Домой Топ Новости БОРЬБА ЗА ТАМОЖНЮ

БОРЬБА ЗА ТАМОЖНЮ

64

Виталий Кулик, директор Центра исследований проблем гражданского общества

Кабмин объявил конкурс на должность главы Таможенной службы. Кандидатов ждет три этапа отбора: на знание законодательства и английского языка, ситуативные задания и собеседование. Победителя ждет оклад в 24 тысячи гривен и амбициозное задание трансформировать таможенные структуры нынешней ГФС в современную, прозрачную таможенную службу, решить проблему контрабанды и избавиться от коррупции.

Отбросим гадание на возможных «послевыборных» политические раскладах и подойдем к вопросу чисто с объективной точки зрения. Кто должен возглавить таможню? Политик, человек из системы, эффективный менеджер не из системы или менеджер-«варяг»?

За последние десять лет испробовали разные варианты (у нас таможней управлял даже олигарх Валерий Хорошковский!), кроме, наверное, привлечения зарубежного менеджера. Хотя с иностранцами мы уже достаточно провели экспериментов в других сферах. Вспомнить хотя бы главу «Укрзализныци» Войцеха Бальчуна. Система быстро ломает «варягов», и они плывут по течению, считая дни до «дембеля». Подчиненная структура тем временем теряет управляемость, живет одним днем, деградирует.

Внесистемные менеджеры также не гарантируют успешной работы. Экс-замглавы ГФС, отвечающий за таможню, Константин Ликарчук пришел на госслужбу из юридического бизнеса, проработав на таможне всего несколько месяцев. И был уволен со скандалом.

«Молодое дарование» Юлия Марушевская — также не лучший пример успешного назначения. После ее прихода на Одесскую таможню серые импортеры «уехали» на другие таможни, остались только «официалы» — увы, вариант борьбы с коррупцией и схемами в виде выталкивания их в другие регионы привел к невыполнению плана.

Политик? Депутат-коммунист Калетник возглавлял таможенную службу при Януковиче. Через месяц после назначения руководящие посты получили его многочисленные кумовья, родственники, друзья, одноклассники, вычистить которых удалось только после Революции Достоинства.

Как не парадоксально это не звучит, наиболее результативными руководителями таможни оказывались как раз выходцы из системы – профессиональные таможенники Анатолий Макаренко и Мирослав Продан. Впрочем, если Макаренко больше говорил правильные вещи о необходимости убрать с таможни силовиков «всех мастей», Продан, пользуясь поддержкой на уровне премьер-министра, смог многое реализовать. Сотрудникам СБУ, например, запретили проводить проверки грузов, которые обосновывались некими «секретными» контрразведывательными делами. Полноценно запустили «Единое окно», чтобы бизнес не бегал по кабинетам и не платил взятки.

На таможнях наконец-то установили весовые комплексы. Запустили процесс закупки стационарных сканирующих систем для десяти крупнейших пропускных пунктов, который сразу же стали блокировать на всех уровнях. Взялись за клан Вадима Альперина: перекрыли самую крупную схема обворовывания бюджета — суды прекратили занижать таможенную стоимость товаров, а НАБУ заморозило 20 миллионов долларов на счетах альперинских компаний (сегодня находятся в АРМА). До этого начальники таможни боялись вслух произносить фамилию Альперина, делая вид, что не знают человека, державшего под контролем большую часть рынка контрабанды.

Продан настоял, чтобы все таможни стали работать по единым «индикативам».  В результате, поступления в бюджет опережали динамику роста импорта, то есть происходила реальная детенизация. Сравнить, как работала таможня еще недавно и как работает сегодня, несложно: по итогам 2017 года рост таможенных платежей — 31%, по итогам первых двух месяцев 2019 года – 4%.

Если бы не «турецкий» скандал (по странному «стечению обстоятельств» вспыхнувший, как только таможня арестовывала груз на миллионы долларов контрабандиста Сергея Сердюка – по совместительству сотрудника Генпрокуратуры), сегодня Продан мог бы считаться одним из фаворитов на должность главы новой таможенной службы (кроме всего сделанного на таможне, у него есть и KPI в налоговой сфере — запуск электронного реестра возмещения НДС, электронный кабинет плательщика и т.д.). Судя по информации из СМИ, пресс-служба экс-руководителя ГФС действительно не исключает участия Продана в конкурсе – дело против него закрыто. Еще до решения Конституционного суда проведенные экспертизы показали сфабрикованный характер материалов следствия. Заказ-то был очевиден. Дело спровоцировала борьба за контроль над таможней.

Список кандидатов пока не опубликован, но, по моей информации, Анатолий Макаренко точно будет принимать участие в конкурсе. Хотя публично об этом пока не заявил.

Многие уверены, что в Кабмине постараются сохранить на таможенном направлении нынешнего и. о. главы ГФС Александра Власова. Но Власов не будет даже подавать свою кандидатуру, о чем заявил еще при назначении на должность.

Кабмин делает ставку на опытного винничанина Виктора Кривицкого, который последние полгода фактически и контролирует таможенное направление в качестве заместителя главы ГФС. С большими боями, скандалами, но Кривицкий провел кампанию по растаможиванию «евроблях», собрав более 10 миллиардов гривен в бюджет и сняв один из самых опасных «уличных раздражителей» для Гройсмана. Среди претендентов мы наверняка увидим и руководителя одесской таможни Сергея Тупальского, известного по работе на Киевской городской таможни.

Ни «варяги», ни внесистемные игроки погоды на конкурсе не сделают. Комиссия, вероятно, отсеет их еще на первых двух этапах, причем вполне обоснованно. Попасть на должность они смогут лишь в силу политического решения сверху, но такого решения Кабмин не примет. И логику премьера понять можно: в сложнейший для Украины с точки зрения госфинансов год таможня должна гарантированно наполнять бюджет, а не заниматься пиаром.