Главная Стратегия Альтернативная левая

Альтернативная левая

334

Максим Банкер

Выборы в Европарламент 5-8 июня изменили конфигурацию политических сил в ЕС. Самая главная тенденция — закат социал-демократии. Но свято место, как известно, пусто не бывает: левый фланг европейской политики стремительно оккупируют т.н альтернативные левые..

Чтобы понять глубину катастрофы партий социал-демократов, достаточно привести единственный пример: В Великобритании, Франции и Германии партии левого центру получили самое мизерное количество голосов в послевоенные времена.

Однако по порядку: В Австрии эсдеки, которые входят в большую коалицию с христианскими демократами получили 28 процентов. В Германии, где розовые также формируют блок из правыми центристами, 20,8% процентов. Как было сказана выше — самый низкий уровень поддержки эсдеков после второй мировой. В Великобритании лейбористы еле не пропустили вперед экзотическую партию противников европейской интеграции -Партия Независимости Объединенного Королевства. У самостийников 12 процентов, в партии Гордона Брауна 15, 8. Во Франции ситуация схожая. Партия социалистов Мартины Обри (Martine Aubry) имеет всего жалких 16,8 процентов. В Португалии, где 22 года со времен революции гвоздик сильны социалисты, за них проголосовало 26 процентов. В Польше Союз левых демократов с 12 процентами поддержки остался далеко от ведущих партий консерваторов и либералов. Сложилась угроза создания двухпартийной системы. Не будем уже говорить про страны бывшего коммунистического блока, где политическая культура очень примитивна и люди как правило голосуют за популистов, обещающие золотые горы. Латвийская социал-демократическая партия (партия кстати была созданная еще в 19-ым столетии) получила 3,8 процентов.

В общем только в 13 из 27 стран ЕС социал-демократам вдалось собрать более чем 20 процентов.
Забавно, что главный электоральный бастион розовых Мальта. Тут за партию проголосовала больше всего избирателей в процентных соотношениях.

Резюме экспертов: социал-демократия потеряла идейную гегемонию в обществах стран Западной Европы. Речь идет про концепцию социального государства.

Историк Йозеф Фонтана на страницах близкой к испанским социалистам газеты Publico пишет, что главной причиной падения розовых стала идейная эволюция левореформистских партий в сторону центра. «Старые партии эсдеков превратились в партии похожие на партию демократов в США. Они занятые проблемами индивидуальных прав гражданина, но не социальных», — утверждает Фонтана.

Смена ценностей началась ровно 20 лет назад, после падения берлинской стены, когда у левых Европы возник коплекс отсуствия альтернативы капитализму.

Цитируя Б.Кагарлицкого «возникает ощущение, что левыми овладел инстинкт самоубийства…После 1989-го года невроз парализовал их волю к борьбе. Социалисты не верят в модные либеральные теории, согласно которым всячески коллективизм тотален, но подозревают, что они верны. Трагический опыт русской революции лежит на их сознании тяжелым грузом. На практике все сводится к постоянному самообличению, непрерывным покаяниям, бещаниям исправиться». В 90-ые годы практически все социал-демократические партии отказались от социалистической утопии в пользу т.н. эволюции.

Отказ от исторической миссии, подспудная вера в эффективность либеральных рецептов привела к тому, что ответом партий левого центра на экономический спад в Европе в 1996-го году была не социалистическая, а либеральная программа т.н. Третьего пути. Ее проводниками стали Тони Блэр (Великобритания), Лионель Жоспен (Франция), Эдгард Шрёдер (Германия), Романо Проди (Италия). Пакет реформ, предложенных эсдеками, мало отличался от манифестов Тори или хэдеков. Заглавный постулат звучал примерно так: чем больше рынка, тем больше социальных гарантий и справедливости. Упомянутый выше Романо Проди открытытм текстом говорил о том, что «задача левых осмелиться на такие либеральные реформы, на которые правые даже не решились бы».

Реформы ( на публике их называли корректировка модели социального государства) сыграли с эсдеками злую шутку. Дерегуляция, поощрение рыночной инициативы привела к ослаблению профсоюзов – главного союзника европейских левых. Идейная всеядность и отказ от четкого левого identity, этических принципов, разрушил повседневную политическую культуру эсдеков. Ту самую пресловутую культурную гегемонию, без которой ни одна партия по словам Грамши не в состояни прийти к власти.

Ползучее сужение социальной базы в конце концов и послужило причиной июньской катастрофы 2009-го года. Надо отдать должное эсдекам – сейчас в их рядах идет бурная полемика насчет того, как вернуть потерянные рубежи. Например в Англии кое-кто предлагает принять за базовые програмные принципы очень радикальную программу лейбористов 1945-го года.

Между тем,в нишу эсдеков стремительно рвутся новые политические формации левой ориентации. Publico называет их Альтернативные левые и предлагает следующую классификацию

Зеленые.

С начала 80-ых Зеленые являются главными конкурентами эсдеков в борьбе за голоса левых избирателей. Последние выборы можно считать достаточно успешными для экологов: в 10 странах ЕС они перешагнули планку 8 процентов. Более того в Франции, Финляндии, Голландии, Латвии и Люксембургу сравнялись из социалистами.

Посткоммунисты

Это партии, какие были сформированные на базе бывших коммунистических просоветских партий, однако в последствии приняли более реформистские программы. шведская партия левых. немецкая партия Левые и Левый Фронт в Франции (созданная впритык к выборам коалиция из коммунистов и части бывших членов партии социалистов). В Германии Левые набрали 7. Левый Фронт получил 6 процентов. Немецкие Левые судя по всему немного разочарованные итогами (для их принципиально было опередить Зеленых). А вот французские фронтовики могут быть целиком довольными: они не дали обогнать себя троцкистам. Мари Буфе. Председатель компартии, уже заявила о необходимости продолжить эксперимент с Левым Фронтом.

Коммунисты.

К этому лагерю относятся партии, которые до сих пор идеализируют советскую модель… со всеми вытекающими последствиями. Как не удивительно за них голосуют. В Португалии коммунисты получили 10 процентов, в Греции 8 процентов.

Посттроцкисты

Феномен построцкизма как заметного массового движения характерен исключительно для Франции. Здесь на базе одной из троцкистских сект была созданна идейно более широкая и всеядная Новая Антикапиталистическая Партия под руководством очень харизматичного молодого политика Оливера Безансено (Olivier Besancenot). За NPA отдали голоса 4, 9 процентов, хотя ожидали куда более внушительного результата.

Левые социалисты

Левые социалисты — это еще один забавный подвид европейских левых. Шокированные тем, как Советы в 1956-ым подавили восстание в Венгрии, члены многих компартий Европы положили билеты на стол и начали строить собственные партийные структуры. Наиболее успешно проект прижился в Дании. Там за Партию народных социалистов голосовало 16 процентов.

Пираты

Самая экзотическая левая формация в ЕС, созданная на волны борьбы молодых шведских юзеров против копирайта. Партия пиратов была создана всего три года назад, но однако сумела собрать фантастичное количество голосов — 7 процентов. Немаловажно отметить, что пираты самая популярная партия в глазах шведской молодежи и самая молодая партия в Швеции.

Политологи считают, что понадобится еще один электоральный цикл, дабы окончательно понять — сможет или не альтернативная левая заменить в перспективе социал-демократов? Но уже сейчас если сравнить количество голосов поданных за эсдеков и новых левых во всех странах ЕС, видно, что последние дышат аксакалам в спину.