Главная Топ Новости Робеспьеры прокуратуры

Робеспьеры прокуратуры

43

Виталий КУЛИК, директор Центра исследований проблем гражданского общества  

Новоназначенный генпрокурор Руслан Рябошапка гордо представлял в прошлый понедельник свое детище — законопроект о первоочередных мерах по реформированию органов прокуратуры. 

В ходе заседания в профильном комитете Рады он предлагал сразу перейти к революции в реформе прокуратуры, поскольку эволюционные изменения провалились. Предложения звучали привлекательно. Know how позволит уже завтра увидеть «прокуратуру будущего»: начать реформу «сверху», сократить численность штатов прокуратуры сразу на треть, убрать лишние бюрократические преграды (квалификационно-дисциплинарную комиссию) на пути привлечения прокуроров к ответственности.

Понятно, что реформа прокуратуры перезрела. В то же время даже поверхностный анализ нового законопроекта демонстрирует наличие в нем серьезных недостатков и перекосов. Открытым вопросом остается и то, справится ли новая команда реформаторов, даже усиленная суперполномочиями, со всеми вызовами на «прокурорском поле», или же, наоборот, погрузит всю систему прокуратуры в окончательный хаос.

О чем, собственно, идет речь в законопроекте, и к чему может привести его реализация в наших условиях?

Во-первых, предполагается, что все работники органов прокуратуры будут проинформированы об увольнении с момента публикации закона. Более 11 тыс. людей в один день могут потерять работу. И не просто людей, а квалифицированных юристов, посвященных во все тонкости и узкие места уголовного процесса. За последние 5–7 лет эти люди видели многое: их увольняли, клеймили карателями режима Януковича, позорили на улицах по дороге в суды, склоняли к сомнительным процессуальным действиям, некоторых даже под стражу брали прямо на оперативных совещаниях (с последующим восстановлением на работе).

Это люди, которые не уволились в первые дни работы после осмотров трупов или изнасилованных неестественным образом детей. Это закаленные профи, привыкшие к ненависти, проклятиям и недоверию со стороны людей и руководства одновременно. И снова всех «лицом об стол»: вы, мол, все коррупционеры в погонах, поэтому всем вам гореть в аду  —  отныне новоиспеченные Робеспьеры в очередной раз будут вершить ваши судьбы.

Ты прокурор, и у тебя 200 уголовных производств в районе? Ты осуществляешь надзор за расследованием десятка краж в супермаркетах? «Горят» сроки, и ты живешь под судом в очереди, чтобы подать ходатайство следственному судье? Тогда поздравляем: если пройдешь аттестацию, будь готов поехать в другой конец страны. Безусловно, это не самая лучшая мотивация для дальнейшей работы.

А как же те, кто кошмарит бизнес, торгует делами, ездит на люксовых автомобилях? У этих все будет хорошо, их точно не сократят, поскольку эта прослойка как раз умеет выживать и имеет «$-аргументы» в свою пользу: опыт, умение работать в команде и, конечно, «добропорядочность» (подтвержденную справкой генинспектора ГПУ). Ну а как иначе, если кадровым советником генпрокурора является опытный бывший старший помощник Пшонки Н.Зубрицкий, который даже после Евромайдана сохранил должность, а теперь еще и претендует на повышение! Переживает шестого генерального прокурора — командный человек!

Во-вторых, фактически, создаются два входа в прокуратуру — «белый» (для своих) и «черный», или «коридор позора» (для чужаков). Конечно же, вроде бы «святая идея» — дать возможность быстро сформировать свою вертикаль новоназначенному генпрокурору (от своих заместителей до самого низкого руководителя в районной прокуратуре) под его же политическую ответственность. Именно поэтому единоличным решением генпрокурора или с формального «одобрямса» сформированных им кадровых комиссий состоятся назначения на все руководящие должности в центре и на местах (ни тестирований, ни детектора лжи, ни общественности).

А как же публичная расправа с коррупционерами в прокурорских погонах, которой уже так заждались избиратели? Ждите, будут и зрелища. Все, кому не повезло попасть на руководящие должности, вынуждены будут пройти через своеобразный «коридор позора»: сдавать квалификационные тесты, проходить собеседования с участием международных специалистов и возмущенной общественности/журналистов в режиме онлайн-трансляции, а в отдельных случаях и до детектора лжи может дойти.

Новый руководитель ГПУ заявляет о начале реформы именно «сверху», о сокращении кадров на треть. Наверное, логично было бы ожидать, в этом контексте, и уменьшения количества его заместителей? Однако в новом законопроекте как-то «потерялись» ограничения численности заместителей генпрокурора, и теперь, из отрывков публичных заявлений Рябошапки, можно понять, что их количество, наоборот, возрастет.

Можно лишь представить коррупционные риски в борьбе за право пройти через «белый», а не «черный» вход в органы прокуратуры. Конечно же, автор далек от мысли, что архитекторы реформы и сам Рябошапка имели какие-то недобропорядочные намерения, разрабатывая этот законопроект. Но реалии имплементации и опыт свидетельствуют, что часть назначений, по крайней мере где-то на региональном уровне, будет происходить именно с огромной коррупционной составляющей. В современных условиях невозможно найти 10 тысяч новых специалистов на такую работу.

 В-третьих, ликвидация военной прокуратуры, с одной стороны, может трактоваться как «победа» над ее бывшим одиозным руководством и выстроенной вертикалью выполнения зачастую бизнес-заказов, не имевших ничего общего с военными преступлениями или зоной ООС. А с другой — это полный правовой вакуум: кто «подхватит» ее уголовные производства, чтобы не оставить преступников безнаказанными?

Виктор Чумак, представляя коллектив военной прокуратуры, сказал примерно следующее: я временный, будет новый закон — все будут уволены! Но с такой подачей себя подчиненным существует высокий риск, что ловить тысячи подозреваемых под стражей (убийц, педофилов, террористов), подписывать им всем ходатайства о продлении содержания под стражей будет вынужден сам Чумак, поскольку выведенные «за штат» прокуроры не будут иметь на это права. А спустя месяца два сам Чумак будет иметь все шансы получить подозрение за снятые аресты имущества, нанесенный государству ущерб и служебную халатность или превышение власти — это любой прокурор может авторитетно гарантировать. История такие случаи уже видела.

 В-четвертых, реализация этого законопроекта демотивирует обычного прокурора. «А зачем это мне?» — спросит себя рядовой прокурор (коммерсант в погонах не спросит, потому что понимает ответ на этот простой вопрос), переквалифицируется в адвоката и начнет работать с противоположной стороны баррикад. А опыт руководителя Офиса президента не даст солгать, что перспектив в адвокатурах намного больше: прокуроры такой карьеры еще не делали. К тому же обычный прокурор в районе как раз и видел, как 70% «новых лиц» Луценко «не из системы» закрывались в кабинетах, ибо не знали, что им делать, и в конце концов увольнялись.

 В-пятых, не можем не принять во внимание позицию международных партнеров. Венецианская комиссия, Совет Европы, GRECO, Еврокомиссия, ОЭСР неоднократно в своих отчетах хвалили действующий закон о прокуратуре и создании органов прокурорского самоуправления, даже более того — эти нормы стали одной из предпосылок предоставления Украине безвиза с ЕС. Нынешние же реформаторы решили бросить действующий закон в топку. Зачем они нужны, эти конкурсы на административные должности, какие-то критерии продвижения по службе, непонятный коллективный подход в привлечении к дисциплинарной ответственности?

Не выполнил распоряжения — уволен, давит руководитель — делай, как он говорит, в твоем уголовном производстве, отважился сообщить о подозрении товарищу губернатора — за это можно и самому под суд пойти: твой начальник всегда найдет на тебя управу. Но есть же гарантированная законом прокурорская независимость! Вы о чем? Это все отмазки для слабаков и коррупционеров. Не понравился шефу — он быстро единоличным решением ликвидирует или реорганизует не только местную, но и любую областную прокуратуру (благо, проект закона это позволяет).

Поэтому вместо независимости прокуроров нам всем вскоре придется вспомнить о старом и проверенном временем принципе революционной целесообразности. А иностранные эксперты пусть дальше советуют и помогают, им лишь бы что-то советовать и средства европейских налогоплательщиков осваивать — вот теперь настоящие реформы пойдут, реформаторская «дрим тим» в ГПУ!

 В-шестых, часть законопроекта прямо противоречит Конституции и Кодексу законов о труде, не говоря уж о других рисках. Нельзя исключать, что в дальнейшем «прокурорскую люстрацию» отменит Конституционный суд, потому расчет на контроль над «телепространством» и ожидание, что озлобленное общество давно ждет настоящих изменений в «клятой» прокуратуре, могут оказаться напрасными. Судя по всему, авторы проекта не особо волновались и из-за перспективы коллективного иска тысяч уволенных прокуроров в ЕСПЧ. Времени и вдохновения этим людям хватит, тем более когда на кону многомиллионная компенсация за вынужденный прогул.

Похоже, как отдельные группы интересов в Офисе президента, так и некоторые в Раде поняли, что с принятием законопроекта о прокуратуре, напечатанном «бешеным принтером», нужно повременить и как минимум вынести его на второе чтение хотя бы через неделю. Испугались, конечно, не международных партнеров или многомиллионных компенсаций незаконно уволенным прокурорам (это же из бюджета, а не из собственного кармана), а критически низкого уровня стрессоустойчивости нового руководителя генпрокуратуры с суперполномочиями на целых два года и профессионализма отдельных представителей его новой команды.

Заменить руководителя генпрокуратуры (в связи со «вновь открывшимися обстоятельствами») сейчас нереально. Теоретически остается только возможность скорректировать и сбалансировать законопроект, как и советуют международные партнеры. Вопрос в том, воспользуется ли этой возможностью Зе!команда.

Источник: Зеркало Недели