чувствуется активное участие КНР. Да и госсекретарь США Майк Помпео заверил, что Китай «будет играть роль» в заключении мирного договора с КНДР. По факту саммит в Сингапуре следует рассматривать как часть большой игры Пекина и Вашингтона.

Именно Пекин выступил ко-спонсором личных гарантий безопасности Ким Чен Ыну и даже предоставил ему самолет для перелета. Китайские спецслужбы также участвуют в обеспечении безопасности самого саммита.

Не отстают от китайцев и россияне. 31 мая в Пхеньяне побывал глава российского МИД Сергей Лавров. Визит длился всего полдня. По нашей информации Лавров привез Киму поддержку идеи проведения будущего соглашения КНДР – США через Совбез ООН и собственную “дорожную карту” поэтапной денуклеаризации.

6 июня в интервью China Media Group Владимир Путин заявил, что процесс денуклеаризации Корейского полуострова должен основываться на «многостороннем участии всех заинтересованных государств, и прежде всего государств региона, по выработке гарантий безопасности».

В этот же день, управляющий от РФ в Совете управляющих МАГАТЭ М.Ульянов в дебатах в ходе сессии Совета управляющих МАГАТЭ по пункту повестки дня «Применение гарантий МАГАТЭ в КНДР» в Вена заявил, что «в свете нынешней ситуации вокруг Ирана необходимо с самого начала продумать действенные механизмы, способные обеспечить неукоснительное выполнение всеми сторонами будущих договоренностей по урегулированию вокруг ядерной проблемы Корейского полуострова».

Россия активно наращивает контакты с КНДР. Так, председатель президиума Верховного народного собрания КНДР Ким Ён Нам совершит визит в Россию для участия в церемонии открытия чемпионата мира по футболу.

Ким Чен Ына уже пригласили в Россию на Восточный экономический форум в Владивостоке, который состоится 11–13 сентября 2018 г. А это значит, что Ким Чен Ын фактически окончательной выйдет из международной изоляции.

Во время форума во Владивостоке может состоятся встреча Кима и с премьер – министром Японии Синдзо Абэ. Таким образом, лидер КНДР завершит свой внешнеполитический блиц-криг.

Япония длительное время является наиболее ярой сторонницей политики максимального давления на Пхеньян с целью осуществления им полной, поддающейся контролю и необратимой денуклеаризации. Но сейчас риторика Токио изменилась и японцы бояться быть «изолированными» в переговорном процессе вокруг Северной Кореи.

7) Пхеньян будет настаивать на том, чтобы соглашение Кима и Трампа прошло ратификацию Конгресса США, в дополнение к Совету Безопасности ООН. Как верно говорит бывший официальный представитель Ирана в ядерных переговорах с международным сообществом с 2003 по 2005 гг доктор Сеид Мусавьян (Seyed Hossein Mousavian), КНДР хотела бы получить в итоге переговоров договор, напоминающий Совместный всеобъемлющий план действий между Ираном и Соединенными Штатами и пятью другими мировыми державами. Но с одним отличием. Ким Чен Ын будет настаивать, чтобы президент, который придет после Трампа не смог, как сам Трамп, взять и выйти из соглашения.

Напомним, что во время иранских ядерных переговоров государственный секретарь США Джон Керри подчеркнул, что не имеет полномочий предоставлять гарантии от имени Конгресса.

Поэтому, Пхеньян будет требовать ратификацию Конгресса, как некую гарантию несворачиваемости процесса. Ким должен убедиться, что любая потенциальная сделка не может стать жертвой внутриполитической драки в США.

Вот тут у Трампа может не хватить ресурса. Демократы и частично критики Трампа из “ястребов”-республиканцев уже говорят, что подобное возможно только через расстрел Конгресса танками.

Если резюмировать ситуацию то она выглядит следующим образом: Ким постарается продать процесс денуклеаризации за дорого, без гарантированного результата; а Трамп получить максимальные гарантии несворачиваемости самой денуклеаризации КНДР.

Пока по очкам снова таки ведет Ким Чен Ын, который скорее всего уедет домой с пакетом договоров, «моральной победой над Америкой» и снятием нескольких санкционных позиций. Но главное теперь он желанный гость любой международной тусовки.

Больше о Корее читайте на странице https://www.facebook.com/vitalii.kulik