Домой Стратегия Башкирский «бунт»

Башкирский «бунт»

161
moscow-post.ru

Виталий КУЛИК,
Директор Центра исследований
проблем гражданского общества

На прошлой неделе президент Башкирии Муртаза Рахимов опубликовал в газете «Московский комсомолец» интервью под сенсационным названием «Диссидент Республики Башкортостан». В нем Рахимов сделал заявления, содержащие фактические обвинения против «Единой России» в реставрации однопартийности, а также критику федеральной власти. Это заявление лидера Башкирии вызвало волну возмущения как в рядах руководства единоросов, так и в Кремле. Начали говорить о скорой отставке самого Рахимова и даже… о надвигающейся качественной реформе российского федерализма. Во всяком случае, демарш «главного башкира» свидетельствует о обострении противостоянии между федеральным центром и региональными элитами России.

А Рахимов против.

В своем интервью «Московский комсомолец» Муртаза Рахимов заявил, что в России «сейчас уровень централизации даже хуже, чем в советские времена. По отношению к местным проводится политика недоверия и неуважения. Я считаю неправильным, например, что в последние годы местные кадры в региональных представительствах федеральных ведомств заменяются на присланные из центра». Резкая критика прозвучала и в адрес «Единой России»: «партией пытаются рулить люди, которые и тремя курицами не командовали. Разве так может быть?» — задает Рахимов вопрос. Досталось и российскому правительству во главе с Путиным. Говоря об экономической ситуации, Рахимов высказал мнение, что «уровень жизни поднялся только за счет удорожания нефти». «Мы же перспективой не занимаемся. Сегодня, пока есть нефть, газ, — щеки надуваем. А дальше что будем делать?»

Страсти вокруг демарша Рахимова еще не улеглись. Однако, многие эксперты склонны оценивать его как превентивную меру против попытки Кремля досрочно освободить «главного башкира» от занимаемой должности и решить вопрос преемственности власти в республике.

Дело в том, что, по слухам, Рахимова должны были «добровольно уйти» еще на его 75-летний юбилей в феврале этого года. Не получилось. Потом фамилия президента Башкирии появилась во главе «кандидатов на вылет» в пресловутом четвертом рейтинге политической выживаемости глав российских регионов, формируемом Международным институтом политической экспертизы и Фондом «Петербургская политика» (март э.г.). Уже стало недоброй тенденцией, что после публикации этого рейтинга самых невыживаемых руководителей на протяжении месяца-другого снимали с должности. Например после публикации третьего рейтинга в конце 2008 года, ушел в отставку губернатор Кировской области Николай Шаклеин, президент Ингушетии Мурад Зязиков, председатель правительства Хакасии Алексей Лебедь, орловский губернатор Егор Строев и ряд других.

Дальше — больше. О том, что неэффективные региональные менеджеры будут заменены в начале июня 2009 г. заявил и президент России Дмитрий Медведев. По его словам, сегодняшняя российская элита оказалась не полностью приспособлена к ситуации падения экономики. «Кто быстро вписался — тот молодец. А кто не может — ну тогда есть смысл поискать другую работу. Имею в виду, без обид, что называется, всех: и руководство органов власти, глав регионов. Ряд таких решений мною принят. И видимо, замены будут и в дальнейшем».

А тут еще и усиленные попытки Кремля расставить своих людей в силовых структурах на местах, слухи об открытии криминальных дел против «родни», переход под управлении московской АФК «Система» почти всего регионального ТЭКа и пр. В общем накопилось у Муртазы Губайдулловича… Вот и решил он ударить по Кремлю пока не поздно.

Башкортостанбаша

Муртаза Губайдуллович Рахимов находиться во главе Республики Башкортостан с 1993 года. Именно ему, в начале 1990-х гг, Борис Ельцин сказал: «берите суверенитета столько, сколько сможете унести».

По мнению российских экспертов, за время его правления в Башкирии сформировалась своеобразная модель. Вся политическая власть в регионе, но вместе с социальными обязательствами и обеспечением правильного голосования на федеральных выборах остается местной элите. Получая мандат, президент (даже назначенный Москвой) конвертирует его в абсолютную власть. Одна из особенностей такой модели является система информационного контроля. Президент старается закрыть регион от всевидящего ока центра. Руководство в Башкирии во многом формируется по родственному признаку, почти отсутствует и настоящая оппозиция. Первое лицо региона отвечает за все это лично перед первыми лицами страны. При этом наиболее привлекательные экономические активы отходят под контроль федерального центра.

На первых порах Рахимову удавалось сдерживать аппетиты Москвы, но с 2000 г. ситуация изменилась. Московские чиновники все активней начали интересоваться делами в республике. Наиболее «вкусные» промышленные объекты, при содействии Кремля, начали попросту отбираться москвичами. Весь огромный спектр добывающей и перерабатывающей промышленности, ТЭК, банки и сельское хозяйство переходили под контроль корпораций, которые патронировались лоббистами в Кремле.

На протяжении последних 10 лет Муртазе Губайдулловичу пришлось пережить несколько крупных кампаний по его дискредитации. В Башкирии отмечены случаи убийства журналистов и закрытия независимых СМИ. В 2003 г. пришлось даже бороться во втором туре выборов с местным предпринимателем Сергеем Веремеенко, которого поддерживала одна из кремлевских группировок. Но ставка Рахимова на «Единую Россию» и высокие показатели этой политсилы в республике сделали свою работу (90% в местном парламенте и 70% для ЕР на выборах в Госдуму РФ). В 2006 г. Рахимов неожиданно для многих получил одобрение президента Владимира Путина на продление полномочий до конца 2011 года.

Но, Рахимов все еще не решил главного вопроса – о власти после своей отставки. Некоторые эксперты считают, что в Кремле не согласны с кандидатурой приемника, которую предлагает сам Рахимов. Приемник должен обеспечить безопасность самого президента и его ближайшего окружения, а также бизнес-структур, с ними связанных.

В том же интервью Рахимов отметил, что после 2011г. собирается оставить пост: «Доработаю свой срок и уйду на пенсию. Я уже многим, наверно, надоел. Очень важно вовремя уйти самому. Другой вопрос: кто вместо меня придет, чтобы все сделанное не развалили?» Он опроверг версию, будто своим преемником считает сына Урала или нынешнего премьер-министра Раиля Сарбаева. Но четко указал на то, что «человека извне республика не примет».

Примечательно, что интервью Рахимова почти совпало во времени с заявлением Минтимера Шаймиева о том, что он больше не будет выдвигаться на пост президента Татарстана (руководит республикой с 1989 г.). У Шаймиева, как и у Рахимова есть определенные разночтения с Кремлем относительно того, кто должен возглавить республики после их отставок. По мнению директора Международного института политической экспертизы Евгения Минченко, заявления Муртазы Рахимова и Минтимера Шаймиева, которые появились в СМИ почти одновременно, – согласованная акция: «Это такой торг с Кремлем: вот, давайте, мы спокойно дорабатываем свои сроки и уходим». При этом шансы передать власть «своему» человеку, а не «варягу», у Шаймиева выше, чем у его башкирского коллеги.

Конституционный удар Кремля

Главной задачей первых этапов путинской реформы федерализма была централизация власти и ресурсов в интересах правящего в Москве политического и экономического класса. В 2000 г. в РФ был введен институт полномочных представителей президента, одной из главных задач которых была как раз унификация регионального и федерального законодательства. С начала 2000-х гг массив противоречащих Конституции РФ и решениям Конституционного суда нормативных правовых актов субъектов федерации, прежде всего конституций (уставов), в основном был приведен в надлежащий вид. Началось сокращение полномочий местных властей, в 2004 г. отменены прямые выборы губернаторов (и президентов национальных республик в составе РФ).

Теперь настала очередь окончательного удара по остаткам федерализма в виде пунктов о суверенитете национальных республик РФ.

Как раз после скандального интервью Рахимова, Конституционный суд РФ заявил, что «суверенитет РФ исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе госвласти, которые обладали бы верховенством и независимостью, то есть не допускает суверенитета ни республик, ни иных субъектов федерации». Субъектам федерации предписано «в кратчайшие сроки» привести в соответствие с Конституцией РФ и решениями КС основные региональные законы.

Вместе с тем по сей день в ряде субъектов РФ из текстов основных законов не исключены положения о суверенитете республик. Например, в конституции Башкирии имеются противоречащие правовым позициям Конституционного суда РФ ссылки на Декларацию о государственном суверенитете республики, а в конституции Карачаево-Черкесской республики закреплено, что земля и ее недра, воды, растительный и животный мир являются достоянием народов Карачаево-Черкесии и составляют основу их жизни и деятельности. Более того, в текстах конституций Татарстана и Тывы имеются положения о гражданстве республики, хотя КС еще в декабре 2001 года пояснил: Конституция РФ не предусматривает гражданство республик либо других субъектов.

В феврале 2009 года депутаты Госсобрания Якутии отказались исключать из своего основного документа понятие «суверенитет». Но после того как под давлением президента РФ Дмитрия Медведева в апреле 2009 года Верховный суд Якутии настоял на поправках, в начале июня якутские депутаты вынесли их на всенародное обсуждение, а уже 18 июня рассмотрят новый текст Основного закона Якутии на своем заседании. Очевидно, аналогичная судьба ждет и остальные регионы.

Ведь в условиях экономического кризиса центр постарается свести все оставшиеся условия для возможного сепаратизма к нулю. А эти условия на лицо. Так, в Башкирии, при неофициальном содействии властей, набирают силы националистические группы по типу «Союза Башкирской молодежи». В ближайшее время в Уфе должен состояться II съезд Ассамблеи народов Башкирии. Как сообщает РИА «Новости», участники форума намерены высказать поддержку президенту Муртазе Рахимову и обратить внимание федеральных властей на ситуацию в области межнациональной политики, в частности на исключение из школьной программы изучения родного языка.

Вместо выводов

Башкирия относится к числу регионов, где федеральный центр явно хотел бы усилить свое присутствие, в том числе и в части доступа к привлекательным экономическим ресурсам. Башкирия в хозяйственном и внутриполитическом плане с начала 1990-х годов реально остается едва ли не самой автономной из всех национальных поволжских республик, где обеспечена стабильность и управляемость. Поэтому, Кремль попытается не раздувать скандал, а по-тихому договориться с Рахимовым.

Как отметил председатель Высшего совета «Единой России», спикер Госдумы РФ Борис Грызлов, пока рано выгонять Рахимова из партии. «Пригласим, поговорим, выясним отношения и потом будем делать оргвыводы», — заявил он журналистам. А там, глядишь, и конституцию местную подправят и с приемником по обоюдному согласию решат.

Не стоит забывать, что во многих национальных окраинах России наблюдаются тлеющие угли межнациональных локальных конфликтов, которые сдерживались благодаря во многом политике «старых» руководителей, балансирующих на клановых противоречиях этнических групп. Если эти балансы уйдут со старой элитой (или, еще хуже, обиженные руководители сами отпустят вожжи) у федерального центра не останется механизмов по предотвращению их «размораживания». Россия может оказаться перед реальной угрозой новой волны национального сепаратизма. Пока что у Кремля есть инструменты «убеждения» национальных меньшинств, но ресурс не безграничен…