Домой Политика Левый поворот двойного голландского штурвала

Левый поворот двойного голландского штурвала

751

Киев, 07 апреля 2016 года (НІГІЛІСТ, Маринус РАМПЙААР, Рахиль КРОНШТАДТСКАЯ). Мы давно не писали о wannabe-партии Социальный Рух. Чуть меньше года назад эта обещавшая нам много комических моментов политическая сила не получила обещанную им ранее партию «под ключ» и приступила к регистрации своей собственной. Для этого нужно 10000 подписей, что примерно в тысячу раз больше, чем реальный актив Социального Руха (за вычетом мертвых душ). Подписи собирались силами нескольких активистов-передвижников, которые по выходным ездили автостопом по украинским деревням, и потом писали на эту тему исполненные пионерского задора путевые заметки, практически школьные сочинения на тему «как я ходил в народ». Где-то на этой стадии процесс и завяз. Партия всё не регистрируется, и если в обозримом будущем случатся какие-то внеочередные выборы, «новые левые» не будут развлекать нас в роли их участников. Периодически из левого болота слышатся ритуальные призывы бороться с олигархами, но это никого особенно не впечатляет: борцов с олигархами у нас в политике примерно столько же, сколько и патриотов. Все без исключения. За прошедший без малого год СоцРух не смог даже родить внятной единой позиции по войне в Украине (в ходе родов мог бы разрушиться хрупкий баланс между левой ватой и левыми националистами, который партия стремится выдерживать).

Но недавно об активистах Соцруха заговорили даже люди далекие от тесного мирка левых сект. Случилось это благодаря шоу-туру левого интеллектуала Владимира Ищенко, который колесил по Голландии по приглашению местной Социалистической партии и объяснял местным левым активистам и случайно попавшимся под руку мирным жителям, почему тем следует голосовать против евроассоциации Украины. Украинские правые объясняют это банальной рукой Кремля, ставя Ищенко на одну доску с пророссийскими КПУшниками или боротьбистами, но это не вполне верно с точки зрения методологии. Евроскепсис Соцруха и ему подобных имеет другое происхождение. Эту разницу следует понимать как аналитикам, пишущим об украинских левых (чтобы не опозориться), так и тем активистам, которые продолжают делать что-то в левом, социальном поле (чтобы не уподобиться).

будущая активистка Соцруха в начале Майдана
будущая активистка Соцруха в начале Майдана

Социальный Рух позиционировал себя (и в каком-то смысле продолжает позиционировать, хотя и менее активно) как проевропейская левая сила, в противовес неосталинистской Боротьбе и одержимым советской ностальгией «старым левым». Его основатели (в составе «Левой Оппозиции») выходили на Майдан еще в ноябре 2013, удивив собравшуюся там публику красным флагом с ЕС-овскими звездочками. Многие из будущих активистов Соцруха были активны и на Майдане, и в оккупированном Укрдоме, так что списывать их сегодняшнюю евроскептическую позицию на «ватность» и симпатии к России было бы непростительным упрощением.

Тем не менее, вчерашние еврооптимисты сегодня агитируют голландцев голосовать против сближения с Украиной. Можно было бы решить, что дело в личной инициативе Владимира Ищенко. Владимир – достаточно одиозная фигура даже для своей партии. До последнего он настаивал на тесном взаимодействии со сталинистской Боротьбой и даже сегодня не прерывает с ней контактов. Но нет, куда более антисталинистски настроенные активисты Соцруха, также сотрудничающие со Спильным и ЦСТИ – Захар Попович и Александр Кравчук – даже написали брошюру о том, почему Голландии не стоит поддерживать евроассоциацию Украины. Профинансирован данный труд был, преимущественно, за счёт средств Фонда Розы Люксембург.

инфографика из брошюры Поповича-Кравчука, передающая её содержание одной картинкой
инфографика из брошюры Поповича-Кравчука, передающая её содержание одной картинкой

Если коротко, суть произведения в том, что раньше Украина торговала продуктами индустрии с постсоветскими государствами, а теперь будет торговать сельскохозяйственными товарами с Евросоюзом. В результате произойдет деиндустриализация и падение доходов. Всё бы хорошо, но брошюра не упоминает тот важный факт, что деиндустриализация в Украине уже, фактически, произошла – многие годы в развитие индустрии не вкладывалось необходимых денег и она попросту разрушается. А взять эти деньги на модернизацию можно либо на Востоке, либо на Западе. Альтернатива евроинтеграции – интеграция с Таможенным Союзом. Можно, конечно, создать самодостаточное украинское «чучхе», но для этого придется питаться корешками, как недавно завещал своему народу Ким Чен Ын. Можно было бы есть левых интеллектуалов, но их на всех не хватит.

Почему же ЕС-овские звездочки так стремительно облазят с красного флага вчерашних активистов Майдана? Ответ очень прост. Проевропейская политическая ориентация для украинских левых немыслима без сотрудничества с европейскими левыми. И если на сам Майдан многие из европейских товарищей смотрели со снисходительной симпатией, то после обострения конфликта между Украиной и Россией, после аннексии Крыма, войны на Донбассе и санкций против РФ, после начала новой «холодной войны» между Россией и Западом, у левых по всему миру включился неотрефлексированный «геополитический» подход в рассмотрении украинской ситуации. Борьба против американского империализма, или же, в лучшем случае, «симметричная критика двух империализмов» затмила любую попытку анализа. Критика «Евросоюза» закономерно повлекла за собой критику Украины, стремящейся в эту «тюрьму народов», а факельные марши в честь Степана Бандеры и горящие руны Азова помогли упростить всю сложную и противоречивую картину до уровня простенькой агитки «олигархи и фашисты в сотрудничестве с западным империализмом свергли легитимный режим и развязали войну».

У украинских левых, ориентированных на Европу, в этой ситуации есть два пути: попытаться переубедить своих западных товарищей или попытаться сыграть на их иллюзиях. Первый путь сложен: переубедить в чем-то западных товарищей – дело достаточно тухлое. Как правило, они самолюбивы и уверены, что разбираются в политических и экономических вопросах куда лучше, чем восточные варвары, на которых посматривают свысока. В результате, если начинать спор, то и цели своей не добьешься, и друзей потеряешь.

Друзья на Западе – это и помощь при получении виз, это и вписки на сквотах, это и участие в выставках и конференциях, это и финансирование собственных проектов, это и банальный эмоциональный комфорт – быть частью международного движения со славной историей куда приятнее, чем быть озлобленным одиночкой… Так что можно примерить на себя ореол мученика, несущего свет левой идеи в условиях фашистской диктатуры, и наслаждаться поездками по Европе, грантами, публикациями, поддержкой со стороны парламентариев и именитых интеллектуалов. Ведь все люди любят слушать, как им чужими словами пересказывают их собственные мысли, и европейцы – не исключение. «Просвещенный евроскептицизм» автоматически гарантирует признание со стороны цивилизованной публики, для которой КПУшные кадавры и Боротьба, водящая хороводы с казаками под знаменем монархиста Мозгового, всё-таки кажутся чем-то неприличным, несмотря на свою манящую экзотичность.

из португальской ультраправой брошюры против мигрантов. Украинофобия в Европе идет рука об руку с банальным расизмом
из португальской ультраправой брошюры против мигрантов. Украинофобия в Европе идет рука об руку с банальным расизмом

Получается взаимовыгодный симбиоз украинских и западных левых. Они делают друг другу приятно. Первые получают шенгенские визы и возможность ездить по Европе, рассказывая там неравнодушным слушателям о том, что украинцам никакая Европа не нужна. Вторые получают авторитетное подтверждение собственных иллюзий и оправдания собственной политической практики. Кроме того, поддакивание со стороны украинских товарищей позволяет европейским левым провести хоть какую-то идейную черту между собой и европейскими правыми, которые честно заявляют, что не хотят сближения с Украиной по расистским мотивам, чтобы избежать наплыва мигрантов. Левые не могут быть столь же откровенными: им полагается гипотетических мигрантов любить. Так что свою позицию они обосновывают заботой об украинских трудящихся, которых следует защитить от эксплуатации западными корпорациями. Но, на самом деле, евроскептицизм западных левых и правых структурно очень схож. И те, и другие, по-разному рационализируя и по-разному расставляя акценты, желают остановить процессы экономической, политической и культурной глобализации, желают восстановления былой мощи национальных государств. Для них текущий референдум – это не референдум «за или против Украины», это референдум «за или против ЕС». 

Ph 4

 

Украинские авторитарные левые и правые тоже схожи друг с другом в своих антиевропейских порывах. Важно понимать, что тот же Владимир Ищенко всегда поддерживал теорию о «левой прогрессивной УПА», и был ярым защитником идеи важности национально-освободительной борьбы. Достаточно патриотичным левым был и Захар Попович, всегда подчеркивавший проукраинскую составляющую троцкизма. Они и сейчас не изменили этим своим идеалам, просто национально-освободительную борьбу против могучего империалистического Запада на данном этапе полагают более актуальной и более важной, чем защиту от более слабой России. Ими движет не советская ностальгия традиционной «ваты», а левый украинский национализм. Как и их западные коллеги, украинские левые авторитарии начинают тяготеть к национал-большевизму, изоляционизму, автаркии, просто не все из них достаточно отрефлексировали эту свою метаморфозу.