Домой Политика Остров гнева

Остров гнева

109

bahrain-protests-demonstration-1402s_crАлаа Шехаби, polit.ru

В ночь на четверг продолжились столкновения в Бахрейне. Есть убитые и раненые. На центральную площадь столицы выведены танки. Массовые акции с требованием политических реформ продолжаются с понедельника – официального праздника, превращенного в День гнева.

Бахрейн, маленький остров в Персидском заливе, оказался на перепутье. У него заканчивается нефть, а большая часть населения недовольна отсутствием реформ. Бахрейн — это примечательный пример того, как не должна выглядеть «постнефтяная» страна. С одной стороны, государству не удалось надлежащим образом произвести диверсификацию экономики (80% экспорта составляют продукты на нефтяной основе); с другой стороны, властные структуры и институты давно нуждаются в реформах, которые помогли бы стране выйти из нефтяной зависимости. Всё это вместе означает, что правительство оказалось между молотом и наковальней.

Власти подумывали сократить субсидии на товары (продукты питания и топливо), но это вызвало такое негодование, что от этой идеи пришлось отказаться. Налоги от продаж концентрируются вокруг трубопровода (это в дополнение к уже существующим сборам, замаскированным под «взносы»). Здравоохранение и образование не получают достаточного финансирования, а безработица растет. Это лишь некоторые и наиболее серьезные экономические проблемы из тех, с которыми столкнулась страна. Несмотря на то, что на рынке труда проводится политика «бахрейнизации», потребность в иностранной рабочей силе только усиливается, а численность населения достигла 1,2 млн. человек — вдвое больше, чем десять лет назад. Ресурсов становится всё меньше, и даже представители среднего класса — хотя он составляет лишь малую долю населения — на это жалуются.

Неравенство доходов обусловлено кумовским капитализмом, который также поспособствовал обогащению немногочисленной элиты. В прошлом году в ходе парламентского расследования выяснилось, что были распроданы большие, но не внесенные в земельный кадастр, проекты по обработке территорий. Несмотря на то, что средний доход у населения выше, чем в Египте и Тунисе, неравенство доходов остается значительным. Точные цифры установить трудно — детализированных данных нет, — но относительно бедная часть населения составляет, пожалуй, 30-40%.

Религиозные разногласия в стране особенно усилились после вторжения начала войны в Ираке, а режим только усугубляет противоречия. Шииты жалуются на экономическую дискриминацию, а сунниты утверждают, что режим гораздо больше прислушивается к требованиям шиитов. Точных данных нет, но шииты составляют приблизительно 50-70% населения. Они усматривают религиозную дискриминацию на различных уровнях: в политической сфере (избирательные округа устроены так, чтобы ограничивать их власть в парламенте); в распределении главных позиций в правительстве (из 25 министров только пятеро — шииты, зато 12 мест занимают члены королевской семьи); и на экономическом уровне (распределение богатства и услуг в стране весьма неравномерно).

Тем не менее, сунниты тоже пострадали из-за земельной политики в их областях. Считается, что король, пренебрегая законодательством страны, натурализовал около 50 000 иностранцев, чтобы манипулировать демографическим составом населения. Эта политика вызвала возмущение со стороны и суннитов, и шиитов, потому что новые общины расположены в суннитских областях. Бахрейнский социолог Абдулхади Халаф говорит, что такая политика  призвана наделять привилегиями и хорошими должностями приверженцев королевской семьи независимо от принадлежности к религиозному направлению.

Сейчас, после событий в Египте и Тунисе, у людей появилась уверенность в своих силах, а это, в сочетании с прочими факторами, создает взрывоопасную ситуацию и говорит о том, что страна оказалась в критической точке. Последней каплей стал суд над якобы террористической группировкой, куда входит выдающийся политический блоггер по имени Али Абдулемам (участвовавший, по совпадению, в финансировавшихся Соединенными Штатами учениях), который попал в совершенно фарсовую ситуацию: во время процесса у него сменилось две адвокатские команды. Массовые аресты происходили прошлым летом – в том числе задержали членов этой «террористической группировки». По мнению правительства, она на протяжении последних пяти лет возглавляла уличные протесты (с сожжением автопокрышек на въездах в населенные пункты).
Памятуя исторические обиды, поверившая в свои силы молодежь использовала аккаунт Facebook (на который подписаны более 8000 пользователей) и выступила с призывом устроить 14 февраля день гнева. Одно из их главных требований – введение новой конституции и отстранение от власти премьер-министра, который занимает эту должность уже 40 лет. Это уже само по себе позволяет повысить уверенность в себе: они действовали против властей и без оглядки на религиозный истеблишмент, который долгое время никак не комментировал проблему политических заключенных. Только совсем недавно шейх Иса Касим, главный религиозный лидер, в мягкой форме высказался в поддержку мирных протестующих и повторил их требования, хотя и не выразил открытой симпатии к движению.

Правительство рассчитывало, что это будет днем государственных торжеств, потому что это 10-я годовщина референдума, на котором 98,4% голосов были отданы в поддержку конституционной монархии, в результате чего эмир стал называться «королем», а государство — «королевством» (это было возвращением конституции, от которой отказались в 1973 г.). Эмир воспринял это народное решение как карт-бланш и год спустя сильно изменил конституцию. Новый парламент состоял из двух палат – избираемой и неизбираемой, в каждую из которых входило по 40 членов, а король получил право вето.

В прошлом в Бахрейне было сильное оппозиционное движение, сформировавшееся не позднее 1920 г. Его участники последовательно давили на правительство, чтобы оно проводило политические реформы, и добивались возможности самим участвовать в политических процессах. В этом движении были представители самых разных направлений.

Сегодня оппозиционное движение в основном представлено маргинализированными шиитами. Но развивается и светское движение, которое было широко распространено в 1970-е гг., а в 1980-е гг. отступило перед исламистами. «Конституционный переворот» нанес сильный удар по оппозиции в целом. После бойкота первых парламентских выборов популярное исламистское общество «Аль-Вефак» («общество» — потому что партии как таковые запрещены) решило принять участие в выборах 2006 г. Тогда между радикальными членами общества возникли противоречия, в результате чего образовалось движение Хакк (Haqq), которое продолжило бойкотировать выборы.

Эта группировка предпочла работать вне парламентской системы и успешно действовала за пределами Бахрейна, распространяя свои идеи через СМИ и правозащитные организации. Члены «Аль-Вефак», в свою очередь, решили работать строго в рамках системы и государственного законодательства, несмотря на ущемления свободы собраний и распространения информации. При этом участники «Аль-Вефак» всегда получали те места, на которые претендовали. «Национальное общество демократического действия» (Wa’ad) сейчас гораздо меньше, но становится всё более популярным светским движением особенно среди молодых людей среднего класса, которые не получали никаких мест в парламенте и объясняют это существованием заговора, согласно которому прогрессивные умы не допускаются в этноцентристский парламент.

Сама попытка перевернуть установленный режимом праздник с ног на голову уже принесла некоторые плоды: король обещал увеличить субсидии (хотя на самом деле их просто добавят к сумме государственного долга), и ожидается, что он пойдет и на другие уступки. Очевидно, что правительство боится. Бахрейнское телевидение стало передавать национальные песни; назначили специальную группу, которая должна ограничить общественную деятельность, осуществляющуюся через Web 2.0; бахрейнский министр безопасности посетил своего египетского коллегу – видимо, для того, чтобы тот посоветовал, как сдерживать протесты; начались тайные и суетливые дипломатические встречи (вроде той, что состоялась между бахрейнским министром иностранных дел и катарским послом: там обсуждалось, какую роль будет играть «Аль-Джазира» в освещении предстоящих событий).

Конечно, Саудовская Аравия, США и Великобритания пристально следят за ситуацией. Бахрейн – это геостратегический союзник, которого они бы не хотели терять. Там находится пятый флот ВМС США.

11 февраля король выпустил для каждой семьи по «макраме» (это такой документ, который он использует, чтобы распределять блага) достоинством в 1000 динаров (примерно 2600 долларов США). Реакция улицы была неоднозначной. Кто-то написал в Твиттере: «не 1000 и не 2000, расплатитесь понедельником».

Доктор Алаа Шехаби — бахрейнский преподаватель экономики; был политическим аналитиком RAND Corporation.

https://www.polit.ru/institutes/2011/02/17/bahrain.html