Главная Экономика И вечный бой

И вечный бой

182

Киев. 19 июня 2015 года (МинПром, Максим ПОЛЕВОЙ). Власти обещают новый этап налоговой реформы. Как ожидается, соответствующий законопроект будет внесен в Верховную Раду до 1 сентября. Эксперты сомневаются в успехе и говорят о сохранении фискального давления на бизнес и граждан.

В июне различные представители Кабмина напомнили об очередной волне налоговой реформы, которая предстоит со следующего года. При этом госбюджет-2016 уже предполагается строить на новой фискальной базе. Так, глава Минэкономразвития (МЭРТ) Айварас Абромавичус заявляет, что предыдущие точечные изменения Налогового кодекса не являлись реформой и лишь оптимизировали отдельные элементы фискальной системы. Например, по его словам, сокращение количества налогов с 22 до 11 не ослабило давления на бизнес. Истинная же реформа будет основана на польском опыте с акцентом на налоговой децентрализации, а ее основными задачами станут снижение доли теневого сектора в экономике, привлечение инвестиций, повышение занятости. В свою очередь, министр финансов Наталья Яресько акцентирует, что реформа должна уменьшить фискальное давление на граждан и бизнес, а также облегчить администрирование налогов и сборов.

Ненастоящая децентрализация

Собственно, глава МЭРТ лишь подтвердил то, о чем давно говорят плательщики: реальная налоговая реформа, которая могла бы ослаблять фискальный пресс и тем самым расширять базу налогосбора, подменяется формалистичным урезанием числа налогов – при усилении авансовых взиманий, нарушении системы автоматического возмещения НДС и пр. (см. также статью «Год невозврата«). Эксперт по экономической политике Виталий Кулик убежден: фискальные преобразования должны быть направлены не только на рост поступлений в госбюджет за счет бизнеса и граждан, которые и так переживают острый экономический кризис. Их суть – в преодолении коррупции налоговиков, создании, наконец, четких и прозрачных налоговых правил, одинаковых для всех однородных плательщиков.

«Понятно, что подобные приоритеты повысят инвестиционную привлекательность страны, о чем так много говорится в последний год. Говорится, но почти не делается. Вместо этого правила игры для бизнеса то тут, то там подправляют в каких-то узкогрупповых интересах для дерибана очередных ресурсов, передела собственности. Но реформы и развитие тут ни при чем. Неудивительно, что западным партнерам все труднее сдерживать раздражение в ответ на реформаторские «достижения» Киева, которые во многом есть банальная показуха. Так, в фискальной сфере делаются довольно неумелые и неумные шаги: общеобязательность кассовых аппаратов, введение НДС-счетов, импортный сбор, резкое завышение ренты при добыче полезных ископаемых и др.», – сетует В.Кулик.

Однако рассмотрим очередные новации, предлагаемые на новом этапе реформы. Значительное внимание уделяется налоговой децентрализации, которая призвана перенаправить больше финансовых возможностей на места, в регионы. Н.Яресько отмечает: запуск бюджетной децентрализации с одновременным расширением базы налогообложения и передачей администрирования части налогов на местный уровень позволят местным властям только по налоговым поступлениям привлечь до 25 млрд грн. дополнительных доходов. Как и многие идеи нынешнего руководства Украины, эта тоже вполне разумна и не раз использована в мировой практике для улучшения госбюджетной системы в целом. Так, в той же Польше регионы сами формируют доходы и расходы своих бюджетов, и даже устанавливают фискальные ставки. При этом около 40% поступлений от налогов на доходы населения и 100% налогов на недвижимость остаются местным муниципалитетам.

В нашем же случае реальная реформа подменяется показателями роста фискальных сборов (что само по себе не есть позитив, да и во многом связано с девальвацией гривны) и цифровыми манипуляциями. Скажем, за 4 месяца года в общий фонд местных бюджетов без учета трансфертов поступило 28,8 млрд грн. – на 40,2% больше, чем годом ранее. Налоговики заявляют, что рост достигнут прежде всего за счет земельной ренты и отчислений с доходов физлиц, однако реальная причина во многом состоит в изменении базы общего фонда. Его поступления увеличились за счет передачи из специального фонда единого и экологического налогов, а также налога на недвижимое имущество. Таким образом, экономисты констатируют манипуляцию показателями, завышение реальных результатов.

На деле задача состоит в направлении большего объема фискальных средств на социальные нужды регионов – образование, здравоохранение, инфраструктуру – при делегировании им общегосударственных полномочий, которые при этом должны на 100% финансироваться из центра. Но если делегирование формально происходит, то с 100% финансированием возникают большие проблемы, говорят аналитики. В частности, Минобразования и Минздрав за последний год так и не смогли разработать нормативы бюджетной обеспеченности регионов, которые позволяли бы лучше контролировать уровень и своевременность трансфертов из госбюджета. Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко объясняет такие бюрократические проволочки нежеланием властей повышать прозрачность бюджетных операций, ведь это сократило бы возможности для коррупции. И далеко не факт, что в этом отношении что-то существенно изменится в ближайшие годы.

Читая между строк

Что еще может нести в себе польский подход, объявленный А.Абромавичусом? По логике вещей, это значительное снижение налоговых ставок. Так, в 2003 году Варшава уменьшила налог на прибыль для предпринимателей с 27% до 19%. Опасения спада госбюджетных поступлений не оправдались, и уже через год бюджет получил на 3 млрд злотых (1,05 млрд долл.) больше. Однако отечественные чиновники продолжают активно сопротивляться сокращению ставок, отмечают специалисты, а декларируемое снижение общего числа налогов как раз компенсируется повышением фактически взимаемых сумм и их авансовыми выплатами.

На это замглавы парламентского комитета по налоговой и таможенной политике, член целевой команды «Налоговая реформа» при Минфине Андрей Журжий отвечает, что с 2016 года предлагается отмена двух «зарплатных» налогов, единого социального взноса и военного сбора. Зарплата будет облагаться только налогом на доходы физлиц, притом по единой ставке в 29%, которая с 2017 уменьшится до 25%, с 2018 – до 20%. В то же время НДС и налог на прибыль предлагается зафиксировать в размере 20%. А.Охрименко напоминает, что пару лет назад были планы сократить ставки обоих этих базовых налогов, но сейчас о них забыли, и это говорит об отсутствии вменяемого желания ослаблять фискальный пресс.

Кроме того, в очередной раз ставится вопрос о реформе самой ГФС: о смене не названия или подчинения, а качества этой службы, потому что можно написать самый лучший Налоговый кодекс, но ничего не изменится, если люди, которые его исполняют, останутся теми же, акцентирует А.Журжий. И предлагает оставить по стране 6-8 региональных офисов ГФС для крупных плательщиков, а остальные функции передать в Киев. В этой связи вспоминается, что почти сразу после прошлогодней смены власти была разрушена оптимизированная объединенная структура Миндоходов, а резкий секвестр фискальных органов на местах может нанести удар по всей госсистеме экономического управления.

Новоназначенный глава ГФС Роман Насиров также уточняет, что очередная волна реформы должна быть ориентирована на улучшение администрирования налогов через упрощение налоговой отчетности, на развитие электронных сервисов и т.д. И в случае успеха этой волны обещает через 1,5-2 года еще одну, которая логически продолжит начатые преобразования. Получается, что в обозримом будущем стабилизация налогового поля Украине не светит. А коррупцию налоговиков их руководитель комментирует так: «Если бы никто не давал взятки, их бы не брали… Почему бизнесмены не сообщают о таких фактах? Все жалобы мы рассматриваем, и виновные несут ответственность. В отдельных случаях бывают перегибы, когда страдает честный предприниматель». Вот так все просто.

Итак, работа над окончательным вариантом реформы продолжается. Ожидается, что в октябре она в более-менее целостном виде поступит в Верховную Раду, и госбюджет-2016 уже таки будет верстаться на новой основе. А тем временем новинкой сезона стало требование МВФ отменить фискальные льготы для АПК Украины, за что активно выступает и Минфин. Незачем объяснять, что это способно подорвать позиции, наверное, последнего сектора национальной экономики, который еще не впал в глубокий кризис. Но уже к тому идет. За 5 месяцев года агрокомплекс страны показал спад на 5,4% к январю-маю-2014 без учета Крыма и неконтролируемой центром части Донбасса. И этот тренд сохраняется с начала года, тогда как еще до конца 2014 динамика была позитивной.

Эксперты подчеркивают: подобный «антильготный» подход касается и других областей экономики, и в дальнейшем такой прессинг со стороны западных друзей будет только усиливаться. А это значит, что налоговых и прочих преференций могут не получить и те сектора, которые без них просто пропадут, или, по крайней мере, будут функционировать с большими проблемами. Это касается и АПК, и ИТ, и самых разных промышленных отраслей, относительно которых давно ставится вопрос о льготах, способных хоть немного оживить профильные предприятия. Это актуально, скажем, для судостроения и вообще машиностроения, которое за первые 4 месяца года обвалилось на 25,3% и требует особого внимания со стороны государства. «Западу эти отрасли на нашей земле особо не нужны, разве что как придаток, поставляющий запчасти и прочие вспомогательные элементы. Поэтому он плохо воспринимает даже частичную, в том числе фискальную, господдержку важных, перспективных секторов. И те продолжат стагнировать», – заключает А.Охрименко.