Главная Топ Новости Команда Зеленского утонула в повестке урегулирования на Донбассе

Команда Зеленского утонула в повестке урегулирования на Донбассе

73

Виталий КУЛИК, директор Центра исследований проблем гражданского общества 

Перед заседанием Трехсторонней контактной группы (ТКГ), проходившим на этой неделе, медиа-пространство заполнялось крайне противоречивыми месседжами о так называемой «формуле Штайнмайера». С одной стороны говорилось о существовании согласованного документа по пресловутой «формуле», с другой – прозвучал отказ украинской делегации в ТКГ подписывать какие бы то ни было договоренности о проведении выборов.

Впоследствии представители РФ заявили, что «Украина сорвала встречу глав стран нормандской четверки», добавив, что никакого разведения сил и средств на участках, обозначенных решением ТКГ от 2016 года, не будет. По словам Грызлова, «вопрос подписания формулы Штайнмайера и разведения сил в Золотом и Петровском должны были решаться одновременно».

Похоже, российская сторона окончательно запуталась в «легенде», которую она отстаивает: ранее условиями проведения саммита четверки называлась письменная фиксация «формулы Штайнмайера» и разведение войск в трех точках, обозначенных Рамочным решением ТКГ от  20.09.2016, но теперь одно из условий оказалось для России неактуально. Прибавим к этому постоянные попытки РФ ссылаться на Минские соглашения, как «безальтернативную основу для урегулирования». Но требования российской стороны о «письменном закреплении формулы Штайнмайера» как условии проведения встречи в нормандском формате, целиком и полностью противоречат тем самым Минским соглашениям, о которых постоянно говорят и Чеснаков, и Грызлов, и даже Путин.

Согласно тексту Комплекса мер по выполнению Минских соглашений, диалог о модальности проведения выборов в ОРДЛО может быть начат только после:

— незамедлительного и всеобъемлющего прекращения огня;

— отвода всех тяжелых вооружений обеими сторонами;

— обеспечения эффективного мониторинга (со стороны ОБСЕ) режима прекращения огня и отвода войск.

И никакая нормандская встреча не имеет ни малейшего влияния на порядок этих шагов. В целом, политическая часть никоим образом не может идти перед полной реализацией части соглашений, связанной с безопасностью.

Об этом изначально, сразу после того, как РФ озвучила эти требования, должно было заявить украинское руководство, прекратив какие бы то ни было спекуляции вокруг темы выборов на оккупированных территориях. На практике этого не было сделано, и потому новая украинская власть получила крайне невыгодную для себя ситуацию: о ходе переговоров пришлось узнавать из российских источников, в то время как президент и его команда не могли определиться, в чем же в действительности заключается их стратегия.

Некое подобие пояснения официальной позиции Украины дал министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко в своем интервью «Украинской правде». В нем дипломат привел текст договоренности внешнеполитических советников о выборах и особом статусе Донбасса (правда, уже после того, как драфт оказался в российских СМИ),  рассказал о том, что акцент в переговорах будет делаться именно на гуманитарной составляющей, вплоть до легальной торговли с оккупированными территориями и выплаты пенсий в ОРДЛО. Говорилось и о разведении сил и средств, а также о том, что выборы должны пройти по украинскому законодательству, в котором нет места таким конструкциям как «ЛНР» и «ДНР». Но Пристайко не дал и прямого ответа: кто же де-факто будет контролировать отдельные районы Донецкой и Луганской областей во время голосования? Будет ли это международный контроль, который действительно не предусмотрен украинским законодательством (о чем и говорит украинский министр иностранных дел) или рассматриваются какие-то другие варианты?

По словам руководителя украинского МИДа, все это — «темы дальнейшего диалога».

Таким образом, была снята лишь часть вопросов, из чего следует, что в команде нового президента только формируют свою позицию. Во всяком случае, мы на это надеемся, потому как действия власти напоминают хаотичное рефлексирование на раздражители.

Встреча представителей Офиса президента с блогерами, которая должна была способствовать прояснению ситуации, де-факто подтвердила все то же, что и интервью Вадима Пристайко: на данный момент позиция сформирована далеко не по всему спектру тем, акцент делается на гуманитарной составляющей, в то время как неудобные вопросы об отводе сил и средств (как то отвод сил в одностороннем порядке от Станицы Луганской, перспектива отвода войск вдоль всей линии разграничения, в то время как линия разграничения, зафиксированная Минском-2, не соблюдаются боевиками – ведь по договоренности Дебальцево должно быть под украинским контролем) остались без ответа. Доверия подобная позиция вызвать не может не только в среде критиков действующего президента, но даже и у его яростных фанатов.

Гуманитарная повестка, безусловно, очень важна, но она не должна и априори не может подменять собой безопасность. И любые попытки воплощения гуманитарной и политической частей договоренностей без гарантий безопасности дадут повторение ситуации в Станице Луганской: когда рапортами о несуществующих успехах в разведении сил и средств пытаются замаскировать неприглядную действительность – кунг боевиков с надписью «СЦКК» до сих пор находится в зоне разведения, а над оккупированной НВФ частью моста до сих пор возвышаются флаги, т. е. так называемая «деполитизация» так и не была проведена.

И это будет уже совершенно другой масштаб.

Если перенести подобный подход на другие гуманитарные вопросы, особенно связанные с правосудием – можно получить разве что множество случаев, подобных произошедшему с боевиком Джумаевым, отпущенным «самым гуманным в мире украинским судом» под домашний арест, и найденным впоследствии застреленным на пороге собственной квартиры.

Если попробовать провести выборы или даже договориться об их проведении в обход прекращения огня, попытавшись в очередной раз «закрыть глаза на незначительные нарушения», число которых стабильно переваливает за 20 в сутки только по официальным данным сводки ООС, то можно получить не только крайне невыгодные для Украины условия дальнейших переговоров, но и перспективу жертв среди гражданского населения.

О какой «гуманитарной повестке» в таком случае может идти речь? Разве что о той, полностью искажающей прямой смысл этих слов, что и выгодна РФ.

Новая власть должна наконец осознать, что теперь ответственность за урегулирование целиком и полностью на них. И там, где не будет справляться украинское руководство, сразу же возникнет пространство неопределенности и хаоса. Полагать, что им не воспользуется противник, было бы в высшей степени наивно. Кроме того, случай Джумаева продемонстрировал как нельзя более наглядно и доходчиво: на руках у населения очень много оружия, а судебная система в Украине откровенно не справляется со своими задачами Сопоставив эти два факта, можно предугадать, что будет дальше, если немедленно не принять меры.

Украинской стороне жизненно важно выработать жесткую переговорную позицию в минском формате. РФ постоянно цитирует дословно те пункты Минска-2, которые касаются политической части урегулирования, совершенно игнорируя пункты о безопасности и порядок действий. Необходимо предпринять хотя бы попытку излечить столь избирательную дислексию, указав на первые три пункта Комплекса мер.

Внутри государства необходимо немедленно инициировать диалог о гранях амнистии. Если это слово не будет наполнено смыслами с нашей стороны – можно не сомневаться, что это тут же будет сделано РФ.

Команде президента стоило бы перестать делать культ из какого бы то ни было переговорного формата, и возлагать надежды на «силу харизмы Зеленского», которая должна каким-то чудесным образом повлиять на Путина во время прямых переговоров, и, уж тем более, всерьез верить в то, что Зеленский – «величайший лидер современности», как об этом заявил на встрече с блогерами Андрей Ермак. Не нужно и выставлять какие-то совершенно нереалистичные «дедлайны урегулирования», как бы на этом ни настаивали наши европейские партнеры. Приоритетом украинской стороны должна быть безопасность, в чем ее достаточно последовательно поддерживают США.

Но самым главным остается вопрос выработки целостной стратегии дальнейших действий, связанных с урегулированием. Зеленскому и его команде пора признать: чуда не случится (если только не понимать под «чудом» капитуляцию), нужно привыкать играть вдолгую. Причем играть жестко и осмысленно.

Источник: Хвиля