Домой Стратегия В Астане говорят «снижение»

В Астане говорят «снижение»

185

Виталий КУЛИК,
директор Центра исследований
проблем гражданского общества

«Запас прочности экономики и «подушка безопасности» в Казахстане достаточно солидны и не вызывают сомнений даже у мировых экспертов… У нас нет кризиса, у нас наблюдается временное снижение» — заявил «серый кардинал» казахской политики, советник Нурсултана Назарбаева по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев. Однако, подобные настроения далеко не все разделяют как в Астане, так и за ее пределами. Казахстан характеризуется наибольшим уровнем развития рыночных институтов в Центральной Азии, наличием мощного промышленного комплекса, развитой банковской системой и, соответственно, большей интеграцией в мировой финансовый рынок. А это уже сам по себе риск в условиях мирового кризиса.

Падение цен на нефть заставит Казахстан расплатиться за сырьевую ориентацию экономики уже в начале будущего года. В целом снижение цен на нефть будет иметь мультипликаторные последствия в виде падения розничного товарооборота, совокупного спроса и, как следствие, падения доходов граждан.
Энергетический сектор, бывший некогда надежнейшим локомотивом экономического роста Казахстана, замер на месте. По данным АО «Государственная страховая корпорация по страхованию экспортных кредитов и инвестиций», удельный вес готовой продукции несырьевого сектора не превышает 10% от всего объема экспорта Казахстана. В сырьевом же секторе безраздельно доминирует нефть. Приток нефтедолларов постоянно рос на фоне скачкообразного увеличения цен на «черное золото». Это должно было спасти казахскую экономику.
Но ситуация кардинально изменилась во второй половине 2008 г.. Угроза рецессии в развитых странах, прежде всего в США, главном потребителе топлива, заставила спекулянтов начать вывод средств с сырьевых рынков. Вместе с нефтяными котировками начали падать цены на другие виды сырья, в том числе металлы. Это немедленно сказалось на поступлениях в казахстанский бюджет от горнометаллургических компаний – основного источника поступлений в государственную казну.
По словам директора Центра раннего обнаружения экономических и финансовых потрясений АО «Институт экономических исследований» Сары Алпысбаевой, «при низкой вероятности снижения цены на нефть менее 60 долларов за баррель последствия такого снижения оцениваются как очень серьезные. В случае наступления данного сценария возможен запуск негативных цепочек, которые могут привести к девальвации тенге и повышению социальной напряженности».

Период жесткой привязки курса тенге к доллару также закончился. Правительство решилось на девальвацию национальной валюты. На прошлой неделе глава Минэкономики и бюджетного планирования Бахыт Султанов заявил: «Мы считаем, что предел – это 10?процентная плавная, в течение длительного срока, девальвация». При этом инфляцию на конец 2009 года министр прогнозирует на уровне 9%.
По мнению обозревателя журнала «Эксперт-Казахстан» Рахима Ошакбаева, казахский Кабмин пытается «в ручном режиме» сбалансировать несколько параметров: поддержать банки, которым приходится выплачивать внешние долги, номинированные в долларах, и которые, соответственно, заинтересованы в сохранении долларовой привязки тенге; поддержать отечественных производителей, которым угрожает потеря конкурентоспособности своей продукции на фоне девальвации валют стран-импортеров.

Многие казахские эксперты считают, что правительство страны может загнать себя в ловушку. С одной стороны, девальвация может привести к резкому снижению ликвидности банков, кризису доверия среди субъектов экономики и оттоку депозитов, а значит, практически к неизбежным дефолтам. С другой – поддержка в ближайшей перспективе курса тенге обернется истощением золотовалютных резервов (ЗВР), в условиях уменьшения притока валюты из-за падения цен на нефть и металлы – основные экспортные товары Казахстана – дефицит платежного баланса практически неизбежен. Растрата ЗВР грозит обвалом курса национальной валюты со всеми вытекающими последствиями.

Несмотря на выше перечисленные проблемы казахской экономики, Астана все же имеет возможности амортизировать удар и выйти из кризиса с некоторыми выгодами для себя.
Во-первых, правительство РК оперативно внесло изменения в бюджет, выделило дополнительные средства и влило в экономику всего около 540 миллиардов тенге. Это должно сдержать инфляцию и снизить уровень безработицы.
Во-вторых, у Астаны есть шанс проллобировать отмену поправки Джэксона-Вэника у США, которая ограничивает для РК трансферт технологий и внешнеторговую деятельность.
В-третьих, несмотря на демарши иностранных инвесторов в нефтяной сектор Казахстана, Астана, несомненно, продолжит наращивать государственное присутствие на своих нефтяных месторождениях. Усиление роли государства в управлении нефтяным сектором будет способствовать попыткам Астаны диверсифицировать свои энерготранзитные схемы. Не исключено, что и за счет пересмотра политики РК в отношении реализации украинского проекта Одесса-Броды.

В-четвертых, кризис может привести к некоторой либерализации политической жизни Казахстана. Об этом осторожно намекнул упоминаемый выше советник президента Ермухамет Ертысбаев. По его словам, казахский политикум управляем и это позволяет в рамках президентской программы «Путь в Европу» провести определенные преобразования в политической сфере. Правительство РК уже внесло в парламент несколько поправок, касающихся либерализации выборного законодательства, законов о СМИ и политических партиях, что существенно повлияет на внутриполитический климат.