Главная История политических движений Путч 19 августа, который удался, или по улице скачками бежал Кермит

Путч 19 августа, который удался, или по улице скачками бежал Кермит

56

Дмитрий КОСТЕНКО

Это об истории быть может первой в истории «цветной революции», которую осуществили США. До этого они предпочитали иные методы. Если речь шла о Латинской Америке, считавшейся ближней вотчиной то применялась политика «большой дубинки» или «дипломатия канонерок» — к берегам страны, чья политика не устраивала Вашингтон посылались военные корабли. Был еще один способ — договориться с местными «гориллами» — реакционными военными, которые на американские деньги всегда готовы были совершить военный переворот. Но с окончанием Второй Мировой войны США из континентальной сверхдержавы, превратились в мировую, которой было дело уже до самых глухих и отдаленных уголков планеты. Но всюду, где к власти приходят не очень послушные политики свой флот не пошлешь и » горилл» достаточно решительных и продажных тоже найдешь не всегда. И в 1953 году в Иране Центральное разведывательное управление США, созданное всего за шесть лет до того столкнулось с ситуацией, которую оно не могло разрешить двумя описанными выше методами.

Во второй половине 40-х годов Азию лихорадило. Если в Африке колониальные империи западных стран просуществовали еще полтора десятилетия, то азиатские рассыпались сразу после Второй мировой. Партзаны Хо Ши Мина били французов, Англия получила партизанскую войну в Малайе, массовую кампанию гражданского неповиновения в Индии и была вынуждена убраться из Бирмы.

На все это смотрели политики Ирана и понимали: некогда грозный британский лев потерял свои зубы. А Иран был страной формально независимой, но в реальности представлял собой на тот момент нефтяную делянку Соединенного королевства. Собственно говоря, молодая династия Пехлеви, правившая в Иране всего-то с начала 20-х годов, и была посажена на трон англичанами. Первый шах этой династии, до того как стать шахом, был командиром единственной боеспособной части в тогдашней Персии — казачьей дивизии, и британцы решили, что уж он -то сумеет навести в нестабильной с начала века стране порядок и будет их верным слугой. В этом они немножко просчитались. Старому шаху пришлись по нраву нацистские мифы о величии потомов древних ариев. и в 1941 году, чтобы не допустить прорыва Третьео Рейха на Средний Восток страна была оккупирована совместно СССР и Великобртанией. Реза Пехлеви был свергнут и отправлен в ссылку в Южную Африку, а власть в стране перешла к ео сыну — Мохаммеду Реза Пехлеви, тому которого свергнет уже исламская революция в 1979 году. Все необъятные нефтяные месторождения этой страны задолго до открытия залежей в друих местах Персидского залива эксплуатировала Англо-иранская нефтяная компанмя ( ныне «Бритиш Петролеум»). Причем вывозила все подчистую , не платя подоходного налога, так что для внутренних нужд Ирану приходилось экспортировать бакинскую нефть из СССР. Причем даже те платы, что иранская казна получала по концессионному соглашению, таяли как шагреневая кожа. Соглашение было заключено в 1933 году и предусматривало, что английские нефтяники будут ежегодно выплачиать фиксированное роялти. Да только вот курс фунта стерлингов после Второй Мировой упал ниже плинтуса. А тут еще американцы подписали с правительством Саудовской Аравии, где только-только открыли нефтяные месторождения, соглашение, по которому местным властям достается половина полученных прибылей…. Все это сделало с Иране начала 50-х вопрос о нефти, такой же взрывооопасной темой, какой в дореволюционной России был вопрос о земле.

В борьбе за национализацию нефти объединились три разнородные силы — Народный фронт во главе с Мохаммадом Моссадыком — светские националисты, мечтавшие пострить в Иране аналог ататюрковской Турции, шиитские фундаменталисты во главе с аятоллой Кашани крайним крылом, которых была террористическая органзация «Федаины ислама» и партия Народная партия «Туде», то есть коммунисты. В 1950 году стартовала массовая кампания за национализацию нефти полная драматических событий митингов, массовых демонстраций, забастовок. Через год после того, как федаинами ислама был убит непопулярный проанглийский премьер и совершено неудачное покушение на шаха, Мохаммед Реза Пехлеви, опасаясь полноценной революции, почел за лучшее назначить главой правительства Моссадыка, как самого приличного из оппозицинеров. После того как стало ясно, что к власти пришел новый «сильный человек» Среднего Востока сервильный меджлис единогласно проголосовал за национализацию нефтяной отрасли.

В такой ситуации шах по природе своей совсем не боец, в отличие от давившего Гиляньскую советскую республику и мятежные бахтиарские племена папы, начал паковать чемоданы. И история могла бы пойти совсем другим путем, причем вовсе необязательно республиканским. Мать Моссадыка происходла из предшествующей династии Каджаров и он прав воссечсть на престол у нео было больше, чем у безродного казака Пехлеви. Но тут в дело вмешалась «холодная война». Британцы хоть и злобствовали на многомиллиардные потери, но реально поделать ничего не могли — былая имперская мощь уже была утрачена. А вот американцев явно не устраивала революционная ситуация в многомиллионной нефтедобывающей стране, граничащей с СССР.

Сперва Моссадыка пытались попросту отстранть от власти, спровоцировав очередной правительственный кризис. Но это привело к тому, чего в Вашинтоне больше всего и боялись — к общенародному восстанию. 20 июля 1952 года в борьбе против шахского режима в едином строю выступили и националисты и фундаменталисты и коммунисты. Моссадыка решено было свергнуть путем военного переворота, но «старый Мосси», как называли его англичане, не прекраснодушный Альенде , а сын Востока. Он прекрасно понимал, как важно иметь разветвленную агентуру, контролировать словые ведомства. Прикормленные американцами генералы не доверяли друг другу и боялись составить заговор, опасаясь что коллеги могут их заложить. Казалось дни шахского режима сочтены Мохаммед Реза не отлчавшмйся боьшой религиозностью вновь стал подумывать об отъезде На этот раз в марте 1953 не отличавшйся прежде религиозностью шах, срочно решил посетить шиитские святыни в Ираке. Но к этому времени антишахская коалиция дала трещину аятолла Кашани, к тому времени ставший спикером парламента , разругался с Моссадыком и стал клеймить его как безбожника, а шаха умолял не покидать страну.

Этим воспользовался нелегально перешедший иранскю раниу суперагент ЦРУ, начальник его ближневосточного отдела. Звали его Кермит Рузвельт, президенту-демократу Франклину Делано Рузвельту он приходился седьмой водой на киселе, зато был внуком другого президента — строителя Панамского канала республианца Теодора Рузвельта. Ему было 36 лет, помогал ему генерал Норман Шварцкопф –старший, родной папа того Нормана Шварцкопфа, который в 1991 году руководил операцией «Буря в пустыне». Папаша Шварцкопф после войны создавал шахскую полицию и знал все ходы-выходы как в в иранских силовых структурах, так и в криминальном мире Тегерана. В распоряжении группы ЦРУ был бюджет в 19 млн долларов — фантастическая сумма в ценах 1953 года. Но даже имея такие средства мыкались они все больше по подвалам, Моссадык пока жестко контролировал столицу.

Но оказалось, что бравые генералы и полицейские начальники обычно падкие до денег попросту трусят и говорят: «Пусть кто-нибудь начнет, расшатает режим всесильного ненавистного премьера — вот уж тода мы поддержим». Кермиту пришлось зайти с другого хода опереться не на правоохранителей, а на полууголовный элемент. Вербовать кадры для своего мятежа тезка лягушонка из Маппетов отправился в качалку.

Точнее это была конечно не привычная нам тренажерка бодибилдеров, и даже не архаичный европейский зал для атлетов, занимающихся гиревым спортом. Это была зорхана, качалка с национальной спецификой, «дом силы», где силачи-пехлеваны тренировались с огромным атлетическми булавами-миле и состязались в борьбе. Пехлеваны были не только сильны, но органзованы в группы по 20-30 человек, подчненных хозяину конкреной зорханы – мюршиду.

А десятком тренеров зорхан заправлял авторитетный пехлеван Шабан Джафари по прозвищу Бимох, то есть «Дубиноголовый», поскольку его излюбленным приемом в борьбе был именно удар головой в лицо противника. Вот он-то кермитовы денежки взять не побоялся…

13 августа началась операция которую, американцы, любящие подчеркнуть свою культуру и эрудированность назвали «Аякс», а сотрудничавшие с ними агенты британскской МИ-6, о культуре и джентельменских манерах которых и так хорошо известно, именовали словом boot, то есть поджопник.

Одыхавший на курорте на севере страны шах прислал фирман об очередной отставке Моссадыка с поста премьера и назначении на этот пост бывшего главы МВД и МИДа генерала Фазоллы Захеди. В 1942 англичане аретовали его как гитлеровского шпиона, а выслали в Палестину. В апреле 1953 года он оказался замешанным в похищении и убийстве верного премьеру начальника главного управления полиции и с тех пор прятался где-то в горах. Моссадык от такой наглости обалдел и, за неимением лучшей кандидатуры для ареста, велел взять под стражу принесшего ему указ об отставке начальника шахской гвардии полковника Нематоллу Нассири, будущего главу зловещей политической полиции САВАК.
Шах не стал дожидаться гнева всесильного премьера и от греха подальше предпочел сбежать сперва в Ирак вроде к тем самым святыням, но, не пробыв там и дня, переместился в Рим.

Чтобы вывести боевиков «Дубиноголового» на Майдан потребовалась местная валюта в мелких купюрах. Посол США, ветеран борьбы с коммунизмом, помогавшиий еще белой армии Юденича, Лой Хендерсон лично таскал мешки с деньами из банка Мелли, загрузив свой лимузин до потолка 400 тысячами долларов в мелких купюрах. Чтобы перевезти эту сумму иранских реалах потребовался уже грузовик.

В решающий день 19 августа эти купюры перекочевали уже в карманы пехлеванов. Качков разделили на две группы. Одни изображали преданный государю народ. Они бегали по улицам, раздавая нищим купюры по десять реалов, за то чтоб те шли с ними и орали «Да здравствует шах!». Конечной точкой сбора прошахских толп должно было стать здание меджлиса. Другую группу обязали играть роль левацких экстремистов. Они должны были носиться по городу оскорблять чувства верующих, обещать перевешать сех имамов на их размотанных чалмах и громить магазины в воплями «Да здравствует коммунизм и Моссадык!». Весь прикол в том, что и настоящие коммунсты порой заводлись и присоединялись к погромам. В итоге на главной торговой улице Тегерана Лалезар состоялось образцово- показательное столкновение лже –коммунистов сперва разгромивших лавки, а вслед за ними прошла волна сторонников шаха в кричащих, что они будут сейчас бить коммунистов и наводть порядок. В итоге на улицах воцарился хао,с и мноогие вздохнули с облечением, когда на них появились танки, выведенные нерешительными прежде генералами. С захваченного телеграфа Фазолла Захеди сообщил шаху, что его ждет покорная столица.

Отстраненный от власти Моссадык получил три года тюрьмы, а потом прожил остаток жизни до кончины в 1967 году под домашним арестом. Генерал Захеди пробыл премьером недолго. Монархи не слишком доверяют оранизаторам удачных переворотов, и, после пары лет пребывания у власти, преемник Моссадыка сам отправился в изгнание. А вот Дубнноголовый здоровяк Шабан Джафари при шахе чувствовал себя неплохо, а едва началась исламская революция долго не раздумывая сбежал в США, где скончался в 2006 году, надолго пережив и шаха, и свергнутого премьера.