Домой Политика Государство затыкает рты учёным

Государство затыкает рты учёным

66

Французское правительство на протяжении нескольких лет обвиняет протестующих в терроризме. Это было видно на примере бастующих железнодорожников в 2018 г, «жёлтых жилетов», левых, а теперь ещё и учёных. Привязка всех вышеперечисленных к исследователям-социологам могут показаться попыткой натянут сову на глобус.

Но сознание большинства воспринимает многократно повторённое с экранов ТВ за действительность. Теперь общество погрязнет в искусственно созданном споре. А тем временем мы станем свидетелями рождения «великих» социологов, историков, языковедов и т.д. среди чиновников, которые ни разу не соприкасались с этими дисциплинами. Но которые считают себя вправе решать будущее науки. Свобода, говорите вы?

«Левацкий исламизм». По мнению правительства, это проблема распространилась в университетах, как гангрена. Поэтому, исследователи этого направления представляются некоторыми политиками как косвенные пособники террористов. Но нужно иметь в виду: такой риторикой государство затыкает рты учёным, а не только левым.

Да, министр образования Фредерик Видаль добился, чего хотел. Ведь 14 февраля он заявил о том, что университеты заражены «левацким исламизмом».  Затем он потребовал провести административное расследование в Центре национальных исследований CNRS (примерный аналог Российской академии наук – прим. ред). С тех пор эта тема вновь и вновь поднимается телевидением. 

-ads-

И ввиду того, что он ней говорят без конца, этот придуманный на пустом месте термин стал реальностью общественного мнения. Например, по заказу CNews и Sud Radio был проведён соцопрос. Высинилось, что 60% французов теперь думают, что «левацкий исламизм» — это такое направление мысли. Тем временем никакого научного обоснования у этого термина нет. И еще несколько лет назад о нём говорили только ультраправые.

Создание образа внутреннего врага

Этот термин абсурден, как и вкладываемая в него идея. Но с политической точки зрения весьма удобен. «С помощью данного определения можно обозначать всех мусульман, левых оппозиционеров. Также можно дискредитировать и общественные науки», – считает политолог Самюэль Айат. Теперь целый ряд исследовательских программ оказываются под подозрением. 

В частности, те, которые ещё со времен эпохи Просвещения изучают ислам. В особенности социология и теория пересечений, которую философ Рафаэль Энтовен скромно назвал «чумой». Исследователи, работающие в этой дисциплине, занимаются этническими и половыми причинами социального неравенства. Но, вместе с тем, считают, что это проблема зависит от многих факторов.

Теория пересечений является междисциплинарной наукой. Это направление соприкасается с гендерными исследованиями, с изучением расизма и вопросами развития общества, с «cultural studies». Также оно затрагивает инклюзивную лексику. Хотя последнее скорее выходит за рамки непосредственно университетского изучения. 

Вдобавок она связана с историей колониальной эпохи. Основной тезис учёных, занимающимся этим направлением, состоит в следующем. Соотношение сил, возникших в колониальный период, сохранилось в процессе деколонизации. Также оно остаётся актуальным в современном геополитическом  раскладе и в образе мышления бывших колониальных империй.

Когда власть диктует условия исследователям

Политическое использование термина «левацкий исламизм» активно обсуждается представителями левых сил. Да, подобные дискуссии об исследованиях в области социального доминирования происходили давно. Однако сейчас ставится вопрос непосредственно о легитимности данного направления.

 Действительно, сегодня многочисленные исследовательские лаборатории, в названии которых обязательно присутствует слово «studies», наводняют академические и университетские структуры. Поэтому вполне нормально, что обсуждается целесообразность их существования. Но обсуждаться это должно научным сообществом. 

Данные направления появились под влиянием англосаксонской моды. А она не интересуется обобщениями и не обращает внимание на изучение коммунитаризма. «Термином «studies» обозначают всякий импортированный продукт. Мы же должны изучать наше общество и нашу историю, которая происходит здесь и сейчас», – считает социолог Эрик Фассан.

Главное, что вся эта шумиха вокруг отдельных направлений исследований обратно пропорциональна их реальному весу в науке. «Действительно, некоторые аспекты политической философии не нужно выделсять о отдельное направление. В частности, это касается универсализма.

 Но средства массовой информации транслируют эти обсуждения в совершенно искажённом виде, –  считает преподаватели факультета политологии Реннского университета. –  К тому же в университете лаборатории «studies» представляют собой меньшинство академической среды». В целом, и социология составляет небольшой процент исследований. Примерно 20% государственного и 1,5 % частного секторов. Известно, что в 2018 году было выдано 14 065 докторских степеней. И только 13% из них относится в целом к наукам об обществе.

Мифы и реальность гендерных исследований

Марлен Шьяппа, министр-делегат по делам гражданства, считает, что финансирование «studies» осуществляется в ущерб другим направлениям. Однако это не так. Идея о том, что гендерные исследования доминируют в университетской среде – миф. Зато телевидение приписывает им и инклюзивную лексику, что само же и активно обсуждает. Также СМИ пытаются протолкнуть идею тождественности процесса феминизации языка и распространения радикального ислама. 

Правда, обосновать это пока не получается. «Я считаю, что скоро уже будет невозможно опубликовать текст, свободный от тирании инклюзивной лексики, – вздыхает музыкант Кристиан ле Бартц. –  И меня лично никто не заставит писать инклюзивным языком. Зато я думаю, что тот, кто не захочет использовать сплошные феминитивы, скорее всего, не сможет публиковаться. Подумайте, мы даже не представляем реальное положение вещей».

А вот социолог из Реннского университета Эрик Невё делятся противоположным опытом. Несколько лет назад он открыл направление гендерных исследований. «Тогда руководство нашего университета воспротивилась моей идее. Впервые в истории нашего университета открытие нового курса обсуждалась на административном совете», – рассказывает он.

Иногда становится даже опасно обнародовать результаты исследований в некоторых областях. «Муссирование этой темы сказалось на мне непосредственно. Так, я стала испытывать стресс, психологический дискомфорт. Также у меня возникли трудности по работе, – рассказывает исследовательница в области теории пересечений, пожелавшая не раскрывать своего имени. –  Многие мои коллеги должны были прилагать усилия, чтобы получить финансирование и должности. То есть, ни одному из моих знакомых не давалось всё легко, без тяжелого труда. Более того, мне начали угрожать в соцсетях, называть меня шл***й и индиженисткой». 

Политика «по-пацански»: «бей самых умных, им больше всех надо»

Откуда же столько ненависти? Несомненно потому, что исследователи находятся в центре данной культурной битве. «На наших глазах тема расизма и этничности стала звучать в адрес тех, кто протестует против полицейского насилия. В риторике относительно движения #MeToo или ЛГБТ затрагивали гендерные исследования в целом. Ведь ученые, изучающие механизмы социального доминирования, влияют на активистов и подпитывают протестное движение.

Эрик Фассан считает, что именно в этом кроется причины негативного отношения к учёным со стороны правительства. «Теперь власть ополчились не только на мигрантов, на молодёжь их бедных кварталов или на активистов социальных движений, – говорит он. –  Сейчас мишенью стали научные исследования как таковые. Ведь они заставляют анализировать существующий общественный порядок. Это настоящая волна антиинтеллектуализма. А ведь такая ситуация, по идее, характерна для авторитарных режимов: Трампа, Болсонару, Орбана или Эрдогана».

Самое интересное, что наиболее ярые обвинители «левацкого исламизма» никогда не изучали социальные науки. Классическое образование в частных школах весьма селективно. Конечно, факультеты политологии на бумаге предлагают на выбор цитологию или гендерные исследования. Но эти дисциплины необязательны. Поэтому закончить высшее образование вполне возможно, не изучая науки об обществе.

 И особенно это характерно для бизнес-школ. В этом деле поражает, в первую очередь, то, что люди из правительства вообще не понимают, что такое гуманитарные и социальные науки. Это их не интересует. Они даже не представляют, как происходит исследовательская работа в этой области. И когда отсутствие информации накладывается на домыслы политиков, результат остановятся плачевным.

Автор: Сиприан КАДДЕО, журналист

Источник: L`Humanite


Предыдущая статьяМЬЯНМА СЕГОДНЯ. ОПЫТ ВОЕННОГО ПЕРЕВОРОТА И СОПРОТИВЛЕНИЯ ЕМУ
Следующая статьяЧто нам принесет третья экономическая революция

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь