Домой Текущие новости ВОНА И МИР В СЦЕНАРИЯХ ТИМОШЕНКО И ЕЕ КОМАНДЫ

ВОНА И МИР В СЦЕНАРИЯХ ТИМОШЕНКО И ЕЕ КОМАНДЫ

119

Виталий КУЛИК, директор Центра исследований проблем гражданского общества

Вопрос войны и мира для Юлии Тимошенко является очень неудобным. С одной стороны она пытается позиционироваться в качестве защитника нации от агрессора, с другой – Юлия Владимировна не дает однозначных ответов на важные вопросы: нужно ли договариваться, с кем договариваться, как и о чем?

Кроме того, иногда Тимошенко делает заявления, которые меняют всю логику восприятия ее плана о мире. Таким заявлением является ее спич в программе в программе «Доброе утро, страна» 5 июля.

До этого эфира сказать, что же собой представляет оборонная и военно-дипломатическая составляющая «Нового курса» было очень и очень трудно: так, Юлия Тимошенко ограничивалась загадочными формулировками о том, что только она знает как остановить войну и что только ей доподлинно известно, как и с кем договариваться.

Аудитория застыла в ожидании следующего хода: предполагали, что будет выпущена некая масштабная программа, к которой будут привлечены лучшие умы украинского сектора безопасности, с пошаговым планом спасения страны (что, судя по огромному количеству заявлений Юлии Владимировны на этот счет, является ее профилем), но вместо этого прозвучало заявление, дословную расшифровку которого сделало множество СМИ, так как каждое его слово стоит прямого цитирования. Кроме того, скандальное видео с высказываниями ЮВТ были размещены на сайте партии «Батькивщина»:

«Это крайне опасный план, который Петр Порошенко сегодня думает сделать в Украине. Он хочет в принципе выборы президента не проводить. И поэтому сейчас начался глубокий переговорный процесс с теми, кто якобы возглавляет «ЛНР» и «ДНР» — с людьми, которые оккупировали часть Украины и Донбасса. И Порошенко хочет инициировать начало большой войны. Он хочет, чтобы дополнительно были захвачены территории Украины, чтобы все горело. Он имеет дружеские отношения с теми, кто возглавляет фейковые «ДНР» и «ЛНР». И на этом он хочет вводить военное положение и не проводить выборы в принципе. Вот это сейчас является ключевым планом».

То есть остается констатировать: Тимошенко вполне довольна всем сказанным, если видео было размещено на сайте партии. Либо же осознала, что отступать некуда, потому как это слишком серьезные обвинения, которые, к тому же, идут вразрез с очевидными и неоспоримыми реалиями русско-украинской войны: никто из украинских политиков уже никогда не «развяжет большую войну, так, чтобы все горело» по той причине, что это уже сделано Россией.

Налицо серьезные проблемы с логикой: нельзя начать то, что и сейчас в самом разгаре – на фронте и в госпиталях продолжают гибнуть солдаты, от невыносимых условий страдает мирное население оккупированных территорий. И гибнут явно не от пуль и снарядов, изготовленных «агрессором Порошенко» — вооружение поставлено прямиком из РФ, а те, кто его применял – как правило, носители ярко выраженного русского акцента.

Но все это можно узнать, если следить за происходящим на фронте и вокруг него регулярно, а не воспринимать войну лишь как возможную «досадную помеху» выборам.

Да, безусловно, действия Порошенко на направлении мирных переговоров могут и должны быть подвергнуты критике, чему был посвящен предыдущий материал, но скорее за половинчатость мер, нежели за «нежелание проводить следующие выборы».

На следующий же день после эфира, где были высказаны столь «революционные» мысли, Тимошенко провела встречу с экс-послом США в Украине и директором Евразийского центра Atlantic Council Джоном Хербстом, где заявляла совершенно другие вещи, как, например, что для ее политической силы главное задание – это освобождение территорий Украины от оккупантов, а Украине и США необходимо усиливать давление на РФ через политические и экономические инструменты.

Конечно, встречи такого уровня не могут быть проведены в любой момент, по желанию кандидата в президенты, который наговорил лишнего в эфире, но, очевидно, домашние заготовки Юлии Владимировны претерпели серьезные изменения в связи с инцидентом 5 июля.

На встрече присутствовал также заместитель главы партии «Батькивщина», глава комитета ВРУ по правам человека Григорий Немыря, который является одним из главных спикеров от данной политсилы, отвечающим за «мирные планы» и «реинтеграции». Но и с его заявлениями имели место достаточно острые ситуации.

Например, во время активизации дискуссий о перспективах миротворческой миссии в Украине, Немыря говорил о «поэтапном размещении миротворческих сил, если они не могут быть развернуты сразу». На этом моменте сразу же возникает вопрос: а хорошо ли понимает представитель «Батькивщины» о чем он в данном случае ведет речь? Миротворцы не будут выгонять российские войска с территории Украины, они не будут продвигаться к границе силовым путем – им этого никто элементарно не позволит.

Чтобы размещение миротворческой миссии было успешным, необходимо говорить о достижении мирного договора – Немыря выступал с заявлением о том, что для размещения миротворцев нужна политическая воля сторон, то есть можно было бы считать, что политик знаком с процедурой ввода миротворческих войск и рисков, стоящих перед ними, если бы не упоминания «возможного поэтапного развертывания», пусть и с «объединением всех этапов в одну резолюцию». Даже спецпредставитель Госдепа США по Украине Курт Волкер сразу же заявил, что этот вариант неприемлем: или миротворцы на границе или миссия попросту не будет иметь смысла.

Задачами миссии Немыря называл и «охрану ОБСЕ»,  о которой начинал говорить Путин, и «принуждение к безопасности на Донбассе» (еще один аргумент в пользу версии о том, что заместитель Тимошенко не слишком ясно представляет себе роль миссий ООН по поддержанию мира). То есть на уровне заявлений главного дипломата от «Батькивщины» становится ясно: четкого видения вопроса нет. Есть некие общие представления, в значительной степени оторванные от реалий.

Единственный, кто в команде Юлии Тимошенко говорит на темы войны и мира относительно успешно – это Андрей Сенченко и его объединение «Сила права». Политик, обретший новую волну известности благодаря своей инициативе законопроекте «О прощении», обозначил несколько действительно серьезных и важных проблем, которые неизбежно возникнут у Украины в том случае, если российским войскам будет дана команда покинуть оккупированные территории:

«Например, возьмем последние незаконные выборы Путина в Крыму. Крымская прокуратура, временно работающая в Киеве, объявила, что все наши граждане, кто вошел в состав незаконных избирательных комиссий, совершили преступление, которое квалифицируется ч.1 ст.111 «государственная измена», предусматривающей от 12 до 15 лет лишения свободы. Тут, конечно, можно спорить по поводу статьи, мы считаем, что это соседняя 110-я статья, хотя это тоже тяжкое преступление. Но вопрос остается — готовы ли мы при возвращении Крыма осудить более 10 тысяч человек только по одному этому эпизоду?» — заявлял Сенченко и эти заявления не лишены некоторого смысла.

Но эта инициатива решительно неверно коммуницируется: ведь, согласно концепции Сенченко, речь не идет о прощении для группы лиц – речь идет как раз о некой гибридной амнистии (с вынесением судом приговора конкретному человеку, но без отмены наказания): человеку, добровольно признавшемуся в коллаборации и не совершившему при этом тяжких преступлений, может быть предоставлена возможность не отбывать тюремное заключение, а быть ограниченным в гражданских правах, но находиться на свободе. Это своего рода логичное продолжение программы СБУ «Тебя ждут дома», но, как и в любой инициативе подобного толка, все упирается в реалии конфликта: спецпроверки по каждому, кто захочет не отбывать наказание в местах лишения свободы, могут оказаться малорезультативными из-за того, что доступа на оккупированные территории на постоянной основе нет практически ни у кого – ни у представителей международных организаций, ни – тем более – у представителей украинского правового поля.

И потому факты участия или неучастия того или иного пособника террористов в пытках или убийствах будет очень трудно доказать или опровергнуть. Верить на слово – это не выход, а очередной прямой вызов безопасности внутри Украины.

Но у этой инициативы есть один плюс, который никак не может быть оспорен: ее автор поставил за цель говорить с обществом и убеждать, а не повторять о «безальтернативности» своего плана.

Как и все остальные «реинтеграторы», Сенченко рассуждает исключительно о реинтеграции освобожденных территорий – то есть о том, что будет после русских войск, а не о том, как же заставить Россию вывести своих наемников и «инструкторов».

Получается весьма интересная логика: о деоккупации должен подумать кто-то другой, а реинтеграторы будут рассказывать о «примирении» под дифирамбы дипломатов из ЕС. И это касается абсолютного большинства представителей украинских политсил.

Тимошенко необходимо менять свои подходы к вопросам войны и мира, и менять их в кратчайшие сроки. И постараться скрыть то, сколько для нее значат выборы. Ведь лозунг «выборы превыше всего» — это девиз украинских политиков, но никак не народа.