Главная Экономика Прежние парки на новый лад

Прежние парки на новый лад

15

Киев, 14 ноября 2016 года (Минпром, Максим ПОЛЕВОЙ). Верховной Раде предлагают расширить льготы индустриальных парков, чтобы этот формат наконец заработал. Эксперты обращают внимание на риски, которые несут в себе подобные льготные проекты, но отмечают, что их создание может быть полезным.

В октябре Верховная Рада приняла в І чтении законопроекты №№2554а-д и 2555а-д, предполагающие расширение преференций для участников индустриальных парков (ИП) за счет налоговых и таможенных льгот. Так, предлагается на 5 лет обнулить резидентам ИП налог на прибыль, а затем на 5 лет установить его в размере 9%; кроме того, ставится вопрос об их праве на 5-летнюю рассрочку уплаты импортного НДС, о льготах по налогам на недвижимость, землю и др.

Немного о факторах

Напомним, формат ИП был введен в 2012 году законом №5018-VI, который уже предусматривает освобождение участников от ввозных пошлин при импорте оборудования для работы в рамках парка. Данный формат пришел на смену свободным экономическим зонам (СЭЗ) и территориям приоритетного развития (ТПР), которые были закрыты в стране в 2005-м с приходом «оранжевой» власти, по инициативе тогдашнего премьера Юлии Тимошенко. Насчет эффективности СЭЗ и ТПР есть разные мнения, но большинство из них сводится к одному: да, у них были серьезные недостатки, однако в период выхода украинской экономики из кризиса 1990-х эти форматы помогли ей «прийти в себя». Наиболее характерным примером этого исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко считает Закарпатье, где появился автозавод «Еврокар» и другие производства. Также СЭЗ и ТПР работали на Донбассе, Харьковщине, Львовщине и др.; одни только капиталовложения в оборудование превысили 5 млрд грн. в тогдашних ценах, а затраты на сырье и материалы составили 0,9 млрд грн.

Что касается собственно ИП, то их уже появилось больше 10, но создание началось только в 2014-м, т.е. спустя 2 года после принятия основополагающего закона. Причем реальную работу начал только парк «Свема» в г. Шостка Сумской обл., а некоторые другие еще даже не имеют предусмотренной законом управляющей компании. Один из авторов проекта расширения льгот, глава комитета ВР по вопросам промполитики и предпринимательства Виктор Галасюк, связывает это с лакунами существующей схемы: например, освобождение от ввозных пошлин на деле не действует, как и механизмы господдержки (беспроцентные займы, целевое финансирование). «Поэтому инструментарий надо совершенствовать. Среди прочего нужно упростить импортные процедуры, из-за противоречивости которых таможенные льготы пока так и не заработали – это важная причина того, что инвесторы уже годами не могут запустить свои проекты», – говорит депутат. В то же время предлагается конкретизировать требования к резидентам ИП (виды деятельности, минимальное число создаваемых легальных рабочих мест) и ввозимому оборудованию.

В.Галасюк добавляет, что расширенные стимулы коснутся не отдельных отраслей, а всей перерабатывающей индустрии, плюс науки и IT. А вот добыча полезных ископаемых в рамках парков запрещена законом №818-VIII, принятым в ноябре-2015. Это ограничение призвано направить внимание и усилия участников ИП именно на инновационные перспективные проекты. «Все эти новации ни в коем случае не приведут к созданию внутренних офшоров или уклонению от налогов, ведь в предложениях содержится достаточно инструментов контроля, чтобы не допустить злоупотреблений», – считает глава парламентского комитета по налоговой и таможенной политике Нина Южанина.

Впрочем, эксперт по экономической политике Виталий Кулик призывает к осторожности в подобных вопросах, поскольку в условиях недостаточной четкости правового поля и сильноразвитой теневой экономики такие льготные режимы остаются рисковыми: «В нашей новейшей истории мы не раз уже сталкивались с тем, что даже казалось бы максимально четкие и эффективные блоки сдержек и противовесов были не в состоянии уберечь полезные инициативы от негативизации и скатывания в «схемы». Это и былые СЭЗ-ТПР, и различные таможенные, фискальные преференции».

На мировом фоне

Отметим, формат ИП широко распространен в мировой практике: сегодня насчитывается порядка 15 тыс. различных индустриальных парков, и этот опыт может быть творчески применен в Украине, уверен О.Устенко. Первые ИП появились в конце XIX века в Западной Европе и США, а в Азии первый парк возник в 1951 году в Сингапуре. Эта тема тесно переплетена с СЭЗ: так, в Польше на 14 СЭЗ приходится почти 80% всех инвестиций, в их составе работают 77 индустриальных и технологических парков, которые активно формировались с конца 1990-х годов. В Венгрии ИП «начались» с 1992 года, и сейчас их уже более 200, в совокупности они обеспечивают порядка 18% ВВП – для сравнения, вся промышленность целиком дает 30-32% ВВП. В Чехии существует примерно 100 ИП, которые уже привлекли в общей сложности 9 млрд евро капиталовложений.

В соседней Турции, которая пару десятилетий назад находилась в схожей с нами хозяйственной ситуации, действует более 210 т. н. организованных промзон (ОПЗ), где в разы ниже стоимость электроэнергии, а инженерные коммуникации подводятся к каждому производственному участку в том объеме, в котором желает предприниматель, подготовивший проект, бизнес-план и заявку. Причем на этом этапе бизнес-план может иметь вид общей идеи. Добавим, для каждой отрасли и региона в Турции существуют нормы госдотации, и максимальные дотации получают ОПЗ. Есть в стране и свыше 20 СЭЗ – преимущественно вблизи морпортов, международных аэропортов и автотрасс; это специальные районы вне таможенной территории Турции и вне национальных правил экспортно-импортных и валютных операций, здесь нет ограничений по ценам, по стандартам и качеству товаров.

В Китае первые ИП появились еще в 1980 году, сегодня же их насчитывается 54, они генерируют около 10% ВВП и 37% товарного экспорта, аккумулируют 30% прямых иностранных инвестиций. Есть и 6 специальных экономических зон, с особым правовым режимом, направленным на привлечение зарубежного капитала (включая льготное налогообложение, облегченный вывод прибыли); в пределах существующих законов и правил резиденты этих зон самостоятельно определяют направления своей деятельности. Кроме того, преференциональные промышленные форматы действуют в таких экономически успешных странах, как США, Нидерланды, Сингапур, Тайвань.

А в России промышленные зоны – 1 из 4 видов особых экономических зон (ОЭЗ), наряду с технико-внедренческими (инновационными), портовыми и туристическими. Сейчас работает 9 различных промзон, которые приоритетно ориентированы на выпуск автомашин и автокомпонентов, стройматериалов, химпродукции, а также быттехники. Всего же в РФ 33 ОЭЗ, в т.ч. 6 инновационных, 3 портовых и 15 туристических. Развитие этого формата стартовало в 2005 году; каждая зона создается на 49 лет без возможности продления, и только на земельных участках, находящихся в госсобственности (кроме туристских зон). Притом в ОЭЗ не допускается добыча и переработка полезных ископаемых, равно как изготовление и переработка подакцизных товаров (за исключением легковых авто и мотоциклов). Развитием всех ОЭЗ занимается особая управляющая госкомпания, ОАО «Особые экономические зоны». На территории федеральных ОЭЗ действует особый режим предпринимательской деятельности: инвесторы получают созданную за счет госбюджета инфраструктуру, значительные таможенные и налоговые льготы, а система администрирования «одно окно» позволяет упростить взаимодействие с госорганами.

Обобщенная статистика гласит, что в мире на 1 га площади индустриального парка приходится от 1 до 5 млн долл. капиталовложений и от 20 до 50 новых рабочих мест. Однако это не означает автоматической успешности на отечественных «теренах», резюмирует О.Устенко: риски злоупотреблений сохраняются, и реальная эффективность ИП будет зависеть от способности государства эти риски контролировать и минимизировать. Если это удастся, позитивную мировую практику можно будет перенести и в украинские реалии.