Главная Экономика ВПК Украины: через тернии к…?

ВПК Украины: через тернии к…?

1663

13 мая 2015 года (ПолитКом, Андрей БОЯРУНЕЦ). Произошедшие в Украине в 2014 году политико-военные события внезапно и остро поставили вопрос о быстрой «реанимации» национального военно-промышленного комплекса. Нельзя сказать, что до прошлого года отрасль находилась в полном упадке: за 2013 год стоимостной объем продукции вырос на 24% до 13,2 млрд грн., а по оборонному экспорту страна занимала 9 место в мире и около 3% мирового рынка.

Общие тенденции

Вышеуказанное было достигнуто, прежде всего, за счет постсоветского потенциала. На начало 90-х годов в УССР работало 3594 предприятия оборонного и двойного назначения со штатом примерно 3 млн чел. В чисто военном производстве было задействовано порядка 700 предприятий – в т.ч. 205 производственных объединений (ПО) и 139 научно-производственных объединений (НПО) – с совокупной занятостью 1,45 млн чел. По понятным причинам постсоветский развал коснулся этой отрасли в числе первых. На 2013 г. в стране оставалось порядка 140 различных базовых предприятий военно-промышленного комплекса (ВПК), включая 13 в Крыму и 12 в нынешних «ДНР-ЛНР».

При этом до начала АТО акцент делался на экспорте и экспортных схемах, в т.ч. за счет распродажи армейской техники и имущества. Госзаказ на новые вооружения упал до минимума; так, по результатам 2013 года тогдашний глава госконцерна «Укроборонпром» Сергей Громов признавал, что производство продукции для украинской армии сократилось в 4 раза. А в 2014 году возникла еще одна проблема – утрата на неопределенное время части производственных и ремонтных мощностей в Крыму и Донбассе. Так, в Крыму это в первую очередь верфи и авиаремонтные заводы в Евпатории и р-не Севастополя, в Донбассе – такие известные активы, как Луганский патронный завод, «Луганский машиностроитель – 43», Рубежанский казенный химический завод «Заря» (Рубежное), предприятия «Юность» (Краснодон; оба – Луганщина), «Топаз» (г. Донецк) и др. Больше того, в Донбассе оборудование ряда производств демонтировано и вывезено в Россию. Все это привело к необходимости срочно переналаживать выпуск некоторых компонентов на альтернативных площадках в условиях идущих боевых действий.

Оплот

Отметим, в минувшем году госбюджетные расходы на оборонные цели достигли 27,3 млрд грн., а на нынешний, 2015 год, запланировано 44,6 млрд грн., из которых 14,2 млрд грн. пойдет на разработку и закупку нового вооружения и техники, 5,2 млрд грн. – на модернизацию имеющихся, 28 млрд грн. – на содержание Вооруженных сил Украины (ВСУ). В частности, в 6 раз увеличен государственный оборонный заказ (ГОЗ) на год, которым определяется требуемый перечень вооружений, их количество, необходимые бюджетные средства и конкретные компании-исполнители. Сумма ГОЗ засекречена, однако есть данные, что она рекордна за все время независимости; притом теперь принятие решения о внесении изменений в ГОЗ возможно за несколько часов. Приоритетные направления – закупка различной отечественной бронетехники, высокоточного оружия, средств радиоэлектронной борьбы, а также научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) в сфере систем управления подразделениями и средств связи. Немаловажно, что до 15% общей суммы пойдет на приобретение вооружений за рубежом.

В итоге Киев рассчитывает довести долю ВПК в ВВП до 4-5%. С учетом того, что номинальный ВВП в 2014 году составил 1,57 трлн грн., речь идет о цифре в 75-80 млрд грн., а с поправкой на девальвацию гривны (в начале сего года) это в 2-2,5 раза больше. Не стоит забывать и о западной помощи ВСУ, которая в минувшем году превысила 100 млн долл. от одних только США. Для реализации планов обновления и переоснащения армии уже летом-2014 многие военные заводы работали в 3 смены и с ограниченными выходными, что вскоре повлияло на занятость на прилегающих территориях. Возобновляют работу ранее остановленные заводы – например, «Шепетовский ракетный» (Винниччина), «Орион» (Тернопольщина).

Одним из ключевых направлений является ремонт и посильная модернизация бронетехники – соответственно, на сохранившиеся в стране профильные площадки приходится максимальная нагрузка. Это такие производства, как Львовский, Шепетовский, Житомирский, Киевский, Харьковский бронетанковые, Николаевский ремонтно-механический заводы, одновременно ремонтирующие и поврежденные в боях машины. Также к этому привлечены непрофильные предприятия, скажем, «Днепропетровский тепловозоремонтный завод»; «Крюковский вагонзавод» тоже готовится возобновить производство боевой техники (в УССР здесь выпускалось до 20 ее видов).

Для справки, на начало 2014 года на складском хранении в Украине находилось свыше 1400 танков различных типов (в строю – более 700), значительное число БМП и БТР (в целом армия располагает примерно 2400 БМП и 1400 БТР). Всего в 2014 году для армии и Нацгвардии отремонтировано более 13 тыс единиц различной военной техники.

По родам войск

Наряду с этим, в 2014-2015 годах активизировались работы по восстановлению серийного выпуска современных основных боевых танков (ОБТ) на заводе им. Малышева (Харьков). Прежде всего подразумевается ОБТ «Оплот» — глубокая модернизация Т-84, и есть планы уже в 2015-м произвести до 40 таких машин, а в следующем году предпринять усилия по выходу на ежегодный уровень в 120 единиц. Параллельно идет работа по модернизации советской модели Т-64 до уровня «Булат». В этой связи немаловажно, что за время независимости в стране удалось наладить изготовление танковых орудий (КБА-3 калибром 125 мм, КБМ-2 – 120 мм, перспективная 55Л «Багира» — 140 мм) и других элементов стальной основы. Добавим, в перспективе допускается организация производства танков в киевском регионе, т.к. харьковские мощности расположены в опасной близости от госграницы с потенциальным противником.

Что касается бронемашин, то Николаевский ремонтно-механический завод занимается обновлением БТР-70 до уровня БТР-70ДИ и до чисто отечественного варианта – БТР-7. А харьковским КБ машиностроения им. Морозова разработан БТР-4, после неудачного экспортного контракта с Ираком начавший активно поступать на вооружение ВСУ (наряду с БТР-3Е). Среди перспективных разработок можно назвать боевые машины пехоты БМПТ-64, БМП-55, ЮТМП-84. Также начата модернизация разведывательных БРДМ-2 до уровня БРДМ-2ДИ «Хазар», разработаны новые БМ «Дозор-Б», «Спартан», «Барс», по лицензии Канады КрАЗ производит бронемашины «Кугуар».

Проводятся и обновления реактивной артиллерии: для широко распространенной БМ-21 «Град» разработана модификация БМ-21У «Град-М» на шасси КрАЗ-260 с увеличенной дальностью стрельбы, принята на вооружение в 2000 г. Перспективные разработки в этом направлении – первая собственно украинская система залпового огня (РСЗО) БМ-21К, сходная с ней КрАЗ-6322РА «Бастион-01», а также развитие РСЗО 9К57 «Ураган» — КрАЗ-63221РА «Бастион-03».

Также Украина известна достижениями в области систем наведения и боеприпасов. Одним из показательных примеров является усовершенствованная станция радиоэлектронной разведки «Кольчуга-М», выпуск которой намечено возобновить уже в 2015 году (на вооружении сегодня стоит 19 «Кольчуг» старого образца). Для этого «Укроборонпром» формирует альтернативные мощности на замену ключевому поставщику компонентов для «Кольчуги» — донецкому предприятию «Топаз». Также в стране есть неплохая база изготовления современных боеприпасов, один из лидеров здесь – ГАХК «Артем», специализирующийся на высокоточных снарядах для бронетехники и авиации. Это единственный в СНГ поставщик управляемых ракет средней дальности для самолетов типа МиГ-29, Су-27, Су-30. В свою очередь, столичное КБ «Луч» известно высокоточными противотанковыми комплексами «Стугна», «Корсар» и «Скиф» (совместный с Беларусью), устанавливаемыми на танки, БТР, вертолеты. Наконец, в 2013 году принят на вооружение танковый снаряд с лазерным наведением «Квітник», разработанный усилиями НПК «Прогресс» и ЦКБ «Точность». В 2018 году может поступить в войска новый оперативно-тактический ракетный комплекс «Сапсан» разработки КБ «Южное».

Что же до самолетов, то наша страна не разрабатывает современных боевых моделей – однако специализируется на транспортных, из которых можно выделить сверхтяжелые Ан-124 «Руслан», Ан-225 «Мрия», региональный Ан-140, перспективный Ан-70. В то же время у отечественного авиапрома обширные мощности по ремонту военной авиации – до 10 авиаремонтных заводов, способных обслуживать все типы самолетов и вертолетов производства бывшего СССР.

Так, в 2014-м активизировалась модернизация штурмовиков Су-25 до уровня Су-25М1, истребителей МиГ-29 – до МиГ-29МУ1, а учебно-боевых Л-39 (Чехословакия) – до Л-39M1. Есть и проект обновления боевых вертолетов Ми-24, реализуемый компанией «Авиакон» (Конотоп, Сумщина) совместно с французской корпорацией «Sagem». Также в различных регионах налажена сборка беспилотных летательных аппаратов разных модификаций, включая «Кажан-1» — модель НВП «Укртехно-Атом».

Основная часть украинского ВМФ потеряна при сдаче Крыма, и это делает особенно важной программу строительства на николаевском «Черноморском судостроительном заводе» корветов (сторожевые корабли по советской классификации) проекта 58250. Головной корабль заложен в мае 2011 года, всего же до 2021 года предполагалось построить 10 единиц. Локализация модели – 60%, остальное обеспечивают государства Евросоюза (Италия, Германия, Франция, Дания). Кроме того, Феодосийской судостроительной компанией «Море» был создан почти полный цикл производства военных судов, в т.ч. на подводных крыльях и воздушной подушке. В перспективе Киев может вернуться и к вопросу достройки готового на 95% ракетного крейсера «Украина», доставшегося в наследство от СССР на стапелях завода им. 61 коммунара.

БТР-4

Коррупционный фактор

Итак, на фоне запрета на кооперацию с РФ отечественный ВПК может быть загружен внутренними заказами и стать важным фактором стабилизации национальной экономики. Тем более что украинские вооружения пользуются спросом и на внешних рынках: танки «Оплот» поставляются в Таиланд, БТР – целому ряду стран, транспортные самолеты – в Ирак, есть крупные контракты на модернизацию советских «Ан» с Индией, Египтом и др. Однако этому мешают системные негативные факторы, ключевым из которых является коррупция. Экспертное сообщество солидарно во мнении, что система управления военпромом и оборонным госзаказом (как и ВСУ) не отвечает, среди прочего, современным задачам ведения «гибридной» войны малой интенсивности.

Так, отмечается, что в ГОЗ на 2015 год акцент сделан не на перевооружение новейшими образцами, а на закупку уже существующих. С одной стороны, это позволяет быстрее насытить войска техникой, с другой – замедляет их качественную модернизацию. Также приводятся примеры закупки в 2014 году импортной радиолокационной станции контрбатарейной борьбы AN/TPQ-49 по 12,6 млн грн. за единицу, хотя Украина производит аналог под маркой «Положение-2», который значительно лучше по техническим характеристикам.

Есть данные, что в абсолютном большинстве контрактов по импорту вооружений в интересах Минобороны и Нацгвардии присутствуют значительные суммы маркетинговых, агентских и комиссионных вознаграждений, что влияет на закупочную стоимость. Фиксируются и факты реализации оборонного имущества на внутреннем рынке несиловым структурам, что противозаконно. Отмечены значительные задержки поставок готовой (в т.ч. расконсервированной) техники нуждающимся в ней подразделениям. При этом имеющаяся в действующих частях техника используется сверхнормативно, а поступление новой, включая б/у, нередко сознательно задерживается до максимального исчерпания ресурса уже находящейся в наличии.

Для информации, в июле 2014 года Генпрокуратура обнародовала результаты проверки хранения военного имущества на предприятиях «Укроборонпрома», выявлены многочисленные факты потерь – отсутствие 189 единиц автомобильной и бронетанковой техники, разукомплектование 440 единиц авиационной, артиллерийской и иной, ущерб превысил 27 млн грн. В настоящее время декларируется работа по оптимизации хранения имущества.

В заключение акцентируем, что для эффективного развития отечественный ВПК должен трансформироваться по таким основным направлениям:

  • борьба с коррупционными схемами всех разновидностей;
  • приоритет внутристрановых перспективных разработок перед импортом, что означает особое внимание Кабмина и надлежащее финансирование;
  • активное привлечение зарубежных технологий для освоения в рамках СП или лицензий с прицелом на самостоятельное производство аналогов в обозримом будущем;
  • систематизация и достаточная господдержка отраслевых НИОКР согласно целям и задачам национальной военной стратегии;
  • максимальный отказ от российских комплектующих;
  • постепенная модернизация основного оборудования профильных заводов для повышения их эффективности при выпуске как традиционных, так и новейших вооружений.