Домой Топ Новости Виталий Кулик о предвыборных и антикоррупционных боях в Украине

Виталий Кулик о предвыборных и антикоррупционных боях в Украине

50

В эксклюзивном интервью нашему изданию рассказал политический эксперт, директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий КУЛИК

— Почему в Украине не удается нормализовать работу Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), Национального агентства по предотвращению коррупции (НАПК) и Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП)? Что нужно сделать, чтобы борьба с коррупцией перестала быть фикцией?

— На мой взгляд, существует функциональное противоречие между нашими антикоррупционными органами. Конфликты главы НАБУ Сытника с руководителем САП Холодницким, а также с теперь уже экс-главой НАПК Корчак заложен изначально при создании этих структур. Имеются определенные институционные противоречия. Каждый из этих органов рассматривает себя как центр генерирования антикоррупционной политики. В первую очередь, это относится к НАБУ: бюро считает НАПК и САП своеобразным «обслуживающим персоналом» своей деятельности. Ведь операции проводят и ловят коррупционеров детективы бюро. Имеется определенный пиар-результат. И когда его пытается (по мнению Сытника) «присвоить» себе тот же Холодницкий, он воспринимается не как соратник, а как соперник.

В НАПК хватает внутренних проблем. Они долго не могли заработать, искали врагов внутри. Был скандал с теперь уже экс-руководителем департамента финансового контроля и мониторинга способа жизни НАПК Соломатиной, заявившей, что НАПК полностью контролируется Администрацией президента. Частично это подтвердилось после того, как главу НАПК Наталью Корчак (к которой имелось немало вопросов) сменил Александр Мангул, ранее состоявший в президентской политсиле.

НАПК до сих пор малофункционально. В свое время мы направили туда два письма с просьбой пояснить, какие общественные организации должны подавать е-декларации. Получили два взаимоисключающих ответа, написанные одним и тем же человеком. Создается впечатление, что они там сами мало понимают, чем занимаются. И точно не готовы работать с огромным массивом е-деклараций. Зато имеют место лоббирование, политические назначенцы, избирательное правосудие.

У нас массово заводят дела за нарушение временной процедуры подачи е-деклараций. В том числе на людей, которые не подали декларации, т.к. в это время воевали на Донбассе. Зато у нас практически нет дел касательно искаженных данных в декларациях, хоть это наши политики и чиновники делают массово. Внесение в эти документы фейковых данных поставлено на поток. Доходы маскируют под те же выигрыши в лотерею. На слуху главный радикал Олег Ляшко, но на самом деле этой «фишкой» пользуются повсеместно. Еще варианты – нашел на улице, бабушка передала в наследство и т.д.

Отсутствие наказания порождает безнаказанность. Исправить ситуацию с пробуксовкой наших антикоррупционных органов можно лишь с помощью перезапуска этой системы путем изменений в законодательстве. И с запуском независимого Антикоррупционного суда.

— Насколько реально создание Антикоррупционного суда с учетом требования Запада, а не по законопроекту президента, к которому имеется немало вопросов?

— Как человек, который не раз сталкивался с нашей судебной системой, считаю единственно возможным вариантом создания действительно независимого и функционирующего Антикоррупционного суда привлечение иностранных экспертов во время тестирования судей – претендентов в АС. Позиция международных специалистов наряду с мнением представителей Общественного совета добропорядочности (Громадська рада доброчесності) должны стать основными критериями отбора.

Нельзя дать повториться ситуации с отбором в Верховный Суд, когда из-за непрозрачной процедуры Общественный совет добропорядочности остановил свое участие в тестировании. В итоге судебная система воспроизвела саму себя, оставшись нереформированной и коррупционной. Чего и добивались властьимущие.

При этом не могу не отметить: в последнее время в Украине выносят больше действительно независимых судебных решений. По букве закона, а не по звонку «сверху». Из-за давления общественности стало проблематично протащить то или иное решение. Судьи с одной стороны ощутили независимость от ига «телефонного права», с другой – реально боятся, что их ославят на всю Украину (сила соцсетей уже не раз себя показала) за неправовые решения. Таким образом, мы имеем сейчас окно возможностей для слома коррупционной судейской ветви власти и прививание этому древу новых принципов работы. Тех самых, по которым суды, в принципе, должны работать. Призываю общественных активистов этим пользоваться, не ослаблять давления. Даже небольшая камера в зале судебных заседаний имеет очень большой эффект.

Возвращаясь к вопросу создания Антикоррупционного суда в свете президентского законопроекта, который фактически нивелирует участие международных экспертов и украинских общественников в отборе судей, отмечу, что сейчас вокруг этого вопроса идет большой торг. Скорее всего, Запад пойдет на определенны шаги для Банковой в ответ на то, чтобы наша власть дала возможность создать независимый АС. Ценой может стать поддержка коллективным Западом действующего президента на грядущих выборах.

— Насколько опасными для Порошенко (и не только для него) могут оказаться «пленки Онищенко»?

— Я скептично отношусь к тому, что озвучивает беглый экс-нардеп и олигарх Александр Онищенко. И хоть говорит он общеизвестные вещи (роль Порошенко в перераспределении потоков и собственности не нужно даже обсуждать), я считаю, что из Онищенко напрасно «лепят» незаконно обиженного политэмигранта, якобы являющегося ценным источником информации. Александр Романович был, мягко говоря, не совсем честным человеком (о чём говорят даже его пленки). Что до озвученной им информации о тех или иных коррупционных делах президента и его команды, то я бы делил ее на 10. Понятно, что этим занимаются оппоненты Порошенко — и в Украине, и за ее пределами. Используются любые механизмы по дискредитации президента. Но уже тот факт, что на российских телеканалах «пленкам Онищенко» уделяют немало внимания (даже интервью с беглым экс-нардепом берут), нивелирует эти записи.

— Расскажите о главных трендах избирательной кампании-2019. Чем она будет отличаться от предыдущих? Кто имеет лучшие стартовые позиции? Какие могут быть сюрпризы?

— Это будут самые грязные, шумные и сложные (с точки зрения настоящего результата) выборы. Полигон политтехнологий, админресурса и больших денег. Все те нарушения, которые применялись на прошедших 29 апреля выборах в 40 объединенных территориальных общинах (ОТО) мы увидим в 2019 году — в гораздо больших размерах и с проекцией на всю страну. Напомню, что глава Комитета избирателей Украины Алексей Кошель назвал апрельские выборы в ОТО самой грязной кампанией с 2015 года. По его данным, во время выборов было зафиксировано не менее 25 случаев подкупа, хотя на самом деле цифра куда больше. Цена одного голоса в селе с 3-тысячным населением достигала рекордной 1 тыс. грн. Нас ждут разнообразные виды подкупа, не только деньгами. К примеру, скидочными картами, абонентами, маршрутками по сниженным ценам и т.д.

Админресур тоже будут применять по-разному: запугивание (голосуй за этих, а не за тех, а то…), дискриминационные кампании, срыв голосования, нападение на штабы, изъятие агитпродукции.

Социсследования, которые сейчас обнародуются, не отражают результата грядущих выборов. На данный момент нет мобилизации электората. И когда нам вещают, что Порошенко по опросам занимает 4-5 место, умалчивают, что условно 50% избирателей не принимает участие в опросах, а 50% из тех, что принимают, не определились с предпочтениями.

Голосовать будут карман, страх или ситуативный выбор. На фоне всеобщего разочарования избиратели будут искать некую точку опоры, хоть какую-то стабильность.

К тому же, не будем забывать, что есть мажоритарщики. И они, скорее всего, будут ориентироваться на действующую власть — как на более-менее прогнозируемую. По принципу: «К этим уже как-то привыкли. А кто его знает, чего ждать от Тимошенко?»

Есть губернаторы крупных областей и мэры городов (Киев, Харьков, Одесса, Днепр), которые точно будут ориентированы на действующего президента, ведь сохранение их у власти во многом зависти от нынешней команды на Банковой.

Но есть и Тимошенко, которая активно аккумулирует голоса тех, кто не определился. Многие считают ее единственной альтернативой Порошенко, веря в способность лидера «Батькивщины» снести остатки олигархической экономики и старой системы. Плюс – те, кто хочет разрешения утомившего всех революционного хоровода. Есть и искренние «юлеботы», и олигархи, который ставят на Тимошенко, потому что пострадали от действий нынешней власти.

Согласно опросам, которые хоть и не отражают истинный расклад сил, но дают приблизительную картину нынешних предпочтений, вплотную к Порошенко с Тимошенко приблизился экс-министр обороны, руководитель «Гражданской инициативы» Анатолий Гриценко. В нем респонденты видят т.н. «третью силу». Не исключено, что, если к нему примкнут представители «Самопомощи», «Руху нових сил» и другие партии и организации, Гриценко станет настоящей проблемой для Порошенко и Тимошенко. Хотя бы тем, что оттянет на себя часть их электората.

Ту же функцию выполняют и «темные лошадки» – шоумен Владимир Зеленский и певец Святослав Вакарчук. Официально они на выборы пока не заявлялись, но неофициально имеют неплохие стартовые позиции. Не даром их всё более активно включают в различные рейтинги. У них есть ряд совпадений по части электората. Но при этом Зеленский отбирает больше голосов у Тимошенко, а Вакарчук – у Порошенко, затрагивая также и тех, кто голосует за Тимошенко. Артисты могут сыграть определенную роль в нашем политическом спектакле, выведя во второй тур (против Порошенко или Тимошенко) того же Гриценко, а то и Ляшко.

Президентская кампания (выборы намечены на март 2019-го) станет пристрелкой перед парламентской (осень будущего года). И бой за проход в Раду будет особенно жарким.

Источник: Marker. ua