Главная История политических движений Клубничка столетней свежести

Клубничка столетней свежести

76

Дмитрий КОСТЕНКО, политолог, ветеран леворадикального движения

Попытался написать к столетию про историю двух самых знаменитых зарубежных пугалок- страшилок-фальшивок о большевиках памятник Иуде Искариоту в ставке Троцкого в Свияжске и Декрете о национализации женщин. Начал с Декрета и столкнулся с серьезной проблемой — большинство источников желтые бульварные ресурсы на клубничную тему формата СПИД-инфо, а потому к документу подходят крайне вольно искажают его так. чтоб он смотрелся завлекательнее, а ссылки на более или менее серьезные источники я найти не смог. При этом рассказываются две разные истории создания этого документа.

Одна из историй создания подложного законодательного акта советской власти связана с Поволжьем и имеет первоисточником своего распространения публикацию в перестроечных «Московских новостях» № 8 за 1990 год сделанную историком Алексеем Велидовым. К сожалению как и все сенсационные публикации перестроечной поры была сделана без ссылки на источники информации и архивные единицы хранения. Может дело даже не в стиле перестроечной исторической публицистики , я читал биографический очерк Блюмкина, написанный Велидовым — куча интересных подробностей и ни одной ссылки на источники.

По версии Велидова, которую потом не только много раз перепечатывали и перевирали желтые газеты, но и воспроизводили серьезные и ответственные левые издания, как, например, журнал «Скепсис», «Декрет об отмене частного владения женщинами» был написан владельцем чайной, черносотенцем — членом «Союза русского народа» Михаилом Уваровым .

В документе состоящем из 19 параграфов в пункте первом сообщается что с 1 мая 1918 года отменяется право частного владения . Пунктом пятым распределение отчужденными женщинами передается в ведение советов. Мужчины получают право пользоваться отчужденной женщиной не чаще 4 раз в неделю не долее трех часов в день . При этом за бывшими владельцами (мужьями) сохраняется право на внеочередное пользование своей женой, но «в случае противодействия бывшего мужа в проведении сего декрета в жизнь, он лишается этого права . Причем представители трудового народа могут реализовать свое право бесплатно по удостоверению о принадлежности к трудовому народу о чем свидетельствуют удостоверения выданные либо рабочим комитетом, либо профессиональным союзом. Представители же эксплуататорских классов должны за реализацию права на по пользование женщиной вносить в общественный фонд по 100 рублей.
Со структурой от которой исходит декрет тоже неясно в публикации Велидова указывается, что предлагается документ предлагается к принятию свободным объединением анархистов Саратова в соответствии с решением Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов города Кронштадта. А под документом стоит подпись секретаря Саратовского клуба анархистов и дата 28 февраля 1918 года.

Декрет был распечатан Уваровым и расклеивался им по городу. После чего согласно изысканиям Велидова разгневанные женщины Саратова разгромили Клуб анархистов Саратова. А разозленные разгромом клуба анархисты в свою очередь установили автора фальшивки и казнили Уварова. Причем единственный факсимильно воспроизводимый для иллюстрации этой эпопеи документ заявление почему-то не Саратовской , а Самарской федерации анархистов. Хотя дело происходило в начале марта 1918 году в провинции листовка напечатана по правилам новой орфографии, хотя с 1 января на новый алфавит перешли только центральные правительственные издания. Фактически он начал реализовываться лишь с октября 1918 года. До этого даже большевистская пресса печаталась по-старому.

Интересна и орфография самого Декрета. В первопубликации Велидова он приводился в современной орфографии. Потом кто-то из промежуточных публикаторов для придания документу достоверности попытался набрать его в старой орфографии. Но в распоряжении у него была только современная англо-русская раскладка клавиатуры поэтому текст получился с твердыми знаками — «Ерами» и с десятиричными i ( и с точкой), но без буквы «ять» которой в современной клавиатуре просто нет. При этом из текста декрета исчезли все упоминания анархистов — принят он был неким Саратовским губернским Совнаркомом по представлению Совета, а число параграфов в «искусственно состаренном» тексте сократилось до 15. А для подтверждения солидности публикации появилась отсутствовавшая в публикации Велидова ссылка на архивное дело №1554-П в Орловском УФСБ.

Совсем другая история также без указания источников была опубликована в марте 2009 года в приложении к «Независимой газете» «Независимое военное обозрение» журналистом , специализирующимся на истории спецслужб Игорем Атаманенко. По этой версии автором декрета был владелец мануфактурной лавки то ли Нил, то ли Мартын ( автор сам путается в имени ) Хватов. В этой версии декрет именовался «Декрет об обобществлении российских девиц и женщин» и распространялся от имени Московской свободной ассоциации анархистов. Хватов не только распространял документ , но и стремился жить по его заветам, для чего организовал в Сокольниках «Дворец любви коммунаров». Это был дом из трех комнат. по существу хостел или ночлежка. Одна десятиместная спальня для мужчин, другая деятиместная спальня для женщин — третья для уединения парочек из числа постояльцев. Местная советская власть быстро разобралась, что под видом коммуны организован притон и его владельца отдали под суд. Причем и защитниками и обвинителями на общественном процессе, который проходил в здании биржи на Мясницкой улице выступали «звезды первой величины » большевистской партии. Роль адвокатов, по версии Атаманенко, играли Александра Коллонтай и тесть Бухарина Юрий Ларин. Роль обвинителя досталась автору «Двенадцати половых заповедей революционного пролетариата» Арону Залкинду. По итогам процесса Хватова освободили, хотя и конфисковали у него здание «дворца свиданий» и заработанные на клиентах деньги. А потом через несколько дней как и саратовец Уваров он был убит анархистами за дискредитацию светлого имени их организации.

Выводы из сравнения этих историй следующие. Опираясь на одни лишь интернет-источники написать что-либо внятное об истории «Декрета о национализации женщин в Советской России» не представляется возможным. Тема слишком засижена творцами мифов и любителями клубнички. История разоблачения фальшивого декрета сама оказалась в значительной мере сфальсифицированной. Чтобы разобраться в ней нужно сидеть в архивах в том числе и провинциальных. Это работа для энтузиаста -историка.

Учитывая это, даже боюсь браться за историю с Искариотом. Там канва такая. В Свияжск — ставку Троцкого на Восточном фронте прибыл датский писатель и дипломат Галлинг Келлерт, практически ничего не понимающий по-русски. А там как раз Троцкий открывал памятник красному комбригу командиру латышских стрелков Янису Юдиншу, погибшему в боях за Казань. Ну датчанин слышит «Юдин, Юдин» — «Ага , решил, памятник Иуде открывают!»