Домой Политика Чем закончились антиправительственные протесты в Иране?

Чем закончились антиправительственные протесты в Иране?

51
Iranians as hold a poster of Iranian Supreme leader Ayatollah Ali Khamenei during a state organized rally against anti-government protests, in the city of Ahvaz, south west Iran, 03 January 2018. Media reports that after several days of ongoing anti-regime protests in Iran, the country's Islamic leadership has now organized rallies nationwide. Hundreds of thousands took to the streets to demonstrate their support for the system. EPA-EFE/Morteza Jaberian

Владимир МУЛЯРЧУК, Центр исследований проблем гражданского общества

В конце прошлого, 2017-го и начале 2018 года в нескольких городах Ирана произошли самые масштабные после протестов 2009 года антиправительственные демонстрации. 28 декабря демонстрации начались в городе Мешхед – втором по величине в стране. Прежде всего, акции были вызваны недовольством населения экономической ситуацией, особенно повышением цен на продовольствие, ростом безработицы, коррупцией и большими расходами на участие в военных конфликтах. По информации протестующих, в маленьких городах безработица достигла уровня 20%. Согласно с данными ВВС, за последние 10 лет доходы иранцев сократились на 15%, а потребление хлеба, молока и мяса в стране уменьшилось на 30-50%. И вместо борьбы с бедностью и коррупцией власти много выделяют денег на финансирование религиозных организаций. Поэтому одним из лозунгов акций было «Народ голодает, а дядя молится».

С 16 декабря в Исламской республике Иран начали расти цены на куриные яйца и к 28 декабря выросли до 170 000 — 200 000 риалов ($4-5). Некоторые финансовые аналитики пытались объяснить населению, что яйца подорожали из-за повышения цен на корма и скоро станут более дешевыми, но простых иранцев такие аргументы не очень убедили. Одной из других важных причин протестных акций называют то, что в прошлом году был не один скандал вокруг массового разорения банков. Государство долгое время легально выдавало лицензии на открытие частных банков, и любой человек мог оформить кооператив и выдавать кредиты под 25% годовых, а государство на этом зарабатывало. Но потом такие банки начали разоряться. Вкладчики ждали, что правительство и центральный банк вернут им деньги, но те отказались, заявив, что банки работали незаконно, после чего вкладчики почти каждый день митинговали под Центробанком, но ничего не добились. В начале декабря правительство опубликовало план бюджета страны на 2018 год, в котором было заложено, что в течение месяца цена на бензин увеличиться на 50% — с 10 до 15 тысяч иранских риалов.

Мирные выступления вначале быстро охватили много городов по всей стране. Даже в небольших городах с населением от 50 до 200 тысяч человек происходили столкновения с полицией. Среди требований митингующих было свержение правительства и верховного лидера аятоллы Али Хаменеи. Основными движущими силами стали студенческие организации и молодежь. Интересно, что поддержку антиправительственным выступлениям также выразила запрещенная в Иране Коммунистическая партия и монархисты. Либеральные силы, которые могли бы стать одними из главных участников протеста, сейчас представляют собой крыло правящего режима.

30 декабря масштабные протесты были в Тегеране. Жители города собрались на площади Революции и Тегеранского Университета.

Протестная акция возле Тегеранского университета

Протестующие предпринимали попытки захвата военных баз и отделений полиции, а в ночь на 1 января начались поджоги правительственных зданий. Протестующими также была сделана попытка прорваться к резиденции Хаменеи, но они были остановлены полицией. В Эраке митингующие подожгли штаб-квартиру милиции, а в Кашане сожгли здание городской прокуратуры. Кроме того, в Эраке и Доруде были попытки взять штурмом штаб-квартиру генерал-губернатора. В начале января в ряде городов, среди которых были Амол, Семнан и Шадеган прошли несколькотысячные демонстрации и в поддержку власти. Сторонники режима скандировали: «Смерть Америке!», «Смерть Израилю!» или «Смерть Британии!».

7 января некоторые СМИ сообщали об аресте бывшего президента Ирана Махмуда Ахмадинежада по обвинению в поддержке уличных протестов. Но потом адвокат Ахмадинежада опроверг информацию об его аресте. В тот же день в Иране началось 5-балльное землетрясение, которое называют одной из причин снижения протестной активности. В Тегеране протестный митинг был разогнан властями, после чего протесты фактически закончились. В таких городах, как Бандар Аббасе, Исфахан и Тебразе митинги некоторое время продолжались. 6 января член Парламентской комиссии по образованию и исследованиям Ирана Махмуд Садыки сообщал, что с начала акций протеста в Иране было задержано около 90 студентов, судьба еще 10 студентов неизвестна. По словам Садыки «большинство задержанных учащихся не связаны с демонстрациями. Почти все они задержаны в районах, где не проходило демонстраций, либо у себя дома».  7 января парламент Ирана принял решение, что демонстранты, не представляющие опасности, особенно студенты, должны быть освобождены, а лидеры протестов должны быть наказаны.

10 января иранское министерство по делам разведки сообщало о задержании «террористических и антиреволюционных элементов». Например, в провинции Фарс были задержаны три человека, у которых были обнаружены необходимые для производства «коктейлей Молотова» вещества и оборудование, а также «материалы экстремистского содержания», в которых содержались призывы к разным этническим группам выступать против властей. Также была обнаружена группа из трех человек, связанных с «антиреволюционными группировками в Европе», занимавшихся изготовлением взрывчатых веществ и «коктейлей Молотова». Отметим, что по мнению некоторых политологов, реальную угрозу для политического режима в Иране представляют именно нацменьшинства. Согласно разным подсчетам, из 80 миллионов населения этнические иранцы составляют от 30 до 60%, вторая этническая группа – азербайджанцы – от 20 до 40%. Еще там живут курды, арабы и другие меньшинства. Спецслужбы Ирана давно ведут борьбу для подавления разных сепаратистских движений. Например, в ноябре в Гааге был убит лидер Арабского движения Ирана Ахмад Мола Нисси, который пропагандировал создание независимого государства на юге страны.

По официальным данным, власти арестовали более тысячи протестующих, минимум 25 человек погибли. На этой неделе прокурор Тегерана сообщил, что только в Тегеране за последние дни 440 «арестованных мятежников» были освобождены. Задержанными в столице остаются еще 55 человек.  По его словам, большинство арестованных в ходе протестов были молодыми людьми в возрасте от 18 до 35 лет из малообеспеченных семей. Ранее заместитель главы МИД Ирана Махмуд Садеги заявлял, что всего во время протестов было арестовано около 3 400 человек

Для понимания происходившего, важно отметить, как организована власть в Иране и кто ответственен за ситуацию в стране. Правительством Ирана в настоящее время руководит президент Хасан Рухани, который пользуется репутацией либерального реформатора. Его на прошлых президентских выборах поддерживала европеизированная иранская интеллигенция. Но в отличие от большинства стран президент здесь не является первым лицом в государстве. Должность президента была введена в Иране в 1979 году после того, как Иран после свержения монархии стал республикой. Президент избирается на четыре года и не может занимать должность больше, чем два срока подряд. Он выполняет представительские функции и функции премьер-министра. Главой государства считается Высший руководитель Ирана, который выбирается пожизненно на этот пост. Это, по сути, духовный лидер страны. Он определяет общую политику государства и является верховным главнокомандующим Вооруженных сил. Первым высшим руководителем с 1979 по 1989 год был знаменитый Рухолла Мусави Хомейни. В настоящий момент лидером Ирана является аятолла Али Хаменеи.

Как руководитель правительства, Рухани в 2017 году объявил о вводе мер жесткой бюджетной экономии, снижении и отмене ряда государственных субсидий для убыточных предприятий и граждан, а также о повышении государственных отпускных цен на топливо и одновременном повышении налоговой дисциплины. В результате инфляция сократилась с 40% до 12%. Такие компании, как «Renault» и «Total» объявили о готовности вложить в иранскую экономику по нескольку миллиардов евро. В Тегеране немного ожил мелкий и средний бизнес, легче стало и среднему классу, в основном сконцентрированному в столице страны. В то же время самые бедные жители Ирана стали жить еще беднее, убыточные заводы начали закрываться, а число безработных — расти. Повышение стоимости топлива привело к росту цен в магазинах. Позже президент впервые раскрыл информацию сколько десятков миллиардов долларов уходит на поддержку олигархов, на работу религиозных учреждений и на Корпус стражей Исламской революции.

Президент Ирана Хасан Рухани

Отметим, что в Иране существует две властные группировки: консервативная, которая обычно обладает большой властью, и реформаторская. Президент Рухани имеет поддержку реформаторов и некоторых умеренных сторонников консерваторов. Муллы из группировки консерваторов являются врагами Рухани. Некоторые СМИ обратили внимание на то, что к врагам президента относятся аятоллы Ибрагим Раиси и Ахмад Аламолхода из города Мешхед, где и начались протесты. Аятоллы управляют миллиардными активами Священного храма Имама Разы в Мешхеде и холдинговой компанией, которая занимается его хозяйством. По одной из версий именно муллы пытались отстранить от власти Рухани, для чего и решили организовать против него протесты. Жители Мешхеда, которые были недовольны уровнем коррупции и бедности, воспользовавшись возможностью выйти на протест, одним из главных лозунгов которого стало «Смерть Рухани!». Поклонники этой версии ссылаются также на слова вице-президента Ирана, соратника Рухани Эсхака Джахангири, который в разгар уличных столкновений заявил, что «уличные протесты начали одни, а закончат другие, и первые сами сломают себе шею на этом». Сам Хасан Рухани занял весьма осторожную позицию. Он говорил, что «протесты дают возможность взглянуть на существующие проблемы» и добавил, что надо «прислушаться к голосу критики – и превратить его в возможности. Мы должны увидеть, в чем состоит проблема и каково ее решение». Президент подчеркнул, что готов прислушаться к конструктивной критике, в частности, усилить борьбу с безработицей, от которой по его словам, появляются «почти все проблемы в обществе: наркотики, семейные конфликты». Рухани отметил, что государство не будет попустительски относиться к тем, кто разрушает собственность или нарушает общественный порядок, однако признал, что «согласно конституции и правам граждан, люди имеют право критиковать и даже протестовать», главное – это «критиковать и протестовать таким образом, чтобы по итогам этих действий произошло улучшение положения в стране, а также качества жизни людей». Как отмечают аналитики, для борьбы с безработицей в Иране нужно ежегодно создавать до миллиона рабочих мест, а сделать это невозможно без структурных экономических реформ, против которых выступает часть духовенства.

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что народ имеет право выражать свое недовольство в ходе протестов, но призвал не путать такие выступления с насильственными действиями. Хаменеи также сказал, что необходимо отделять искренние и законные требования народа от насильственных движений, несущих погромы. Выступая перед народом Кума по случаю 40-летия восстания против Шаха, заявил, что вокруг Ирана сформировался «треугольник» из стран, которые спровоцировали протесты. По его словам, во главе «треугольника» стоят «США и сионисты», согласно с планом которых, выступления должны были постепенно переместиться из небольших городов в центр. Верховный лидер отметил, что действия США и Великобритании, направленные против Ирана, провалились и не будут иметь успеха и в будущем.

Отметим, что немало жителей Ирана считают, что поддержка Запада их стране не нужна, поскольку западные страны, вмешиваясь в дела их страны, будут отстаивать свои интересы. В экспертном сообществе существует мнение, что одной из главных причин того, что восстание закончилось столь же внезапно, как и началось, было то, что протестующих открыто поддержали американцы. Пресс-секретарь президента США Сара Сандерс назвала события в Иране «настоящим народным восстанием, возглавляемым храбрыми иранскими гражданами». Президент США Дональд Трамп 1 января в своем «Твиттере» написал, что власти «грабят Иран», поэтому «настало время изменений!», а также похвалил простой народ за «восстание против жестокого и коррумпированного режима» и добавил: «Америка смотрит!». Вице президент Майкл Пенс в первые дни протестов говорил, что «США не повторят постыдных ошибок прошлого, когда некоторые стояли в стороне и игнорировали героическое сопротивление иранского народа, боровшегося против своего жестокого режима… Мы не должны и не оставим их в беде». Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху в своем телеобращении к иранцам повторил тезисы Дональда Трампа, пообещав дружбу со своей страной после свержения действующей власти. Иранские власти, в свою очередь сразу же стали транслировать заявления Трампа и Нетаньяху по всем национальным каналам. С точки зрения иранских властей, более серьезного доказательства вмешательства США и Израиля в дела своей страны быть не могло. К тому же, Рухани считает Трампа «врагом иранской нации с головы до пят». Как пишут некоторые политические обозреватели, хотя, в Иране и есть молодежь, которая хочет жить как на Западе, но часть демонстрантов, которые со школьных годов верят в «зловещий антииранский всемирный заговор», с недоумением и ужасом осознали себя орудием его исполнения.

Но попытки правящих элит Ирана изолировать общество и ограничить коммуникации вряд ли встретят понимание, особенно у молодых людей в стране. Важно подчеркнуть, что улица стала не единственным местом, где шла борьба между властями и протестующими. Как пишет ВВС, эта борьба велась и в социальных сетях. Во время протестов 2009 года оппозиционные активисты активно использовали такие социальные сети, как «Фейсбук», «Твиттер», YouTube, чтобы делится информацией о «Зеленом движении». На этот раз мессенджерами пользовались намного больше граждан, но власти  заблокировали «Телеграм» и «Инстаграм». «Фейсбук», «Твиттер» и YouTube в Иране заблокировали еще в 2009 году. Возможно ли долго удерживать ограничения на обмен информацией? – риторический. Этого властям не удастся сделать.

Итак, 6-7 января 2018 г. протесты пошли на спад, а 8 января власти объявили, что отменят чрезвычайное положение. Но в целом, сложно ожидать стабильной политической ситуации в Иране. Иранские политические обозреватели отмечают, что верховный лидер аятолла Али Хаменеи уже стар, ему 78 лет, и муллы за его спиной готовятся начать борьбу за его место, а поэтому прогнозируют, что страну ждет неспокойное время. Некоторые политические аналитики также считают, что хотя протесты затихли, власти не будут снижать расходы на войну в Сирии, бороться с коррупцией и сдерживать рост цен.