Домой Политика РЕФОРМА ОБРАЗОВАНИЯ В УКРАИНЕ – ПУТЬ К ДЕГРАДАЦИИ

РЕФОРМА ОБРАЗОВАНИЯ В УКРАИНЕ – ПУТЬ К ДЕГРАДАЦИИ

309

protestАвтор: Виталий Атанасов, sensusnovus.ru

Всякий раз, когда правительство пытается оправдать уменьшение своих социальных обязательств или усиление контроля в какой-либо сфере, это называют «реформами». Такую же уловку украинские чиновники от образования применили для объяснения того, почему якобы надо сократить число студентов-бюджетников, лишить студенческое самоуправление финансирования, а вузы – остатков независимости. И это только часть более обширных инициатив Министерства образования и правящей Партии регионов, угрожающих сократить доступ украинских граждан к высшему образованию.

Протест по всей стране

Только в Киеве против планов властей выступили более пятисот студентов и преподавателей: 31 января они прошли маршем от станции метро «Крещатик», мимо здания правительства к парламентским комитетам. В этот день акции протеста состоялись также в Донецке, Запорожье, Одессе, Хмельницком, Житомире и Харькове. Протесты проходили в рамках кампании «Против деградации образования», участие в которой принимают студенческие, левые и правозащитные организации. Они выступают как против законопроекта «О высшем образовании», так и против сокращения государственного заказа в учебных заведениях. Также участники кампании требуют введения реальной университетской автономии, поскольку в устах чиновников и функционеров правящей партии тема расширения автономии вузов, если и звучит, то только в смысле «финансовой автономии», которая означает попросту сокращение финансирования.

Образовательная система никогда не являлась приоритетом для украинских властей. Её финансировали по остаточному принципу. Это тем более верно сейчас, когда страна превратилась во второго после Греции должника Международного валютного фонда. В этой ситуации правительство премьера Николая Азарова проводит политику жёсткой экономии в социальной сфере – особенно там, где сокращение бюджетных расходов не рискует натолкнуться на ощутимое противодействие. В представлениях украинских чиновников таким мальчиком для битья является система высшего образования.

Отчасти этот расчёт верен: большинство из примерно 350 вузов III-IV уровней аккредитации представляют собой ректорские деспотии, где методы подавления несогласных разнятся только в деталях. Стандартная управленческая вузовская модель выглядит как вертикаль, на вершине которой восседают ректор и его окружение, а любой намёк на самостоятельность со стороны преподавательского состава или студентов жёстко пресекается. В свою очередь Министерство образования насаждает иерархическую, централизованную и, одновременно, глубоко коррумпированную систему. Взяточничество и кумовство процветают на всех её уровнях.

В украинских вузах практически не осталось пространства для полноценной научной жизни и студенческого самоуправления. Но даже те немногие возможности, которые ещё сохранились, находятся сегодня под угрозой уничтожения.

Власти, центральные и местные, бесцеремонно вмешиваются во внутреннюю жизнь университетов. Студентов-активистов профсоюзов и политических движений администрация вузов преследует с подачи милиции и Службы безопасности (СБУ). В начале 2010 года студенческий профсоюз «Пряма дія» инициировал международную кампанию против давления ректоратов и спецслужб на членов профсоюза и их семьи. Особый размах репрессии приобрели в центральном вузе страны – Киевском национальном университете имение Тараса Шевченко, где администрация угрожала родителям активистов увольнением с работы.

Активное сотрудничество администраций вузов со спецслужбами в Украине никогда не прекращалось. Студенческих активистов преследовали при Леониде Кравчуке и Леониде Кучме (первом и втором президентах Украины), и в период правления Виктора Ющенко, когда руководство СБУ заявляло о том, что якобы вывело своих сотрудников из вузов в рамках широко разрекламированной кампании «декагебизации». В действительности спецслужбы никогда не покидали учебные заведения. С приходом к власти Виктора Януковича влияние СБУ в учебных заведениях усилилось еще больше.

Несмотря на всевластие администраций и общую пассивность студентов, в прошлом году появились признаки оживления протестного студенческого движения. В ответ на попытки правительства официально ввести плату за пользование библиотекой, пересдачу экзаменов и отработку пропущенных лекций (таких платных «дополнительных услуг» предполагалось ввести более двух десятков) по стране прошли массовые акции протеста. Только в Киеве 12 октября на «Марш против коммерциализации образования» вышло более тысячи студентов и преподавателей. К протестам присоединились также Симферополь, Львов, Хмельницкий и другие города по всей стране. Выступления студентов достигли частичного успеха – акции широко освещались в СМИ, и правительству пришлось отказаться от своих первоначальных планов.

Сокращение госзаказа

Однако в 2011 году чиновники намерены взять реванш – правительство уже озвучило планы по сокращению набора на первый курс студентов-бюджетников на 42%. Сокращение госзаказа чиновники объясняют пропорциональным уменьшением числа выпускников старшей и средней школы, которых в этом году на 42% меньше. Такой демографический провал связан с резким снижением рождаемости в середине 90-х годов, когда Украина переживала экономический коллапс, а уровень жизни катастрофически упал.

Впрочем, используя в качестве аргумента уменьшение числа школьников, оканчивающих школу в этом году, Минобразования нарушает требования действующего закона «О высшем образовании». В соответствии с ним, количество студентов, обучение которых финансируется за счет бюджета, зависит от общей численности населения, а не от числа выпускников школ. И это понятно, поскольку поступать в вузы могут граждане, окончившие школу в предыдущие годы, но по каким-то причинам не получившие высшего образования.

Новации Минобразования грозят уменьшить не только число студентов-бюджетников, но и учащихся, обучающихся на платной основе. Сейчас закон требует соблюдения пропорции между принятыми на первый курс бюджетниками и контрактниками в соотношении 51% к 49%. Если обучающихся за счет бюджета станет меньше, государственные вузы, чтобы не нарушать закон, должны будут сократить приём тех, кто готов платить за своё обучение. Но это ограничение касается только государственных и коммунальных вузов. Это значит, что они ставятся в неравные условия, и в результате потеряют часть абитуриентов, которые будут поступать в частные вузы. Таким образом, правительство не только урезает государственный заказ, но и стимулирует сокращение числа студентов всех форм обучения. Это нельзя трактовать иначе, как прямое ограничение права на образование.

Но это только часть планов правительства. С подачи правящей Партии регионов пытаются протолкнуть через парламент разработанный Минобразования законопроект «О высшем образовании». Чиновники утверждают, что его главная цель – уменьшение числа вузов, многие из которых являются таковыми лишь номинально и не способны предоставить качественного обучения.

То, что некоторые «университеты» попросту торгуют дипломами – ни для кого не секрет. Но именно этих проблем предложенный проект и не решает. Более того, новый закон в случае его принятия приведет к дальнейшей коммерциализации образовательной сферы и еще большему ограничению прав студентов и преподавателей.

Предложенный Минобразования механизм уменьшения количества высших учебных заведений не выдерживает критики, поскольку все новации сводятся к чисто количественным показателям: так, если число студентов меньше 10 тысяч человек, вуз теряет университетский статус. Проблему низкого качества образования такой формальный подход явно не решает, зато создаёт угрозу для вузов, обучение в которых поставлено лучше, чем в большинстве других учебных заведений. Например, такой вуз как Национальный университет «Киево-Могилянская академия», популярный благодаря нестандартным подходам в организации образовательного процесса, обладающий некоторой автономией и реальным студенческим самоуправлением, лишится статуса университета и подпадёт под полный контроль чиновников из министерства.

Удар по науке

Никаких новых и эффективных решений Минобразования не предложило для объединения образования и науки. В нынешних условиях преподаватель при всём желании не может заниматься научной деятельностью из-за слишком высокой аудиторной нагрузки. Если в Европе непосредственная учебная нагрузка преподавателя составляет 200-300 часов в год, то в Украине эта цифра может достигать 920 часов. Учитывая, что лекции и семинары требуют времени на подготовку, это сводит на нет возможности преподавателей заниматься научными проектами. К тому же в структуре ставок оплата часов занятий научной деятельностью вообще не предусмотрена. Зато в законопроекте снята норма о максимальной учебной нагрузке, что позволит увеличивать часы работы преподавателей без какой бы то ни было материальной компенсации.

Несмотря на отсутствие гарантий для преподавателей, механизмы контроля над их работой, согласно законопроекту, только усиливаются. Минобразования намерено прямо контролировать содержание учебных курсов, путем утверждения программ дисциплин чиновниками. На фоне задекларированного принципа университетской автономии такое регулирование выглядит откровенным издевательством.

Кроме контроля над академической деятельностью университетов, министерство образования и науки также планирует усилить собственные позиции в вопросах управления университетами. Согласно проекту Минобразования должно не просто утверждать руководителя вуза, избранного Ученым Советом, но и организовывать сам процесс выборов. Таким образом, у альтернативных кандидатов, пользующихся поддержкой коллектива вуза, вообще не будет никаких шансов.

Проект ударит по студенческому самоуправлению, которое остается одним из немногих инструментов демократизации вузов. Предполагается полностью лишить студенческое самоуправление финансирования. Согласно действующему законодательству его размер должен быть не меньше 0,5% специального фонда вуза, и треть этих денег должна направляться на научную деятельность студентов. Вопиющей нормой проекта закона «О высшем образовании» является предоставление университетам права в одностороннем порядке менять стоимость обучения для студентов-контрактников. По этой причине значительная часть студентов не сможет закончить учебу, будучи не в состоянии заплатить за образование.

Сокращение расходов на образование – общий тренд неолиберальной политики правительств по всей Европе. Но в Украине ситуация кардинально отличается: правящий класс здесь не только идёт по пути сокращения финансирования массового образования, но, похоже, не остановиться и перед практически полным демонтажем этой системы. Структурно деградирующая национальная экономика, находящаяся в собственности нескольких олигархических семей, явно не нуждается в таком числе специалистов с высшим образованием. Зато сырьевые и перерабатывающие производства с их высокими трудозатратами и низкооплачиваемым трудом, требуют большой резервной армии труда, состоящей из работников невысокой квалификации. Если за проходной завода стоит очередь из безработных, работнику можно легко найти замену. В такой системе собственникам предприятий не нужно беспокоиться об охране здоровья, окружающей среде, науке и образовании.

Зеркальное отражение

В контексте нынешних студенческих протестов важно упомянуть о так называемой «антитабачной кампании». Она проводилась в вузах страны после назначения в 2010 года министром образования и науки Дмитрия Табачника, бывшего функционера администрации президента Кучмы, известного, кроме прочего, своими русско-шовинистическими взглядами. Агитацию против Табачника поддержала оппозиция в лице Блока Юлии Тимошенко и украинские националистические организации. К процессу подключились ультраправые, педалировавшие вопрос о еврейском происхождении Табачника, и привнесшие в кампанию откровенно антисемитские нотки.

Текущую кампанию «Против деградации образования» некоторые СМИ упорно пытаются представить как протест, также направленный именно против Табачника. Фигура министра-шовиниста, которого национал-патриоты называют «украинофобом», чрезвычайно выгодна правым, поскольку идеально вписывается в их политическую логику: все беды от того, что у власти не патриоты и не украинцы. Кроме того, в октябре функционеры и сочувствующие ультраправой партии «Свобода» принесли на октябрьские протесты студентов против введения платных услуг плакаты с антисемитскими лозунгами, содействуя дискредитации студенческого протеста.

Демонизировать Табачника, как это делают националисты, – бессмысленно. Для системы образования он ничем не хуже и не лучше своих предшественников. Тот же законопроект «О высшем образовании» начал разрабатываться в недрах Минобразования ещё при Иване Вакарчуке, который входил в правительство Тимошенко, и по своим взглядам примыкал к лагерю украинских национал-консерваторов. При нём аппарат министерства насаждал в школах и вузах «патриотическое воспитание» в той его версии, которая удобна украинским националистам. Табачник – зеркальное отражение этой политики, только с уклоном в русский шовинизм.

Между тем шум борьбы двух национализмов мешает разглядеть действительно важную проблему – сведение образовательной системы к  функциям идеологического аппарата. Чтобы промывать мозги молодёжи в «патриотическом» духе многого не нужно: достаточно укреплять бюрократическую вертикаль, транслирующую сверху вниз одни и те же примитивные мифы. Собственно этим и занимались долгие годы функционеры от образования. В противоположность этому передача и производство знаний требуют не только значительных ресурсов и усилий, но и радикальной демократизации университетской жизни. И в этом не заинтересованы ни профильные министры, ни подавляющее большинство руководителей вузов. Это нужно только самим студентам и преподавателям, у которых нет другого выхода, кроме как отстаивать другое будущее образования. В противном случае Украина всё больше будет воспроизводить убогую модель колониальной или периферийной страны, интеллектуальная жизнь которой сводится к дурной бесконечности споров о «подлинном» и «ложном» национализме.

Источник