Домой Топ Новости Почему у Венесуэлы не получается?

Почему у Венесуэлы не получается?

413

Виталий КУЛИК, директор Центра исследований проблем гражданского общества

Мы уже писали о том, что в Венесуэле наблюдается стратегический пат в противостоянии между сторонниками оппозиционного “временного президента” Хауна Гуайдо и действующего “легитимного” правителя страны Николаса Мадуро. У оппозиции нет сил для окончательного захвата власти, хотя она и контролирует часть населенных пунктов и даже некоторые столичные кварталы. А правительство не может подавить протесты и провести эффективные репрессии против оппозиции. 

В любом случае, без внешнего вмешательства венесуэльцам ничего хорошего не светит. Причем, это вмешательство может быть как в пользу оппозиции, так и в поддержку правящего режима. Но и этого вмешательства ждать не приходится.

Мятеж, аресты и праздники

Утром, 30 апреля, в столице Венесуэлы Каракасе “временный президент” Хуан Гуайдо заявил, что “начинает заключительную фазу народного восстания против режима Мадуро под кодовым названием “Свобода”.

Уже 1 мая оппозиция призвала людей выходить на улицу и заявила, что армия перешла на сторону восставших. Ведущие блоггеры стримили из окрестностей военной авиабазы “La Carlota”, где Гуайдо в окружении людей в форме заявлял, что “Национальные вооруженные силы приняли правильное решение и рассчитывают на поддержку венесуэльского народа».

К акции примкнул известный диссидент Леопольдо Лопес, отсидевший 5 лет из 13 летнего строка за антиправительственную деятельность. Сообщалось, что его освободили мятежные военные.

На улицах происходили столкновения между протестующими, силами полиции и чавистскими парамилитарными группировками “коллективос”. В начале беспорядков они выдержали некоторую паузу, что было оценено оппозицией как “растерянность режима” и “раскол в верхушке правительства Мадуро”.

В поддержку Гуайдо сразу высказались в Вашингтоне. Советник по нацбезопастности президента США Джон Болтон заявил, что “временный президент Гуайдо смело ведет венесуэльский народ по улицам, в то время как Мадуро прячется в военном бункере где-то в окружении своих кубинских контролеров и коррумпированных дружков. Гуайдо показывает мужество лидера; Мадуро — не что иное, как трусливый автократ”.

В Белом Доме заявили, что Мадуро почти что покинул Каракас и собирался эмигрировать из страны, но его, якобы, уболтали русские и кубинцы, обещая военную помощь режиму.

Однако, ближе к обеду 1 мая оказалось, что восстание не получило ожидаемой поддержки не только на улице, но и в среде военных. По приблизительным подсчетам независимых наблюдателей, на сторону Гуайдо перешло не более сотни военных в районе Altamira. Сама военная база “La Carlota” по-прежнему в руках верных Мадуро войск.

Не смогли оппозиционеры мобилизовать критическую массу своих сторонников, чтобы сломать группы “коллективос” и прорваться к президентскому дворцу на площади Мирафлорес.

В то же время сам Мадуро с утра 1 мая призвал своих “ополченцев” “окружить стеной президентский дворец и не допустить контрреволюционного ультраправого путча марионеток Трампа”. Был проведен традиционный многотысячный праздничный марш, приуроченный к Дню солидарности трудящихся. Полиция сработала на упреждение: использовала водометы, бронетехнику и слезоточивый газ. Более трехсот человек арестованы, две сотни получили ранения, сообщается о двух погибших.

Фото: EPAUPG

Хуан Гуайдо (в центре)

Гуайдо все еще пытался ободрить как-то протестующих. На своей странице в Twitter 2 мая он опубликовал карту Венесуэлы, на которой были обозначены места проведения демонстраций. По данным «временного президента», на вечер среды их было 397. «Мы сталкиваемся с режимом, который потерял контроль», — прокомментировал он эту запись.

Но уже было ясно, что восстание захлебнулось, так и нормально не начавшись.

К концу дня полиция локализовала основные очаги сопротивления, военные мятежники отступили из города. Тот же Леопольдо Лопес (к стати, накануне официально отпущенный под домашний арест) укрылся на территории посольства Испании. Он не безосновательно боялся повторного задержания. Уже вечером 2 мая суд выдал ордер на его арест.

Рано утром 2 мая Мадуро выступил на митинге среди верных ему войск и провел парад “революционной солидарности”.

Министр обороны Венесуэлы Владимир Падрино Лопес заявил, что “власти подавили попытку оппозиции совершить госпереворот”, а Николас Мадуро отметил на своей странице в Twitter, что руководство национальной армии гарантировало ему свою «полную лояльность».

Он также призвал провести «национальный день диалога, действий и предложений» 4 и 5 мая. По словам президента, он ждет предложений для «великого плана изменений в рамках Боливарианской революции». «Я хочу принять план, чтобы изменить всё, улучшить всё, исправить ошибки посреди битвы», — заявил Мадуро.

Глава Национальной Учредительной Асамблеи Венесуэлы Диасдадо Кабелло в радиопрограмме “Con el Mazo Dando” призвал суд выдать ордер на арест Гуайдо и мятежников.

А ночью 2 мая в Каракасе состоялся традиционный карнавал и массовые гуляния без политических лозунгов и при полном отсутствии электричества.

Институциональный паралич

Восстание в Венесуэле идет не первый месяц. Фактически с конца 2018 года оппозиция проводит массовые протесты, в которых принимает участие сотни тысяч человек. Время от времени к восставшим присоединяются отдельные подразделения полиции, спецслужб или национальной армии. Но это скорее исключение, чем правило. В целом силовики лояльны к правительству Мадуро.

Несмотря на то, что против оппозиции используется парамилитарные группировки “коллективос”, а также полиция применяет силу, в целом власти не переходят черту и не используют армию против народа. Да и сам народ далеко не полностью поддерживает оппозицию и Гуайдо.

Венесуэльское общество расколото. В городах и в провинции сохраняется влияние старых чавистов, которые личное благосостояние и собственную жизненную перспективу связывают с наследием Уго Чавеса.

Фото: EPA/UPG

Уличная торговля в Каракасе, Венесуэла

На данный момент ни оппозиция, ни сторонники Мадуро не являются доминирующей силой в стране.

Кроме того, административная вертикаль в государстве давно разрушилась, улицу попеременно контролируют разные группировки, иногда откровенно ганстерского типа. Полиция и силы правопорядка не рискуют свободно патрулировать нелояльные территории и только когда ситуация накаляется — ведут стычки с демонстрантами.

Влияния муниципалитетов, коммунальных служб хватает только на то, чтобы города не утонули в хаосе и не начался массовый голод. В стране гиперинфляция, дефицит продуктов питания и медикаментов. Но в оппозиционных и чавистских комьюнити есть минимум того и другого, действует карточная система “для своих”.

Одни партизанскими тропами получают гуманитарку из-за границы от США, Колумбии или Бразилии; других подкармливает армия, которая, в свою очередь, раздает продпайки кубинских вооруженных сил.

При этом, оппозиция отчаянно твитит: “Трамп! Введи войска”, а правительство Мадуро всячески рекламирует “поддержку Путина” или “дружеские приветы” из Пекина”.

Каждая из сторон надеется, что именно внешнее вмешательство изменит в их пользу ситуацию и позволит переиграть оппонента.

Заграница пока не помогает

В начале апреля в Вашингтоне, по инициативе Колумбии, состоялось экстренное заседание Организации американских государств (ОАГ). В заседании приняли участие представители Аргентины, Бразилии, Чили, Канады, Парагвая, Перу и США. Участники обсудили гуманитарную ситуацию в Венесуэле и признали полномочия официального представителя Венесуэлы в ОАГ Густаво Тарре, которого назначил Хуан Гуайдо. Утверждение нового представителя Венесуэлы поприветствовал государственный секретарь США Майк Помпео.

В среде венесуэльской оппозиции сегодня популярна идея воспользоваться 187-й статьей конституции Боливарианской Республики Венесуэла, согласно которой правительство может запросить ввод иностранных войск на свою территорию. Считается, что площадкой, где такое обращение за военной помощью будет максимально легитимно – это ОАГ.

Гуайдо и его сторонники уже месяц как пытаются сформировать консенсус вокруг этой идеи в среде оппозиции. И признание полномочий Тарре как официального представителя Венесуэлы – это шаг в этом направлении. Но пока даже противники Мадуро не все воспринимают идею внешнего вмешательства.

Есть еще одна проблема. Готовы ли в действительности ко-спонсоры венесуэльской оппозиции к силовому сценарию?

Фото: EPA/UPG

Еще в январе этого года Дональд Трамп заявлял, что у него на столе все варианты решения кризиса, в том числе и военный. Президент Бразилии Жаир Болсонару тоже дал ясно понять, что его страна готова принять участие в “иностранной военной интервенции на территорию Венесуэлы” в случае, если того потребует ситуация. Колумбийское правительство направило к границе с Венесуэлой усиленный военный контингент.

В преддверии старта «Operacion Libertad» информагентство Reuters опубликовало материал о том, что создатель частной военной компании Blackwater Эрик Принс готовит военную операцию по свержению правительства Мадуро и даже проводит консультации с американским правительством о финансировании мероприятия. В Пентагоне информацию не опровергают, но и не подтверждают.

Со своей стороны госсекретарь США Майк Помпео на днях заявил телеканалу Fox Business, что «военные действия возможны. Если это потребуется, Соединенные Штаты сделают это… Мы стараемся сделать все возможное, чтобы избежать насилия… Мы бы предпочли мирную смену власти, при которой уходит Мадуро и проводятся новые выборы».

Сенатор-республиканец Марко Рубио в своем Twitter открыто пишет, что «все страны, любящие свободу, должны объединиться и предоставить гуманитарную помощь людям Венесуэлы. Если мы позволим этому пойти дальше, у нас будет Сирия в нашем дворе. Пришло время для нового лидерства Гуайдо”.

Но при кажущейся милитаризации ситуации вокруг Венесуэлы все это может оказаться лишь «белым шумом». В действительности, в Белом Доме не спешат применять силу. При кажущейся решимости Трампа начать наземную интервенцию в Венесуэлу, США не хочет ее проводить своими руками и нести ответственность за ее последствия для региона.

Трампу нужны не просто политическая поддержка стран Латинской Америки, а контингент для стабилизационной операции, в которой американцы бы играли только координирующую роль и оказывали материально-техническую поддержку.

Иными словами, “разгребать дерьмо” должны Перу, Колумбия, Бразилия и Аргентина. Но там не очень спешат оказывать такого рода “услугу” Вашингтону.

Во-первых, существует угроза троекратного увеличения потока мигрантов из Венесуэлы в случае военных столкновений в соседние страны, которые уже и без того перенасыщенны нелегалами. Следует отметить, что венесуэльская диаспора, например в Эквадоре, более криминогенна, чем местные банды Гуаякиля.

Во-вторых, не стоит недооценивать динамику внутриполитических процессов в этих странах. Сегодня там при власти правые или центристы. “Розовый прилив” в Латинской Америке отступил (верными Чавистской Боливарианской традиции остаются только Боливия, Уругвай и Куба), но это не значит, что не будет резкого всплеска протестной активности против участия вместе с гринго в интервенции в Венесуэле. Например, в Аргентине, в Буэнос-Айресе, 1 мая сторонники Гуайдо пытались захватить посольство Венесуэлы, но были встречены пикетами местных чавистов. После столкновения с полицией некоторых аргентинских защитников Мадуро арестовали, но через день отпустили. И это не единичные случаи.

В-третьих, сегодня Мадуро все еще поддерживают Россия и Китай. Эти две страны имеют свои миллиардные инвестиции в экономику Венесуэлы и не будут безучастно смотреть на свержение их “сукиного сына”. Очевидно, что вступать в конфликт с Москвой и Пекином (с последним особенно) правительства стран Латинской Америки не сильно хотят, даже если Трамп очень попросит.

Фото: EPA/UPG

Таким образом, наиболее вероятным сценарием является — усиление санкционного режима и медленное “удушение” режима Николаса Мадуро, коррумпирование его окружения, покупка военных, постепенное “выбивание” сторонников “легитимного” и затягивания агонии.

Венесуэлу конечно жалко, но такова “реал политик”.

Источник: Lb.ua