Домой Политика Беларусь против Украины: хроника пикирующих отношений от политико-экономического «прагматизма» к здоровому «цинизму»

Беларусь против Украины: хроника пикирующих отношений от политико-экономического «прагматизма» к здоровому «цинизму»

153

Дмитрий ГРОМАКОВ

«Шпионский скандал» между Минском и Киевом, воспринятый в укрнете как «очередной тамагавк в спину Украины», на самом деле вполне ожидаемое и неизбежное событие, не выходящее из логики белорусско-украинских отношений сложившихся за последний год.

Проект «Гибридная Беларусь»: «мягкая оккупация» и «гибридизация» политических процессов в стране.

«Мягкая оккупация» — это контроль «оккупантами» базовых функций государства в ключевых сферах (безопасность, внешняя политика, макроэкономика), при условии сохранении основных атрибутов государственности (символика, территория, административно-политический режим, микро экономика).

Суть режима «мягкой оккупации», наиболее четко проявляется на примерах становления коллаборационистких режимов псевдореспублик украинского Донбасса. Последний «транзит власти» на оккупированной РФ территории Луганской области, досточно ярко продемонстрировал как это может происходить в условиях «мягкой оккупации» беларусской автократии.

Ведь если мы сравним степень свободы и возможности для маневров на внешнеполитическом контуре, на микро и макро экономическом треке, в свете влияния российской пропаганды, коллаборационистких режимов на оккупированных территориях Донбасса и степень свободы и возможности для маневров Беларуси по представленным ключевым трекам государственной устойчивости, то увидим достаточно не большую разницу между положением псевдореспублик и современной РБ.

Суть разницы между ними лишь в том, что РФ пытается наделить коллаборационисткие режимы ОРДЛО субъектностью, настаивая на переговорах непосредственно с ними, а Беларусь ее уже имеет в рамках международного права, являясь полноценным государством со всеми атрибутами.

В этом плане победные реляции беларусских силовиков, что сценарий учений «Запад 2017» разработали они сами, со стороны напоминает историю унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла. Ведь по сути они показали всему миру как будет выглядеть сценарий «транзита власти» в РБ, в случае если итоги «демократических» процедур не понравятся Кремлю или будут оспорены самими беларусами при поддержке западных демократий. В тоже время последние события в Луганске дают нам представление как это будет организованно технически. К стати в рамках учений «Запад 2017», в случае с публикацией информации о переброске российских войск, беларусские генералы дали возможность россиянам получить, первичный замер (скорость прохождения сигнала, время реагирования, характер реакции, воля к сопротивлению, способность военного руководства, принимать самостоятельные решения) по наличию плана «Б», на случай несанкционированного российского вмешательства в ситуацию на территории РБ. Судя по реакции беларусской стороны, высокая степень доверия и взаимодействия с россиянами, не оставляет шансов для сопротивления беларусских военных агрессивным действиям россиян.

«Запад 2017» стал моментом истины для самого Лукашенко, который вынужден корректировать внешнеполитическую активность исходя из новой реальности. Лукашенко как и Путин не едет на ГА ООН, а посылает туда также как и РФ Министра иностранных дел. В своем выступлении Макей фактически призвал ключевые страны

1. «Поделить мир»:
«Мы предлагаем, чтобы ключевые глобальные „игроки“, прежде всего Китай, Россия, США, государства Европейского союза, начали диалог о стратегическом видении новых конструктивных отношений», — заявил министр иностранных дел Беларуси.

2. Пожаловался на «фрагментацию» «глобализации», а точнее на то, что РБ сложно выплывать в конкурентной среде ЕС, в которой нет стабильного лидера как в РБ или РФ с которым можно договориться быстро и по существу:

Министр отметил, что договоренности по итогам такого международного диалога могут способствовать завершению холодной войны и тем самым повернуть вспять «тенденцию растущей политической фрагментации в мире».

Министр иностранных дел Беларуси заявил, что, помимо «политической фрагментации», в мире наблюдается противоречащая ей тенденция — глобализация. И, хотя в целом она содействовала прогрессу и экономическому развитию, большинство населения планеты не смогло воспользоваться ее плодами, что привело к росту бедности и социального неравенства.

«За последние годы много говорилось, в том числе и с этой трибуны, об экономических причинах таких проблем. Если вкратце, то глобальная экономика не была подчинена формуле „выигрывают все“. Она работала в интересах корпоративного капитала, но не для простого человека», — сказал Макей. (https://news.tut.by/economics/561439.html)
3. Реанимировать старый Путинский баян про «Интеграцию интеграций»:
Сделать глобализацию более справедливой, по мнению белорусской стороны, можно за счет «интеграции интеграций» — взаимодействия региональных процессов.

Таким образом, Беларусь окончательно встраивается в фарватер российской внешней политики, демонстрацией абсолютного подчинения стал отказ Лукашенко от поездки на саммит стран Восточного партнерства:

«Даля Грибаускайте насчет отсутствия Лукашенко на саммите Восточного партнерства высказалась так: «Я считаю, что это демонстрирует то же самое, что демонстрировали военные учения — на своей территории хозяйничает Москва, а не Беларусь, не Минск. И решения, кому и куда ехать, принимает Москва, а не Минск».

Гибридизация беларусско-украинских отношений в зеркале интеграции и «мягкой оккупации».

В рамках реализации принятой в июне 2016г. Военной доктрины РБ, четко фиксируется геополитический выбор РБ, «п.22.15 формирование ЕДИНОГО ОБОРОННОГО ПРОСТРАНСТВА В РАМКАХ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА и укрепление систем коллективной безопасности ОДКБ, Содружества Независимых Государств, создание и развитие коалиционных группировок войск (сил), единых военных структур и систем, наращивание потенциала ОДКБ как действенного инструмента обеспечения международного мира и безопасности в Евразийском регионе».

Это решение, продиктовано объективными причинами, обозначенными в п.12.5 «снижение возможностей Вооруженных Сил Республики Беларусь (далее – Вооруженные Силы) по стратегическому сдерживанию агрессии и решению других задач мирного времени, а также по вооруженной защите Республики Беларусь в случае развязывания против нее военных действий».

Отдельно стоит обратить внимание еще на ряд положений этого документа, которые обуславливают дальнейшее развитие ситуации в наших двусторонних отношениях:

«Основные военные опасности:
11.10. деятельность государств (коалиций государств), а также негосударственных субъектов, включая террористические и экстремистские организации, по подготовке незаконных вооруженных формирований для дестабилизации обстановки в Республике Беларусь;
12.3. создание на территории Республики Беларусь террористических и экстремистских организаций, организация ими подготовки их членов для действий в составе незаконных вооруженных формирований для осуществления актов терроризма и иных противоправных действий по дестабилизации обстановки в Республике Беларусь, в том числе в целях развязывания внутреннего вооруженного конфликта;

22. Мерами по обеспечению военной безопасности в мирное время являются:
22.13. организация противодействия деструктивным идеологии и пропаганде, а также использованию информационно-коммуникационных и информационно-психологических методов и технологий, направленных на подрыв независимости, территориальной целостности, суверенитета и конституционного строя Республики Беларусь, дестабилизацию обстановки в Республике Беларусь, причинение ущерба военной безопасности Республики Беларусь и безопасности ее союзников;
22.14. противодействие разведывательной деятельности других государств (коалиций государств), а также негосударственных субъектов, включая террористические и экстремистские организации, в целях защиты сведений, составляющих государственные секреты Республики Беларусь;»

Таким образом, существование на территории Украины тактической группы «Беларусь», в рамках доктрины рассматриваются беларусской стороной, как угроза и «недружественная» политика Украины.
п.22.13 «организация противодействия деструктивным идеологии и пропаганде», определил недружественную политику беларусских силовиков к постреволюционному пулу украинских журналистов, экспертов, активистов. Но в силу слабости собственных оперативных возможностей в Украине, да и в силу слабости самой активности украинцев в РБ, беларусские силовики вынуждены пользоваться российскими базами «нежелательных лиц». Это косвенно подтверждает возможность россиян манипулировать информацией поставляемой беларусским спецслужбам.

Таким образом, положения новой военной доктрины РБ обусловили «гибридизацию» или сращивание силовых структур РБ и РФ, позволив структурам РФ получить стратегическую инициативу в формировании архитектуры безопасности Союзного государства. В итоге мы получаем беларусский КГБ с ФСБшной начинкой, образно говоря беларусскую картошку со вкусом российской редьки.

На фоне российско-украинского конфликта, в условиях «всеобъемлющей интеграции» и взаимодействия в рамках ОДКБ, вероятнее всего ведущая роль в создании системы обороны Союзного государства и противодействия внешним влияниям принадлежит спецслужбам РФ.

В рамках принятой доктрины и «гибридизации» беларусских силовиков, сегодня любой гражданин Украины, принимавший участие в событиях на майдане или служивший в зоне АТО и попавший в базу «нежелательных лиц» ФСБ, на территории РБ подпадает под действие уже не национального законодательства РБ, а межгосударственных беларусско-российских соглашений в сфере безопасности. Следовательно уровень безопасности украинцев на территории РБ прямо пропорционален уровню заинтересованности ФСБ в задержании человека. Другими словами, чем выше уровень интереса ФСБ к вам, тем вероятнее вас задержат на территории РБ. А это значит, что если вы едете транзитом через территорию РБ в страны Балтии, то очень вероятно, что въехав ночью на территорию Беларуси, доброе утро вам скажут в СИЗО Краснодара или Ростова, вежливые люди из ФСБ, которых возможно вы еще неделю назад гоняли по донецким степям.

Согласно словам министра МВД РБ Шуневича на сегодня под угрозой задержания в Беларуси находится 350 тыс. украинцев из базы любезно предоставленной беларусским силовикам ФСБ РФ.

Инерционность и консерватизм сознания украинцев, а также неприлично долгое отсутствие посла, не позволили адекватно реагировать на все изменения в статусе РБ и организации системы безопасности «Союзного государства».

До сегодняшнего дня Беларусь по сумме факторов (поддержка товарами двойного назначения на старте конфликта, регулярные декларации дружественного отношения Лукашенко, предоставление переговорной площадки, идентичность проблем взаимоотношений с РФ, активная поддержка беларусами Майдана, участие беларусских добровольцев в АТО и т.п.) не рассматривалась как «недружественное государство» или «пособник агрессора». Мы входили в положение РБ, что соседям нельзя сориться с РФ и поддерживали Лукашенко чем могли в его битве за российские углеводороды, активно обсуждая использование нефтепровода Одесса-Броды, который мы уже практически дотянули до Мозыря. В тайне полагая, что мы сможем помочь РБ если не избавиться, то хотя бы ослабить «российское иго». Но по сути эта задача не стоит на повестке дня в РБ и для многих экспертов это стало ловушкой, что бы проявиться в поле зрения не только беларусских, а и российских спецслужб.

В этом ракурсе задержание Павла Шаройко было неизбежным шагом, четко обозначающим позицию РБ в конфликте РФ и «коллективного запада», в котором украинская власть и спецслужбы в глазах Лукашенко являются не более чем марионетками НАТОвской военщины.

Однако беларусским спецслужбам перепала не только база украинских «радикальных» журналистов пропагандистов, но и целый ряд антизападных, антиукраинских пропагандистских медиаресурсов типа «ИМХОклуб» (https://imhoclub.by/), Спутника (https://sputnik.by/), СОНАР (https://www.sonar2050.org/), Чеснок (https://4esnok.by/), Евразия эксперт (http://eurasia.expert/), Беларусский Политринг (https://www.politring.com/) и т.п., а также под кураторством Кремля формируется прокремлевский экспертный пул, свидетелей Евразийского пространства.

Таким образом, уже к середине осени 2016г. на территории была сформирована инфраструктура информационно-психологического воздействия.

Первой совместной беларусско-российской информационной-операцией можно считать доведение до западных акторов искаженных данных по количеству украинских беженцев в РБ. В этом случае впервые Лукашенко использует недостоверную информацию собственных служб, которая будет в последствии опровергнута официальными лицами Украины.

Уровень лояльности беларусских силовиков и техническое взаимодействие с россиянами наглядно проявляется в инциденте со срывом пресс-конференции представителя ОБСЕ в Трехсторонней контактной группе (ТКГ). Украинские журналисты отметили, что это была либо недоработка службы безопасности Президент отеля, либо совместное оперативное мероприятие спецслужб. Непосредственные исполнители которого получили достаточно лояльное наказание и были высланы из страны, но оценки российской политике даны не были, как и небыли усилены меры безопасности в отношении пророссийских провокаторов, что проявится в дальнейших событиях с автопробегом российского НОДа в Минске.

Самым ярким примером демонстрирующим степень взаимодействия спецслужб, на наш взгляд, можно считать операцию ФСБ РФ по задержанию в Гомеле украинского гражданина Павла Гриба. Обстоятельства задержания РБ не комментирует до сих пор, как не дает и оценки действиям российских спецслужб на своей территории, что косвенно может подтверждать совместный характер действий спецслужб Союзного государства в этом случае.

В горячей фазе конфликта, на фоне посредничества РБ в реализации стратегически важных для россиян оборонных контрактов с украинским ВПК, наши контакты были выгодны для россиян и они особо не вмешивались в наши двусторонние отношения. Однако, когда в Беларуси активизировались западные дипломаты, а Лукашенко заговорил о «политике многовекторности», пытаясь максимально капитализировать свои позиции и набрать вес в регионе.

Кремль заподозрил симптомы «оранжевой чумы» в Беларуси и начал активно включать программы «противодействия информационным влияниям и распространению радикальных настроений».

Что многократно увеличило динамику деконструкции беларусско-украинских двусторонних отношений на ключевых треках.

Трек пограничное сотрудничество.

Нарратив: Украина «рассадник экстремизма»

С осени 2016г. беларусские силовики начинают работу по дискредитации Украины и формированию образа «рассадника экстремизма в регионе». Доведя до Лукашенко искаженную информацию про увеличение трафика оружия с территории Украины, которая была дезавуирована госпогранслужбой Украины. С этого момента ситуация в Украине становится нарицательной во внутриполитическом дискурсе Беларуси.

Следующая история была инсценирована уже весной, в преддверии акций протеста в РБ, связанная с прорывом джипа через беларусский КПП. Ситуация несла репутационные угрозы для украинской стороны, скандал между украинскими и беларусскими пограничниками, закончился публикацией Протокола рабочей встречи беларусских и украинских пограничников, который полностью дезавуировал ситуацию с джипом, представленную беларусским погранкомитетом.

Однако этого оказалось мало для того что бы изменить мнение Лукашенко об Украине. Резкие высказывания и необоснованные обвинения украинцев в пропаганде и экспорте экстремизма в Беларусь, что привело к резкому заявлению украинского посольства в необоснованности обвинений и недружественном тоне подобных обвинений.

Хотя и понятно, что большинство действий беларусских силовиков и публичных заявлений ориентированы прежде всего на беларусскую аудиторию, украинская сторона вынуждена реагировать на них и входить в регулярные конфронтации с государственными институциями РБ, что явно не способствует укреплению дружбы и сотрудничества между ними и странами.

Трек гражданское сотрудничество и народная дипломатия.
Нарратив: Экспорт Майдана в РБ.

Публичная актуализация российской базы «нежелательных лиц» на территории Беларуси.

Помимо взаимных колкостей силовиков вокруг статистических и смысловых манипуляций российско-беларусских пропагандистов, с февраля 2017 года МВД Беларуси открывает охоту на украинских журналистов, чем-то насаливших Кремлевским пропагандистам и внесенных в списки «нежелательных лиц в России», а некоторые объявлены в розыск.

1-го февраля 2017г. происходит задержание украинского журналиста Виталия Сизова, по запросу ФСБ. Для укрнета это было чувствительно, для дипломатов неожиданно. В этом случае все удалось решить на уровне посольства и без активного участия беларусского МИДа. Скандала не вышло.

Но это не тот результат который ставили перед собой кураторы «Союзного государства» из ФСБ.

Ровно через 10 дней ситуация повторяется с украинским писателем Сергеем Жаданом, по той же схеме, вплоть до ночного задержания. В этом случае, скандал таки случился, выйдя на политический уровень с заявлением Ирины Геращенко заместителя председателя ВРУ и члена ТКГ, нотой украинского посольства и телефонным разговором руководителей МИДов. В итоге беларусской стороне пришлось отменить запрет на въезд в РБ С.Жадану, несмотря на его присутствие в российских списках нежелательных гостей.

После майского визита Лукашенко в Москву РБ окончательно утрачивает лояльность к украинским фигурантам российского списка нежелательных лиц и журналистку «УП» Оксану Ковлаенко которая ехала по личным делам в РБ, просто не впустили в страну.

История с применением российской базы «нежелательных лиц», очень показательна в плане сокращения возможностей Минска вести субъектную политику в двусторонних отношениях, в условиях утраты РБ стратегической инициативы во взаимоотношениях с РФ.

Весна 2016-г. запомнилась не только громкими скандалами с украинскими журналистами, но и менее яркими по форме, но не менее показательными задержаниями обычных граждан Украины, случайно оказавшихся в Минске в период весенних акций протестов, всего в этот период было задержано 8 украинцев. Которые пополнили базу нежелательных лиц уже беларусской стороны.

Прежде всего это задержание трех украинских проповедников.

Задержание двух украинских студентов «свидетелей» поджога налоговой инспекции в Гомеле и проведших СИЗО более месяца.

В контексте этих задержаний важно отметить, что последние из задержанных были отпущены уже после встречи Лукашенко и Порошенко на годовщину Чернобыля.

Трек военное сотрудничество.
Нарратив: Недружественная Украина.
(«Славянское братство», «Запад 2017», Шпионский скандал).

Первым звоночком, что Беларусь не будет сотрудничать на информационном поле с Украиной проявились в достаточно жесткой реакции беларусской стороны на слова украинского посла про учения «Славянское братство». Напомним, что посол артикулировал проблему несоответствия места проведения и реальных задач учений, показательным выступлениям для наблюдателей.

По итогу МИД РБ вручил украинскому послу ноту.

Комментируя ситуацию посол Украины в Минске очень четко сформулировал позицию Украины в отношении совместных учений «Запад 2017»:
«Можно доверять тому, что сказал президент Беларуси. Задекларировано, что со стороны границ Беларуси угрозы Украине не будет, — сказал посол и добавил. — Но я не доверяю россиянам, ведь все соглашения с Украиной Россией были нарушены».

Ни один комментарий учений «Запад 2017» военно-политическим руководства Украины не вышел за рамки задекларированной послом позиции.

Осознавая всю степень угроз и плотность взаимодействия спецслужб «Союзного государства», Киев постарался привлечь максимальное внимание к крупнейшим российско-беларусским учениям «Запад-2017». Силовой блок украинского правительства артикулировал основные угрозы вытекающие из демонстрируемого пренебрежения РФ к международному праву, а также те которые лежат в кровавом опыте Украины:

1. Секретарь РНБО Александр Турчинов. «По оценкам военных специалистов, конечная цель указанных учений заключается в проверке готовности российских войск проводить операции от региональных до широкомасштабных ограниченных войн. При их подготовке к активной фазе по подготовке «Запад-2017″, а они должны состояться в сентябре этого года, нельзя исключать проведения российской стороной скрытых мероприятий по подготовке к стратегической наступательной операции. Есть серьезные основания полагать, что после активной фазы учений российский военный контингент может остаться в Беларуси», – заявил Турчинов.

2. Министр обороны Украины Степан Полторак. «Предстоящие учения «Запад-2017″, которые планирует провести Российская Федерация, чрезвычайно мощные. Они могут быть использованы, чтобы начать агрессию не только против Украины, но и против любой страны Европы, которая имеет общую границу с Россией. Генеральный секретарь НАТО рассказал о том, какие угрозы видят они, и сообщил, что группировка НАТО в Восточной Европе будет усилена. Конечно, со своей стороны мы также адекватно будем реагировать на проведение учений», – сказал Полторак.

3. Начальник ГШ МОУ Виктор Муженко. «Существует высокая вероятность того, что в ходе учений будут развернуты пункты скрытого хранения вооружения, военной техники и материально-технические средства. Это позволит противнику существенно сократить сроки создания ударных группировок на западном и юго-западном стратегическом направлениях. Масштаб учений «Запад-2017″ не ограничивается территорией одной Беларуси, в это время будет соответственно создание группировок также и на юго-западе РФ у юго-восточных границ Украины, речь идет о Ростовской и Воронежской областях», – сказал Муженко.

Ровно в этой же рамке, недоверия к россиянам, прозвучало и заявление Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга по поводу Учений «Запад 2017»:
«В соответствии с официальными данными, они ниже порога, установленного Венским соглашением. Сейчас рано еще говорить, каким будет количество, поскольку учение еще не началось, но, исходя из опыта предыдущих учений, у нас есть причина считать, что в учении будет участвовать больше количество войск, чем заявленное официально. Мы призываем Россию соблюдать Венские договоренности, что позволит обеспечить прозрачность, инспекцию и наблюдение за учением», – сказал Столтенберг.
Также он подчеркнул, что военные учения «Запад-2017» не несут угрозы для Альянса».

Однако Минск вместо демонстрации механизмов обеспечения своих «гарантий» и «инвестиций в региональную безопасность» для соседей, начал давать оценки высказанным угрозам, министр иностранных дел Макей назвал их просто «абсурдными»:

«Приходится вновь упоминать абсурдные, неуместные опасения по поводу регулярных совместных учений «Запад», — сказал глава белорусского внешнеполитического ведомства в ходе заседания коллегий МИД двух государств. — Они будут максимально транспарентными и открытыми для наблюдений».

Пресс-секретарь МИДа Мирончик назвал их «необоснованными»: «Поэтому озабоченности и опасения некоторых стран и политиков носят абсолютно искусственный характер и свойственны более временам холодной войны, чем нынешней реальной ситуации. Пора прекращать искать черную кошку в черной комнате. Ее там нет.»

Но по итогу Россияне сами дали понять беларусам, что их субъектность чистая условность, существующая лишь на словах политических лидеров, когда в течении 7 часов беларусские военные вели консультации по информации сайта минобороны РФ о переброске дополнительных войск в Беларусь.

Разрыв коммуникаций между военными ведомствами стран Украины и РБ, ярко проявился в реакциях беларусской стороны на вброс перекрученной информации с брифинга украинских верификаторов.

В данном случае есть часть и вины украинской стороны, которая вовремя не отреагировала на дефомацию фактов журналистами. Но тон заявлениябеларусской стороны в адрес украинских коллег:» Как уже неоднократно заявлялось, весь российский контингент, принимавший участие в ССУ «Запад-2017», покинул территорию Республики Беларусь в сентябре текущего года….Представляется более продуктивным и объективным для представителей ряда средств массовой информации вариант формирования новостных лент с опорой на официальные и проверенные источники информации», сделанное на основании таких же «достоверных источников», далеко от духа «добрососедства» и «стратегического партнерства» о которых беларусский Президент вспоминает при каждом возможном случае. Хотя пресс-службе МО РБ стоило лишь позвонить в Управление Связей с общественностью ВСУ, что бы прояснить ситуацию и выяснить, что они комментируют очередную пропагандисткую утку.

Кстати тут стоит отметить и время выхода ответа 25-е октября. Ровно в этот день случилось задержание Павла Шаройко, о котором известно стало только 17 ноября. На следующий день задержали руководителя завода Александра Скибу.

Осенние задержания открывают новый этап в отношениях между Киевом и Минском, который практически замораживает любое сотрудничество. Но главное лишает украинцев гарантий безопасности на территории РБ, хоть и условного, но «нейтрального» статуса РБ в российско-украинском конфликте, что уже в краткосрочной перспективе может стать проблемой для работы в стране контактной группы.

Трек президентов.
Нарратив: Мы дружим и все вопросы решаемы

За прошедший год Коммуникация на высшем уровне была достаточно плотной, два раза президенты поговорили по телефону для снятия повышенного напряжения:
1. Первый телефонный разговор президентов практически за два года после инаугурации Порошенко, состоялся в ноябре 2016-го года. Напомним, что он был необходим что бы разрядить напряжение после достаточно грубого возвращения самолета «Белавиа» Службой безопасности Украины. По заявлениям беларусской стороны Порошенко извинился за инцидент с гражданским самолетом.

Собеседники договорились активизировать политический диалог на всех уровнях. Обсудили сотрудничество в рамках ООН и других международных организаций. Петр Порошенко и Александр Лукашенко приветствовали положительные результаты Межправительственной украино-белорусской комиссии по вопросам торгово-экономического сотрудничества, очередное заседание которой состоялось 10 ноября во Минске.

Однако сразу после этого состоялось голосование в третьем комитете ООН, где Беларусь проголосовала против резолюции по Крыму. Однако Киев воспринял это как «нож в спину».
Естественно после таких историй «диалога на всех уровнях» не случилось, межпарламентская комиссия так и не встретилась и контактов на парламентском треке нет до сих пор.

После резких заявлений Лукашенко в адрес Украины и инцидента с возвратом самолета Белавиа. Киев начал осозновать всю степень репутационных угроз со стороны Беларуси и активизировал работу по формированию диппредставительства в Минске.

Телефонный разговор президентов в ноябре 2016-го сгладил острые углы двусторонних отношений, но не решил проблему формирования беларусского информационного плацдарма.

2. Второй телефонный разговор состоялся 23 марта 2017-го года и тоже на фоне скандала вокруг необоснованных обвинений Украины в экспорте экстремизма  после выхода фильма «Звонок другу». Жесткая реакция посольства и обращения СБУ с просьбой разъяснить о чем говорит беларусский Президент.
Ситуация разрешается снова лишь после телефонного разговора двух лидеров. Итог разговора практически такой же как и в ноябре: «В частности, разговор шел о развитии торгово-экономического сотрудничества, расширении контактов на уровне регионов. Рассмотрена тематика взаимодействия на международных площадках, а также миротворческий процесс в Украине и оказываемое белорусской стороной содействие для скорейшего разрешения конфликта. Главы государств договорились активизировать двусторонний политический диалог на всех уровнях. Президент Александр Лукашенко поздравил с назначением посла Украины в Беларуси..»

Однако, разговор не облегчил ситуацию для украинцев, в Минске происходят задержания 8-ми граждан Украины, часть которых депортируют, а студенты просидят в СИЗО до встреч на высшем уровне.

На фоне весеннего обострения в двусторонних отношениях, Минск готовиться принимать летнюю сессию ПА ОБСЕ, Украина готовит резолюцию и тут уже возникает необходимость личной встречи для утряски всех разногласий.
Цена беларусского голоса определяется во время апрельской встречи двух Президентов на очередной годовщине чернобыльской катастрофы:
1. Расширить рынки Беларуси для украинских товаров и украинских услуг.
2. Украинская сторона приветствует участие белорусских компаний в тендерах по строительству дорог на территории Украины, а Беларусь ждет участия украинских строительных компаний в своих тендерах.
3. Лукашенко добавил, что стороны будут развивать и усиливать сотрудничество по разным направлениям. «По новому посмотреть на производственную кооперацию, активизировать работу по созданию новых совместных предприятий в разных отраслях экономики».
4. По словам Лукашенко, Беларусь готова увеличить поставки сельскохозяйственной техники в Украину, удобрений, стройматериалов и другой продукции.

В неофициальной части проговаривались возможности вещания украинского канала в Беларуси, предложение по восстановлению судоходства по Днепру.

Судьба украинских студентов более месяца находящихся в СИЗО без суда становится весомым аргументом для украинской стороны забыть весеннюю антиукраинскую кампанию.

Вторая встреча Президентов также прошла на мажорной ноте, развития экономического сотрудничества в рамках украинско-беларусского бизнес форума, а также голосования части депутатов беларусской делегации на летней сессии ПА ОБСЕ в поддержку резолюции осуждающей агрессию РФ против Украины.

Президент в очередной раз заверил всех в миролюбивости Беларуси, пытался убедить всех, что «Запад 2017» пройдет спокойно. Однако выходка активистки Фимен и пикет встретившие Лукашенко в Киеве, напомнили ему о нерешенных проблемах в политической плоскости. Напомним к этому моменту уже было известно про задержание гражданина РБ в Черниговской области за шпионаж. Снова наших журналистов не впускают в РБ, а украинский посол получает ноту за свои оценки «открытости» учений «Славянское братство».

Третья встреча Лукашенко и Порошенко прошла в формате «без галстуков» 2 ноября в Абу-Даби. Фон этой встречи определялся уже скандалами с похищением Павла Гриба, конфликта вокруг учений «Запад 2017», и задержанием украинского журналиста Павла Шаройко.

Судя по видео Лукашенко чувствует свое превосходство мажорно заявляя: «Что касается политического взаимодействия, то у нас вообще проблем нет. Мы абсолютно следуем тому курсу, по которому договорились идти», — подчеркнул Александр Лукашенко».

В тоже время пресс-служба Порошенко смотрит на ситуацию уже более скептично, акцентируя внимание на вопросах «демаркации границы».

Удовлетворение обеих сторон вызывает лишь экономическое сотрудничество в рамках летних договоренностей. Порошенко свою часть договора выполнил. Беларусские компании получили свои тендера на строительство дорог в Украине. А вот украинский интерес в этом плане оставляет вопросы.

Таким образом на Презедентском треке ситуация пока еще выглядит пристойно. Однако, выведение за рамки переговоров действительно острой проблематики, создают устойчивое впечатление, как говорят в народе «хорошей мины при плохой игре».

Сегодня уже оба Президента прекрасно понимают, что будущего у наших двусторонних отношений в существующей ситуации практически нет. После короткой оттепели нас ждет очередной холодный период в ситуации «ни мира, ни войны»

Беларусская автократия и украинская демократия: кризис взаимодействия.

Передача Минском в пользу РФ, стратегической инициативы в формировании архитектуры безопасности в регионе, кардинально изменил характер внешнеполитического курса Беларуси.

Если до этого его еще можно было называть «Прагматичным» — что предполагало получение обоюдной выгоды с учетом интересов партнера. С принятием новой Военной доктрины, характер внешней политики становится скорее уже «Циничным» — Беларусь в погоне за собственной выгодой начала пренебрегать интересами и наносить ущерб своим украинским партнерам.

Подводя годовой итог двусторонних отношений, Беларусь получила контракты на строительство дорог в Украине, смогла продать свой автотранспорт для Киева. Получила выгодные переговорные позиции в углеводородном споре с Москвой. На фоне Минской площадки, подправила свой международный имидж и усилив дипломатические позиции за счет проведения летней сессии ПА ОБСЕ.

В тоже время Украина получила голоса части беларусской делегации в ПА ОБСЕ за свою резолюцию, Обезопасила свои границы в период учений «Запад 2017», Минск активные фазы учений проводил на полигонах в западной части страны, оттянув российские войска от украинской границы.
Однако так и не получила своего информационного вещания в Беларуси. Венесуэльская нефть так и не потекла из Одессы в Мозырь.

Порошенко выгребает шпионский скандал. МИД на протяжении года сражается с беларусской правоохранительной системой за каждого попавшего в ее лапы Украинца.

Математика явно не в пользу Украины в особенности в плане репутационных издержек для Киева как на внутреннем, так и на внешнем контуре.

Однако нам интересны не столько оценки и степень вины, сколько причины сложившейся ситуации. В этом контексте, на наш взгляд определяющими факторами для наших двусторонних отношений можно обозначить особенности сложившихся политических режимов, а также разницу приоритетов в работе силовиков и президентов.
Современная украинская «демократия» не предполагает тотального контроля Президента над силовиками, основной приоритет в секторе безопасности противостояние внешней агрессии на всех площадках.
В Беларуси же в приоритете силовиков обеспечение стабильности режима Лукашенко и борьба с внутренними угрозами, характер которых определяют изменения и социальная активность в сопредельных странах.

Эти принципиальные противоречия определяют конфликт интересов и неприемлемость украинских нарративов для Беларуси. Для которых наши враги являются архитекторами глобальной безопасности, полноценными союзниками и основой стратегического сдерживания.

Приоритеты Порошенко, вынужденного обеспечивать баланс интересов своей администрации, бизнес групп и чувствительного гражданского общества, лежат в основном в плоскости нивелирования репутационных угроз и получения политических дивидендов.
Приоритеты Лукашенко лежат в плоскости максимальной капитализации своего транзитного потенциала и отношений с Кремлем.
И если Киев готов открывать свои рынки для РБ в обмен на политическую поддержку на международных площадках, то на сегодня у Лукашенко нет той степени свободы, что бы обеспечить Киеву такую поддержку.

Характер сложившихся в течении года двусторонних отношений, определяется спецификой беларусской автократии:
1. Беларусская сторона работает с обозначенными в военной доктрине угрозами в режиме активного силового противодействия, на всех уровнях от президентского до индивидуального.

Однако режим активного «противодействия угрозам», полностью нивелирует декларируемые позиции «добрососедства», «нейтралитета» и «дружественности».

Беларусь рассматривает любую активность иностранцев, а особенно просьбы по либерализации экономики или демократизации политического режима в обмен на активизацию сотрудничества на международных площадках, как проявление «мягкой силы».

Сложившаяся командно-административная культура государственного управления предполагает лишь силовые форматы противодействия любым проектам «мягкой силы». Наиболее ярко это проявилось в действиях беларусских силовиков в отношении украинских журналистов, блокировании создания совместных медиа проектов, селекция украинских участников экспертных площадок, предполагающая продвижение в медиа пространстве РБ маргинализированной в Украине экспертной группы носителей пророссийского нарратива.

2. Военная доктрина РБ не предполагает работу с социальной средой, институционального и инструментального развития технологий социальной инженирии, что стимулирует рост внутренней социальной напряженности в Беларуси независимо от внешних влияний.
Другими словами все «противодействие экстремизму и радикализму» в РБ формализуется и замыкается на показателях силовых ведомств (дела, задержания, операции и т.п.), ведь только они отвечают за ситуацию в сфере безопасности. В расчет не попадает устойчивость самой социальной системы (общества) к внешним воздействиям.

В итоге, не осознавая природы радикализации беларусского общества, силовики автоматически плодят фантомные внешние угрозы, борьба с которыми лишь и усложняет для РБ ситуацию на внешнеполитическом треке, но не снижает динамику роста протестных настроений в обществе, что ярко проявилось в ходе весенних акций протеста.

Изменить сложившийся тренд в условиях интеграции силовых структур РБ и РФ практически не возможно. Ведь как показывает анализ, в рамках принятой доктрины беларусские силовики вынуждены противостоять на своей территории не столько собственным угрозам сколько угрозам РФ.

3. Перекладывая стратегические вопросы безопасности на институты Союзного государства, беларусские силовики становятся операциональными менеджерами на своей территории, потому как вынужденные затенить национальные интересы, интересами «единого пространства безопасности» Союзного государства.
В сложившихся обстоятельствах Беларусь утратила возможность сбалансировать интересы Кремля и Киева на своей территории. При любых самых теплых чувствах Лукашенко к Украине, в условиях российско-украинского конфликта, а также его гибридного характера сегодня уже не возможно сохранить двусторонние отношения на уровне «партнерства» на внешних треках региональной и глобальной политики.

Мы будем вынуждены либо тихо сговариваться драконя россиян, либо сдерживать друг-дружку, жестко конкурируя в международных организациях прежде всего ВТО, куда Беларусь только собирается вступать, в ООН где Беларусь принципиально будет кидать томагавки в украинскую спину на каждом голосовании третьего комитета ООН, в ОБСЕ где так или иначе поднимутся вопросы прав человека в РБ.

4. Украина и наши западные партнеры должны четко осознать Лукашенко закрепил геополитический выбор Беларуси в доктринальном документе. Следовательно, на сегодня компетенции и амбиции Беларуси во внешней политике ограничены развитием собственной территории, собственной экономикой и не могут противоречить позициям Кремля на глобальном уровне. Единое пространство безопасности не позволит выстраивать антикремлевскую политику или противодействовать интересам россиян на территории РБ.

Достаточно забавно выглядит в этой рамке заявление Макея про готовность Беларуси поучаствовать в миротворческой миссии на Донбасе, сделанное сразу после встречи с Лавровым накануне переворота в одной из псевдореспублик Донбасса.
В Украине достаточно серьезно отнеслись к событию, ведь РФ альтернативный антизападный «полюс мира», мог под шумок действительно ввести туда «миротворческий контингент» ОДКБ с «полицейской миссией» и с участием военных РБ, разыграв комбинацию с гуманитарной катастрофой в Луганске.

5. Масштабируя все события на ключевых треках украинско-беларусских отношений можно отметить:
А. На уровне силовых ведомств уже идет открытое противостояние, начиная с пограничных служб и заканчивая регулярными недопониманиями и легким троллингом между военными.
Б. На уровне парламентского взаимодействия идет фактически «холодная война» с регулярными скандальными заявлениями украинских представителей, при благородном игнорировании этих выпадов беларусских парламентариев.
В. Позитивная информационная повестка формировалась лишь в ходе встреч и телефонных переговоров президентов.
Отсутствие политического и гуманитарного трека очень сужает поле для маневров и торговли между странами. В итоге на сегодняшний день все громче звучат голоса за перенос «Минской площадки». Однако наиболее грустные последствия могут быть в экономическом треке.
Уже начато антимонопольное расследование по беларусской соли. Не урегулирован вопрос с беларусским цементом. Да и с правами человека тоже может получиться не совсем красиво.

6. Киев не рассматривал беларусское направление как «танкоопасное», понимая, что для Лукашенко российские базы не приемлемы в силу собственной безопасности, а Минску нет дела до Украины пока он получает с работы на наших рынках около 2млрд.$ в год. В силу этого мы активно списывали недружественные действия Минска на «кремлевские козни» и не выносили конфликтные вопросы на официальный уровень.

В итоге самыми пострадавшими оказались простые социально активные граждане Украины, которых высылали, держали без суда в СИЗО, арестовывали за шпионаж и взятки. Репутационные убытки Порошенко от такой политики Минска уже к июню были слишком высоки, что бы не обращать на них внимание.
При этом на территории Беларуси не было задержано ни одного украинского действительно экстремиста или радикала.

В тоже время граждане Беларуси чувствуют себя в Украине на несколько порядков спокойнее, ведь мы так никого не задержали и не выслали в ответ на действия Минска, даже наши «экстремисты» с «радикалами» не выставили блокпостов для приема экзаменов по украинскому языку у беларусов.

Все «обидные» действия со стороны Украины ограничивались публичными заявлениями политиков, реагирующих на «недружественное» отношение к нашим гражданам или политически важным темам, но по сути никогда не персонализировались.

Стоит отметить, что самые «оскорбительные» высказывания Савченко и Мирошниченко, прозвучали от маргинальных политиков принадлежащих сегодня к самому дну украинского политикума и спозиционированные как пророссийские провокаторы. Однако их заявления также были сделаны как реакция на действия беларусской стороны.

Резюме.

Координация действий между спецслужбами Союзного государства на территории РБ, фактически блокирует возможности противодействия российскому влиянию на всех внешних и внутренних треках беларусской политики.

Введение пограничного контроля на границе с РФ и трансляция «напряженности» в отношениях между Лукашенко и Путиным не более чем дипломатическая игра Минска. Суть которой в сохранении переговорного поля и поддержания интереса Запада к Лукашенко, как возможному ситуативному союзнику и наименее токсичному коммуникатору в игре ЕС и Кремля.

В сложившейся ситуации возможностей для развития двусторонних отношений между Украиной и Беларусью практически нет. Учитывая фактическое отсутствие совместных проектов на политическом и дипломатическом уровнях, экономический трек становится ключевой переговорной площадкой и на кон будут ставится бизнес проекты, прежде всего пострадают рынки конфликтной группы товаров (цемент, соль, стройматериалы), там где беларусская активность сталкивается с интересами крупных украинских бизнес групп имеющих свое политическое лобби.

Задержание Павла Шаройко и недружественное отношение беларусских силовиков к социально активным украинским группам (журналисты, эксперты, гражданские активисты), на фоне регулярных публичных разборок с украинскими пограничниками и военными, которые пользуются сегодня беспрецедентной поддержкой в украинском обществе, могут перевести противостояние в социальную плоскость.

В этом случае, репутационные издержки Беларуси приобретут вполне материальное выражение. Если, к примеру, запустятся информационные кампании по бойкотированию беларусских товаров. А недружественное поведение беларусских силовиков в отношении украинцев, возьмут на вооружение оппозиционные сегодня Порошенко патриотические силы, с требованием ввести экономические санкции против «союзников агрессора» проводящим недружественную политику в отношении украинских граждан. Думаю, что при существующем торговом балансе для Порошенко выбор между «дружбой с Лукашенко» и собственным «политическим будущим» более чем очевиден.

Текст публикуется в поддержку наших беларусских коллег  из проекта Belarus Security Blog (https://www.bsblog.info/Которые были вынуждены приостановить свою работу  после публикации нескольких частей этого материала, в результате взлома их сайта российскими спецслужбами. Репост и перепечатка материала с лого BSB приветствуются.

Источник: Хвиля