Домой Стратегия Диагностика Тбилиси Кремлем

Диагностика Тбилиси Кремлем

116

medvedev_saakashvili1Олег Фесенко,
эксперт Центра исследований проблем гражданского общества

Российское влияние становится все более значительным с определенной вовлеченностью признанных в одностороннем порядке республик в процесс стабилизации и региональной безопасности на Южном Кавказе. Между тем в отношениях РФ и Грузией продолжается конфронтация, информационная и дипломатическая война, которая переросла в объявление М.Саакашвили персоной нон-грата со стороны Кремля.

Кремль рассчитывает на реактивацию отношений с Грузией без привязки к опальному действующему главе государства. Фактически логичным финишем акции «недоверия» стал разрыв и перезагрузка отношений между Кремлем и либеральным курсом Тбилиси.

Пладцарм в Абхазии и Южной Осетии

Маленькая победоносная война («локальная война») с Грузией раскрыла процесс признания Абхазии и ЮО в политическом и международно-правовом аспектах. Российская сторона признала Абхазию и ЮО в одностороннем порядке по принципу признания Республики Северный Кипр, в дальнейшем выведя автономии на международную арену в качестве достаточно заметных и «ключевых» игроков. В докладе российских исследователей, опубликованном на сайте Kreml.org отмечается, что публичным игроком в российско-грузинском конфликте выступают США и ряд европейских государств, такие как, например, Польша, Литва, Эстония, а также ангажированные ими Молдавия и Украина. Как представляется, они заинтересованы в замораживании конфликтного статус-кво как инструмента давления на Россию.

Уничтожение флота Грузии в территориальных водах Абхазии и перспектива дислокации Черноморского флота вдоль водной акватории бывшей непризнанной республики подтвердила претензии России на пересмотр соотношения сил в регионе. Россия пытается взять под контроль морскую акваторию Абхазии в рамках соглашения между Россией и Абхазией «О совместных усилиях в охране государственной границы Абхазии» подписанного в минувшем году. Согласно международному праву охрана прибрежных вод непризнанного мировым сообществом государства, а мировое сообщество рассматривает Абхазию как территорию Грузии, противоречит конвенции ООН об охране территориальных границ.

РФ активно содействует выводу на международную арену своих «сателлитов» – Абхазии и Южной Осетии. Тбилиси в свою очередь рассматривает участие республик в «урезанном» формате, только на неформальных встречах, а не как полноценных субъектов переговорного процесса. Со времени локальной войны Абхазия и Южная Осетия в этом смысле полностью стали на рельсы «лоскутного» признания и пытаются завоевать себе полноправный статус на переговорах, не довольствуясь ролью «экспертов».

Участие Абхазии и ЮО как «независимых политических образований» можно считать перспективой на будущее, площадкой для интенсивного диалога с ЕС по Южному Кавказу с дальнейшим привыканием Европы к Сухуми и Цхинвалу. В отношении двух республик выстрелили пружины признания в тех регионах, где предметом торга является гарантия дальнейшей стабильности взаимоотношений в обмен на топливно-энергетические преференции (Беларусь, Армения), а также страны-симпатизанты России на международной арене (Венесуэла, Никарагуа).

Возможным шагом к действию становится разгрузка отношений между двумя сторонами, с укреплением интересов РФ по периметру своих границ и взятием под «зонт безопасности» сателлитов на Южном Кавказе, при этом, минимизируя свой контакт с Тбилиси. С уничтожением грузинского флота и перспективой дислокации Черноморского флота РФ в Абхазии Москва открыто пересмотрела соотношение сил в Черноморском бассейне. Фактически Россия во время войны уничтожила американский опорный пункт в регионе – американскую базу в Сенаки.

В 2008 году Россия взяла под контроль обслуживание военных баз на территории бывших грузинских анклавов – Абхазии и ЮО в рамках подписанных соглашений о размещении военных баз на территории республик. С тех пор, Москва пересмотрела свои инициативы касательно размещения военных баз (планировалось нахождение баз в Гудауте, Очамчире, Цхинвали и Джаве, но некоторые объекты оказались «замороженными» из-за бюджета), а также соглашение о патрулировании совместной границы (подобное соглашение о совместной охране границ существует между РФ и Арменией). Нынешнее соглашение «Об объединенной российской военной базе на территории Республики Абхазия» подписанное 17 февраля в Москве между Д.Медведевым и С.Багапшем фиксирует принципы размещения военной базы в Гудауте в соответствии с соглашением о военном сотрудничестве между Россией и Абхазией, которое было подписано в сентябре 2009 года. Согласно документу РФ усиливает контроль вдоль границ с Грузией как сухопутной так и морской.

Грузинское руководство поставило себя в сомнительные условия и становятся «пятой колонной» в политическом процессе в стране; власти непризнанных республик в дальнейшем переговорном процессе отвергают всякое посредничество Тбилиси, роль ЕС и ОБСЕ будет имеет весьма ограниченное воздействие в зоне конфликта, что подчеркивается менее «чувствительными» рычагами управления конфликтами.

После деструктивных действий на Южном Кавказе, произошла интенсификация диалога между Россией и Турцией. На фоне договоренностей между Москвой и Анкарой о снижении роли внерегиональных сил на Южном Кавказе, роль Вашингтона в регионе в значительной степени выглядит «урезанной». Как отмечается в исследовании российских политологов на том же сайте Kreml.org интенсивный российско-турецкий диалог по Закавказью — один из главных итогов августовской войны, а также характерный фактор развития региональной ситуации в 2009 году. Россия, надо признать, усилила влияние в регионе. Этому способствовала договоренность Москвы и Анкары совместными усилиями добиться на Южном Кавказе снижения роли внерегиональных сил, и эта российско-турецкая программа заработала успешно.

Одним из вариантов «охлаждения» отношений между Кремлем и Тбилиси стала также неудачная партия Тбилиси на президентской кампании в Украине, в ходе которой грузинская сторона предоставила поддержку одному из кандидатов в незавуалированной форме, что также возможно стало производной давления со стороны Кремля.

Власть и оппозиция в Грузии

Внутриполитический кризис власти в Грузии, в котором оппозиция периодически наращивает политическую силу, прежде всего, на фоне проваленной внешнеполитической карты становится целенаправленным расшатыванием фундамента действующей власти. В настоящее время внешнеполитические акторы рассматривают вопрос о смене власти в Тбилиси. Со стороны Вашингтона идет проработка оппозиции с целью оценки ее популярности в стране.

Тбилиси находясь в орбите интересов Вашингтона становится разменной монетой внешнеполитического влияния на Южном Кавказе. Визиты высокопоставленных представителей Белого дома направлены на проработку возможных альтернативных фигур из нынешней оппозиции, превращения представителей оппозиции в реальных претендентов на президентское кресло. Визит в Грузию сенатора-республиканца Джона Маккейна прошел на «оппозиционной территории» в Батуми, где была проведена рекогносцировка на местности и встреча с руководством оппозиционеров.

Раскол политических элит в Грузии на различные полюса стал раскручиванием сценария альтернативных политических лидеров в минувшем году. У оппозиции не нашлось яркой личности, соизмеримой с действующим президентом М.Саакашвили образца 2003 года. Экс-соратники действующего президента — Ираклий Аласания, бывший постоянный представитель Грузии в ООН; Нино Бурджанадзе, бывший спикер парламента; Зураб Ногаидели, бывший премьер-министр и бывший же министр обороны Ираклий Окруашвили «тяжеловесны» но именам, но по отдельности не рассматривались как преемники власти.

Однако, уже во второй половине 2009 года Вашингтон вынужден был отказаться от поддержки какой-либо из сторон, не форсировав события и изменив свое отношение к действующему руководству Грузии, учитывая реалии «перезагрузки» отношений на Южном Кавказе и войны в Южной Осетией, которая по словам куратора Госдепа по Кавказу Метью Брайза «началась задолго до нападения на Цхинвал». Запад обвиняет руководство Грузии в нецелевом использовании средств, которые не оказали заметного позитивного влияния на экономику страны и уровень жизни населения. Что касается интересов «раскручивания» оппозиции, то представители Белого дома оказывают всяческое финансирование для развития демократических институтов — в ближайшее время Вашингтон переведет Грузии последний транш финансовых средств в размере 1 млрд. долларов (эти средства Вашингтон пообещал Саакашвили сразу после августовских событий 2008 года). Встреча с представителями оппозиционных партий происходит на территории посольства США для обеспечения конфиденциальности и «утаивания» информации от общественности.

Фактически Вашингтон присматривается к ситуации внутри страны, выстраивая будущую модель отношений с Тбилиси с интеграцией в евроатлантические конструкции. Вашингтон отводит Грузии не такую значительную роль как при прежней администрации Дж.Буша, уделяя внимание развитию демократии в стране, но не в контексте развития ее с Саакашвили, потерявшего поддержку не только среди грузинского электората, но и за рубежом из-за авторитарного стиля управления государством. На фоне информационной экспансии и угроз со стороны Тбилиси фигура нынешнего главы Грузии М.Саакашвили оказалась подвержена жесткой изоляции со стороны Кремля и попытками последнего заручиться поддержкой грузинской оппозиции. С другой стороны, обозначился переговорный процесс между грузинскими оппозиционными партиями и представителями российской власти о возможной поддержке Кремлем оппозиционных движенией в условиях «частичной оккупации» Грузии (среди таких, Консервативная и Народная партия, а также видные оппозиционеры Н.Бурджанадзе и И.Аласания). Визиты грузинского «ястреба” Зураба Ногаидели в Москву и встречи с руклводством РФ идут в разрез со здравым смыслом и заявленной конфронтацией и информационной войной между Москвой и Тбилиси.

Несмотря на некоторые попытки представителей грузинской политической элиты наладить диалог с Москвой, сегодня нет никаких сомнений, что между Россией и Грузией существуют непреодолимые разногласия относительно послевоенного устройства региона. Грузия продолжает выполнять функцию коммуникационного буфера, усложняющего доступ России в другие страны региона, а также важного транзитного звена для доступа Запада в Черноморско-Каспийский регион. Более того, Грузия является важнейшим плацдармом для дестабилизации ситуации на Северном Кавказе.
Что касается очагов напряженности, в результате новой волны обострения между властью и оппозицией, которую многие прогнозируют весной этого года, возможна вспышка новых этнических конфликтов в Самцхе-Джавахетии, где компактно проживает армянское население. В местных СМИ «всплыло» обращение жителей Джавахетии, живущих в России с просьбой обеспечить защиту прав и свобод национальных меньшинств Грузии.