Домой Топ Новости «АТАКА КЛОНОВ». ИЛИ НА ЧТО ПОХОЖ «ЗАКОН О СМИ ЛНР»

«АТАКА КЛОНОВ». ИЛИ НА ЧТО ПОХОЖ «ЗАКОН О СМИ ЛНР»

51

 

Дмитрий ЛЕВУСЬ, советник председателя Луганской ОГА

«Республика развивается», «своя система законодательства», «наши юристы и законодатели в короткие сроки обеспечили функционирование всех сфер жизнедеятельности» и т.д. и т.п. Это пишут в редакторских колонках и аналитических статьях журналисты СМИ на оккупированных территориях Донбасса, таким самым «глаголом жгут» залётные московские и местного разлива блогеры, когда рассказывают об успехах государственного строительства, на годовщинах побед-свершений вещают «официальные лица» Донецка и Луганска. Вроде не просто мантра, ведь действительно «в кратчайший срок» плодовитыми «законодателями» принята масса актов, которые раз – и всё отрегулировали. Независимо ни от кого, особенно от Киева, как обычно говорят.

На самом же деле вся эта «плодовитость» и оперативность объясняется элементарно. «Законы» приехали с «советниками» из Москвы. И представляют они собой клоны аналогичным, действующим в РФ. Те, что касаются информации принимались, что называется «с колес». Ведь заезжавшим многочисленным «советникам», которые организовывали работу СМИ и «структур безопасности» для оперативности и эффективности важно было сохранить ту логику, к которой они привыкли и сделать «правовое поле ЛНР-ДНР» продолжением общероссийского.

Очень наглядным примером может быть «Закон ЛНР о СМИ». Принят «Народным советом ЛНР» и подписан тогдашним руководителем «молодой республики» Плотницким он был седьмого ноября 2014 года. Опубликован, правда, аж под новый, 2015-й год, 30-го декабря. Смотрим на структуру обоих документов и видим, что они идентичны. В обоих семь глав. И в российском, и в, якобы, рождённом «законодателями ЛНР» они имеют абсолютно одинаковые названия: Глава I. Общие положения, II. Организация деятельности средств массовой информации, III. Распространение массовой информации,  IV. Отношения СМИ с гражданами и организациями, V. Права и обязанности журналиста, VI. Межгосударственное сотрудничество в области массовой информации, VII. Ответственность за нарушение законодательства о средствах массовой информации. И пусть никого не обманывает несовпадение количества статей в обоих документах: в московском их 62, в луганском 81. Дух первоисточника передан чётко. Например, ситуация с иностранными СМИ. В России дело было громкое и даже скандальное. Ограничили тогда, в сентябре 2014 года иностранных «юриков» и «физиков» от участия в капиталах россми поправкой трое депутатов Госдумы: Деньгин, Парахин и Вороненков, позже побивший горшки с режимом, бежавший в Украину и тут уже погибший в результате мести бывших товарищей. В московском документе статья имеет номер 19.1 и, в общем, гласит что «иностранное юридическое лицо, …, иностранный гражданин, … не вправе осуществлять владение, управление либо контроль прямо или косвенно … в отношении более 20 процентов долей (акций) в уставном капитале лица, являющегося участником (членом, акционером) учредителя средства массовой информации, редакции средства массовой информации, организации (юридического лица), осуществляющей вещание». В луганском варианте статья об этом же носит номер 22 и говорит, что «иностранное юридическое и физическое лицо, а равно юридическое лицо с иностранным участием, доля (вклад) иностранного участия в уставном (складочном) капитале которого составляет 20 процентов и более, не вправе выступать учредителями средств массовой информации». То есть прямо скалькирована (хотя и упрощена, поскольку полностью российская статья более содержательна) норма, которая кардинально усложняет возможность иностранных инвестиций и малейшего иностранного влияния на СМИ и, которую чекистское лобби через своего представителя Вороненкова продавило в самом начале закручивания гаек еще на вполне себе эйфории «крымнаша» и входа в затяжную фазу новой «холодной войны» с Западом.

Есть и определённые различия в двух документах.  Например, в Москве иностранные журналисты аккредитуются МИДом (статья 55 соответствующего закона), в «ЛНР» же прописано, что аккредитация «проводится Министерством информации, печати и массовых коммуникаций Луганской Народной Республики» (66 статья). Этакая вольность вассалов в отступлении от источника мудрости, объясняемая достаточно просто – «МИД ЛНР» структура номинальная,  поскольку «внешняя политика ЛНР» виртуальна и с этих позиций «советникам-кураторам» рулить неудобно. «Министерство информации, печати и массовых коммуникаций» структура серьезная, поскольку отвечает за идеологию, информацию и мозги народа. Реальное логово «старших братьев» — там, рычаги советнического аппарата оттуда действенней.

Не заморачивались советники-кураторы из Москвы с правилами работы со СМИ на оккупированных территориях. Надо же принять отработанный и апробированный алгоритм, ведь в РФ же вышло именно так зачистить информпространство. Дали команду и коллаборанты проголосовали за привычный для рфовских чиновников и спецслужбистов регламент действий с громким названием Закон. Голосовавшим тоже двойной профит – голову сушить не надо пока выписываешь нормы и коллизии, а законотворцем себя приятно сознавать. Ну и, попутно пропагандисты могут рассказать про самостоятельность в законотворчестве «в отличие от Украины, где законы принимаются по указке из-за границы».

А на фронтирах и лименах «русского мира» информационное пространство живет теперь одинаково. Клоны не предусматривают разнообразия.

P.S. Статья традиционно написана на русском для тех, кто прячется от действительности и внушает себе мысль о самобытности пути «республик» и самостоятельности их действий.