Главная Стратегия Когда не хватает слов, приходится раздеваться

Когда не хватает слов, приходится раздеваться

204


Картинка газеты "КоммерсантЪ"

Олесь Кириленко

Злачней нет в мозгах зерна,
чем за Родину война,
голосистей нету хора,
чем ГБ, попы и воры.
Швецкая панк-группа «Большевикинги»

Существование органов цензуры в Украине выглядит абсурдным. Вроде бы и Конституция гарантирует свободу слова, свободу передачи информации и свободу волеизъявления. Конечно «свобода слова» служит тому, кто владеет СМИ, но это «меньшее зло» считается более приемлемым, чем правительственное директивное единомыслие.

В России могут позволить себе бороться с оппозиционными СМИ, а некоторые журналисты становятся жертвами киллеров.  Правящий класс, по большей части, консолидирован властью В Украине, раз есть несколько групп конкурирующих финансово-промышленных групп, значит и разные СМИ будут выдавать разные точки зрения. В России нет, находящихся на свободе,  оппозиционных олигархов, значит и оппозиционных СМИ быть не может. Стало быть, цензуры формально нет, а по факту информация попадает потребителю, уже пройдя определенное корпоративно-государственное «сито».

Что же насчет Украины, то ситуация совсем другая. Появления Национальной экспертной комиссии по защите общественной морали, как органа цензуры, до недавнего времени казалось просто невероятным. Это, мол только Кремль может создавать себе Комиссии по противодействию фальсификации истории. Да и охрана общественной морали цель вроде бы и благородная. Вон даже в высшие эшелоны власти всякие педофилы пробираются. А потом принимают там законы и создают разные комиссии…

Но вот одна неувязочка: мораль, духовность, этика — совсем не юридические категории. Все ведь относительно. И церковь, говоря о духовности, запрещает усыновление ВИЧ-инфицированного ребенка гей-парой. Видимо думают, что смерть в мучениях в детском доме даст больше шансов ему попасть в рай, чем жизнь с двумя отцами-«содомитами». Говорить о честности депутатов не приходится, хотя каждые выборы они используют морализаторскую риторику о «порядочности», «открытости» и «прозрачности» власти. Политики и церковники  давно наделили себя эксклюзивным правом устанавливать нормы общественной нравственности. Любой мусорщик, озеленитель или дворник имеет, как правило, меньше оснований гореть в христианском аду, чем эти «моральные авторитеты», но они не имеют способности так складно врать. Этому же они хотят научить и журналистов.

Например, Премьер-министр Украины Юлия Тимошенко хочет на государственном уровне стимулировать журналистов, которые работают на моральных и христианских началах. То есть согласно выдуманных духовными лицами и парламентскими болтунами критериев нравственности.

Нацкомиссия под руководством Василия Костицкого за 4 года своей работы признала непристойными огромное количество произведений письменного, графического или аудио-визуального характера, причастна к закрытию нескольких интернет-сайтов (отчеты о своей работе комиссия публикует здесь — https://moral.gov.ua/). Среди них, безусловно, были действительно пропагандирующие насилие и порнографию. Но заседания самой ВР часто так же преподносят насилие в обилии, а их не запрещают. Кроме того действия комиссии может реально угрожать свободе обмена информации, чего стоит закрытие файлового сервера infostore, хранившего огромное количество контента? Тут стоило бы провести аналогию с преследованием торрент-трекера pirate bay по всей Европе.

А вот закрытие сайта современного искусства proza.com.ua в свою очередь можно сравнить опять таки с российскими реалиями. «У нас» помягче.   Редактору сайта Анатолию Ульянову повезло, что его еще не привлекли в уголовной ответственности как российского художника Артема Лоскутова. Того обвиняют, правда, не в распространении порнографии, а просто в хранении марихуаны. О том откуда взялось аж 11 грамм «травки» у Артема остается только догадываться. Случай Лоскутова примечателен вот чем: его арестовали сотрудники центра по противодействию экстремизму (т. н. центра «Э»). А основной темой творчества художника было высмеивание политики и политиков.

Мишенью центра «Э» по всей России стали авангардные художники, гражданские активисты, профсоюзники, правозащитники и все те, кто неодобрительно настроен к режиму Путина-Медведева.

Украинский арт-критик Анатолий Ульянов не только размещал на сайте неоднозначные произведения искусства, а и открыто критиковал работу подчиненных Костицкого и киевскую городскую власть. Накануне выборов использование «инквизиции» в своих целях выглядит, как вполне осмысленная политическая мера.

Действия «профессиональных исследователей порно» за деньги налогоплательщиков находят ответ в арт-кругах, среди журналистов и правозащитников. Против Нацкомиссии высказалась даже Украинская хельсинская группа по правам человека. Деятелям культуры и журналистики занявшим подобную позицию просто нет счета. И это не удивительно, ведь порнографическими признаются даже книги лауреатов Шевченсковской премии. А журналистам предлагается выдавать лицензию на работу только при наличии профильного высшего образования (знакомы с темой человек поймет, что это просто нонсенс).

Одно из последних решений комиссии — запрет социальной рекламы против СПИДа. Ее члены посчитали, что лозунг «любой секс хороший, если защищенный» нарушает этические нормы и может принести вред моральному здоровью населения. Подобно этому раньше (а некоторые и сейчас) церковники считают контрацепцию грехом, а болезни — божьими карами за грехи.

«2 октября группой радикальных художников Александра Shitman`a был произведен театрализованный перформанс у стен Верховной Рады Украины. Молодые люди протестовали против «Закона о защите общественной морали» и действий Нацкомиссии по общественной морали. Юноша и девушка, раздевшись, имитировали половой акт под стенами верховного органа законодательной власти Украины.» — сообщает samozahist.org.ua. И это не удивительно. На дикость отвечают дикостью. Если запрещать книжки и телепередачи, то можно добиться и половых сношений на центральных площадях. Сейчас Александру предъявлено обвинение в групповом хулиганстве (ч.2 ст.296 УКУ), что предполагает лишение свободы сроком до 4 лет.

Страус прячет голову в песок и не хочет видеть проблемы. Если рану не обработать антисептиком, то она загноится и в конце концов может привести к заражению крови. Если в обществе есть проблема — ее нужно обсуждать и решать. Если капитализм заставляет людей брать оружие в руки чтобы воевать за сверхприбыли кучки паразитов, если он коммерциализирует человеческую сексуальность, вследствие отчуждения, то наверно стоит что-то менять в системе, а не запрещать говорить о ее изъянах. А в том, что Россия и Украина обвиняют друг друга в несоблюдении демократии и используют при этом одни и те же антидемократические механизмы, ничего странного тоже нет.