Домой Топ Новости Как можно скорее: Эксперт аргументировала, почему нужно пересматривать Минские соглашения

Как можно скорее: Эксперт аргументировала, почему нужно пересматривать Минские соглашения

24

Подписанные 4 года назад Минские соглашения необходимо пересматривать, как можно скорее. Такое мнение в комментарии «Донецким новостям» высказала руководитель проектов в Центр исследований проблем гражданского общества, аналитик Мария Кучеренко.

«Минские соглашения на сегодняшний день являются даже не рамкой конфликта, а ее симулякром*. По обе стороны от линии разграничения то и дело утверждают, что данным соглашениям нет альтернативы, додумывая в них все новые и новые условия и вводные. Будь то «подпись Путина непосредственно под текстом Минска-2», или наличие «политическая часть перед безопасностью» и пр. – которых в самом тексте соглашений нет и никогда не было. Поэтому остается открытым вопрос – как можно называть рамкой конфликта документ, который сопровождает гораздо больше мифов, чем трезвого анализа того, что, собственно, в них написано», – отметила аналитик.

Кучеренко утверждает, что Минские соглашения не работают, поскольку в полной мере не воплощен ни один из их пунктов.

«Проблемы начинаются с п. 1 – о прекращении огня. И даже многочисленные попытки «перемирий» и прекращений огня не дают результата больше, чем на несколько часов. В п. 2 говорится о четкой карте отвода тяжелых вооружений, которая не соответствует нынешней фактической карте боевых действий. Нельзя говорить и о приверженности РФ и ее наемников соглашению об отводе вооружений от 2016 года – так и не было реализовано требование сохранения устойчивого «режима тишины» на трех участках линии разграничения, где должно было быть отведено вооружение. В п. 3 мы можем видеть требование обеспечить эффективную верификацию режима прекращения огня со стороны ОБСЕ, в том числе и с помощью БПЛА. Но на практике боевики, подконтрольные РФ, то и дело сбивают беспилотники Миссии, так что ни о каком эффективном мониторинге говорить не приходится в принципе. Также имеют место постоянные угрозы наблюдателям Миссии со стороны оккупационных формирований, которые не допускают наблюдателей к выполнению их непосредственных задач возле украино-российской границы, что и является основным условием для фиксации действий РФ, поставок сил и средств», – комментирует эксперт.

Пункт 6 Минских соглашений, по словам Кучеренко, также далек от действительности. «Никакого обмена «всех на всех» на практике нет, и что бы ни говорили разного рода «эффективные переговорщики» и «уполномоченные лица» о том, как на самом деле следует интерпретировать эту формулировку, – это ничего не меняет в аспекте выполнения условий конкретного договора», – подчеркивает она.

«Несмотря на упоминание предполагаемого вывода незаконных вооруженных формирований, иностранных наемников, роль РФ в рамках данных соглашений сводится к роли «страны, обязующейся оказывать влияние на соответствующую сторону». И никакой другой роли РФ в них не зафиксировано. Из этого рождаются попытки свести урегулирование к «четырехугольнику» (Киев-Донецк-Луганск-Москва), к «прямым переговорам с Донбассом», к «диалогам с главами ДНР-ЛНР» и т. д. Из этого вырастают попытки заявлять, что ничего страшного нет в российских наблюдателях на выборах в Украине, хотя участие представителей государства-агрессора в выборах в качестве наблюдателей нарушает основной принцип наблюдения – принцип нейтральности», – продолжила эксперт.

«Именно потому данные соглашения необходимо пересматривать, причем пересматривать как можно скорее – отрицание действительности всегда было занятием контрпродуктивным», – резюмировала Мария Кучеренко.

Напомним, 12 февраля 2015 года в Минске был подписан Комплекс мер по выполнению Минских соглашений (Второе Минское соглашение или «Минск-2»). Его согласовали руководители Германии, Франции, Украины, России в формате «нормандской четверки», а подписали представители Трехсторонней контактной группы (Украина, Россия, ОБСЕ). Свои подписи поставили также «главы» непризнанных «ДНР» и «ЛНР».

* Симулякр (от лат. simulacrum — «изображение» от «делать вид, притворяться») — «копия», не имеющая оригинала в реальности; семиотический знак, не имеющий означаемого объекта в реальности.