Главная Политика Ливан, Иран и «удушение в объятиях»

Ливан, Иран и «удушение в объятиях»

179
фото islam.ru

Нейжмаков Михаил, rabkor.ru

7 июня 2009 года состоялись парламентские выборы в Ливане. Новость эта за пределами региона прошла почти не замеченной на фоне другого важного события – выборов в Европарламент. Логика и читателей, и СМИ вполне понятна. Кто обратит внимание на выборы в стране, чьи четыре миллиона жителей вполне могли бы уместиться в какой-нибудь части Большого Лондона? Кому интересно государство, на территории которого нет ни нефти, ни газа, зато имеются значительные государственные долги? Впрочем, история показывает, что как раз великим державам – как региональным, так и мировым – эта страна всегда была интересна. В глубокой древности за нее сражались Египет и Хеттское царство, потом – мусульманские правители и крестоносцы, в XX веке за влияние здесь боролись Израиль и Сирия. Да и сегодня в Ливане оказались переплетены интересы множества держав. Это одна из «стратегических высот», позволяющих влиять на ближневосточную политику. Так что остановится на очередном раунде борьбы этих держав, ливанских парламентских выборах, все-таки стоит.

При желании итоги ливанских выборов можно уместить в одно предложение – правящая прозападная «Коалиция 14 марта» победила проиранскую оппозиционную «Коалицию 8 марта», получив 71 мандат против 57 у противников в 128-местном парламенте. Если говорить подробнее, то можно добавить, что ядро проигравшей «Коалиции 8 марта» – это проиранское шиитское движение «Хизбалла», чьи бойцы летом 2006 года противостояли израильской армии в Южном Ливане и, по мнению многих наблюдателей, нанесли Израилю серьезное поражение.Союзником «Партии Аллаха» стало другое шиитское движение, «Амаль», а также христиане-марониты из «Свободного патриотического движения» Мишеля Ауна и армянские христиане из «Дашнакцутюн».

В свою очередь, «Коалиция 14 марта» сложилась вокруг суннитского движения «Аль-Мустакбаль», Прогрессивной социалистической партии Валида Джумблата, влиятельной в религиозной общине друзов и христианских партий «Ливанские силы» и «Катаиб». Следует отметить, что в Ливане выборы проходят по конфессиональному признаку: за каждой из религиозных общин страны в парламенте закреплена квота, за которую борются между собой партии, ориентированные именно на эту общину. В парламенте заседают 27 мусульман-суннитов, 27 мусульман-шиитов, 8 друзов, 2 алавита, а также 64 представителя христианских общин – 34 маронита, 14 греческих православных, 8 греческих католиков, 5 армянских православных, 1 армянский апостольский, 1 протестант и 1 по усмотрению.

Некоторые российские издания, обратившиеся к ливанской предвыборной эпопее, уже заявили, что «Хизбалла», заработавшая авторитет на войне с Израилем, успела за прошедшие три года его растерять. Однако дело скорее в том, что «Хизбалле» в ходе этих выборов пришлось бороться не только против соперников внутри страны, но и против чрезвычайно широкой международной коалиции за ее пределами. Значительная часть граждан Ливана проживает за пределами страны – и в преддверии выборов были специально зафрактованы авиарейсы из Парижа (по некоторым данным, до 80) для сторонников «Коалиции 14 марта», которые должны были приехать в Ливан и поддержать правящую коалицию. Точно с такой же целью была организована и доставка сторонников коалиции из Саудовской Аравии. Последняя вообще была чрезвычайно заметна на ливанских выборах – недаром проигравшая оппозиция считала причиной своего поражения в ряде округов страны «влияние саудовских денег».

Тот факт, что Саудовская Аравия и в очередной раз оказавшийся с ней «в одной лодке» Египет выступили против интересов своего регионального соперника, Ирана, не вызывает вопросов. Тем более, что лидер победившей коалиции Саад Харири был тесно связан с этой страной еще до прихода в политику, занимаясь строительным бизнесом в Эр-Рияде. Вполне понятна и поддержка, которую «Коалиции 14 марта» оказывают США, которая была очередной раз подтверждена в ходе визита в Ливан ряда высокопоставленных американских политиков.

Интереснее в данном случае поведение Сирии, которая традиционно считается близким союзником Тегерана и одним из партнеров «Хизбаллы». Естественно, не могло остаться в секрете налаживание отношений между Дамаском и правительством Ливана, пришедшем к власти на волне антисирийских выступлений. Так, недавно в Бейруте вновь заработало сирийское посольство. Кстати, и плотные переговоры между «Коалицией 14 марта» и одним из лидеров шиитского движения «Амаль», спикером уходящего парламента Н. Берри также могут проходить не без участия сирийцев.

Так что ливанские выборы проливают свет на гораздо более масштабные процессы в регионе. Известно о многолетнем стратегическом партнерстве между Сирией и Ираном – в 2007 году духовный лидер ИРИ Али Хаменеи даже заявил, что Сирия и Иран служат друг для друга «стратегической глубиной». Многие догадываются и о намерении США оторвать Сирию от Ирана. И здесь Вашингтон действует как напрямую, так и через своих союзников – например, Турцию и Саудовскую Аравию. Можно вспомнить и о совместных турецко-сирийских военных учениях, и о многочисленных предложениях саудовцев об инвестициях в сирийскую экономику. Правда, до сих пор эти попытки, вроде бы, оставались не слишком удачными. Экономическое сотрудничество Ирана и Сирии было настолько масштабным, что альтернатива ему была бы слишком дорогостоящей. К тому же новое правительство Израиля, в отличие от предыдущего, вряд ли согласится на переговоры о возвращении Сирии Голанских высот, а значит, еще один повод для переговоров оказывается утрачен.

И все же очень может быть, что США все-таки нашли подход к сирийскому руководству. Возможно, они пообещали Сирии не только забыть про дело об убийстве премьера Ливана Рафика Харири, причастным к которому считают Дамаск, но и позволить сирийцам восстановить хотя бы часть своего влияния в Ливане. Недаром ходят слухи, что один из высоких постов в новом ливанском правительстве может занять Микати, чья семья традиционно связана с Сирией деловыми интересами. В конце концов, «стратегическая глубина» «стратегической глубиной», но ведь в 1980-х годах в Ливане были случаи столкновений между расквартированными в стране сирийскими войсками и силами проиранской «Хизбаллы» (причем, по некоторым данным, с участием бойцов Корпуса стражей исламской революции Ирана).

Мне уже приходилось предполагать, что за миролюбивыми заявлениями американского руководства в адрес Ирана кроется желание «удушить в объятиях» тегеранских партнеров по переговорам. Причем, чем чаще звучат из Вашингтона миролюбивые речи, тем активнее американцы работают на изоляцию Ирана в регионе. Так, мотивом для форсирования переговоров между Турцией и Арменией, может быть желание оторвать Ереван от Тегерана, между которыми сложились давние союзные отношения. Интересно, что и в Ливане на стороне проиранской коалиции выступает армянская партия «Дашнакцутюн». Сегодня мы наблюдаем шаги США, направленные на отдаление Ирана от Сирии и минимизацию его влияния в Ливане. При этом если Сирия и правда начнет активное сближение с США и ее союзниками, рано или поздно это ударит и по ней: лишившись своего постоянного партнера в лице Тегерана, Сирии будет уже труднее выдерживать давление Вашингтона и придется чаще идти ему на уступки.

Конечно, июньские выборы – еще далеко не конец борьбы за влияние в Ливане. Оппозиция потерпела поражение, но далеко не разгромлена. Скорее всего, ее представители даже получат посты в правительстве. Через «Хизбаллу» по-прежнему сохраняет свое влияние и Иран.

Однако, даже погрузившись в игры политиков, хотелось бы вспомнить и о другом. Было время, когда ливанскую столицу Бейрут называли «ближневосточным Парижем», а саму страну – «средиземноморской Швейцарией». Сегодня, после гражданской войны, двух войн с Израилем и нескольких лет политической нестабильности, это можно разве что вспоминать. Но все же хочется надеяться, что когда-нибудь воспоминания о процветающей «стране кедров», ставшие мифом, вновь станут реальностью, а страдания ливанского народа закончатся.

https://www.rabkor.ru/authored/3173.html

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here