Домой Текущие новости Сушите весла, сэр

Сушите весла, сэр

149

Гриць Вареник
Нерешительность отечественных политиков-популистов, саботировавших проведение пенсионной реформы на протяжении последних 5 лет, сыграет теперь злую шутку со всей страной. Если уже в ближайшие месяцы в Украине не будет принята внятная пенсионная и иммиграционная политика, экономический кризис и демографическая яма уничтожат пенсионное обеспечение как таковое. Они хотели получить голоса этой группы избирателей, но ничего не сделали, чтоб решить проблему пенсионного фонда.

Потребленье возрастает…

Как и другие страны восточноевропейского региона, Украина переживает беспрецедентный демографический переход: общее сокращение населения (с 2000 по 2025 г. население нашей страны, по прогнозам ООН, сократится на 20%) и быстрое старение на фоне низкого уровня доходов. То есть, не имея высокоразвитой экономики и системы социальной защиты западноевропейских стран, Украина намного больше пострадает от таких же, как на Западе, демографических процессов – роста смертности, сокращения рождаемости и старения населения при одновременном сокращении численности трудоспособных граждан.

Если в 1959 г. люди старше 60 лет составляли всего 10% населения Украины, то в 2001 г. этот показатель возрос до 21%, а в 2050 г., по прогнозам Института демографии и социальных исследований НАН Украины, дойдет до 32%! В частности, как раз сейчас пенсионного возраста достигают бэби-бумеры, родившиеся в послевоенные годы. Заместить их на рабочих местах некому – ведь в Украине уже много лет подряд наблюдается отрицательный естественный прирост населения, то есть, смертность превышает рождаемость. И как раз в эти годы в трудоспособный возраст начинают вступать украинцы, родившиеся в 1990-е годы, когда рожали мало. Нас не должно обманывать кратковременное увеличение рождаемости на протяжении последних пяти лет: оно обусловлено не мудрой политикой «оранжевого» руководства, а тем, что в детородный возраст входили женщины из последнего «обильного поколения». Теперь же они передают эстафету детям 1990-х, а это значит, что матерей будет мало. В долгосрочной перспективе тенденции сохранятся: доля стариков будет возрастать за счет сокращения трудоспособного населения и детей.

Для экономики это означает, прежде всего, колоссальное увеличение нагрузки на пенсионную систему. Уже сегодня, по данным Института демографии, на 100 плательщиков пенсионных взносов (то есть, экономически активных граждан) приходится 86,2 пенсионера, а в 2026 г. их численность сравняется. В 2050 г. 100 работающих людей должны будут кормить уже 127,9 пенсионеров, то есть, из каждой своей зарплаты отстегивать 1,3 чьих-то пенсии. Естественно, таких объемов пенсионных выплат нынешняя солидарная система обеспечить не сможет, и уже в ближайшее время платить по счетам придется государству (пока что Пенсионный фонд обходится только взносами граждан). Эксперты Всемирного банка, в частности, прогнозируют, что к 2025 году в Украине пенсионные расходы могут составить 19% ВВП.

Между тем, до сих пор Украина не сталкивалась с этими трудностями, даже наоборот: на протяжении всего нынешнего десятилетия наша страна получала «демографический дивиденд», позволивший руководителям государства щедро кормить стариков и не заботиться о завтрашнем дне. «В 2001 году 60-летнего возраста достигли родившиеся в 1941 году, и дальше все эти годы на пенсию выходило малочисленное поколение «детей войны». «Благодаря» войне и последовавшему за ней голоду, последние 7 лет и Украина, и Россия получали демографический дивиденд: старение «прекратилось», а доля экономически активного населения увеличилась. Спад рождаемости прекратился после 1947 г., и как раз сейчас наши страны переступают через этот порог. Дивидендов больше не будет, начинается волна многочисленных пенсионеров из послевоенных поколений. В России, например, ежегодно будет убывать почти по миллиону трудоспособного населения», — объяснил известный российский демограф, руководитель Центра демографии и экологии человека РАН Анатолий Вишневский. Он напоминает, что в западных странах бэби-бум происходил тогда же, в еще больших масштабах; но там эта проблема стоит не так остро благодаря более высокому пенсионному возрасту (65-67 лет) и своевременному переходу к накопительной пенсионной системе.

Ведущий научный сотрудник Института демографии Лидия Ткаченко считает, что в Украине «нашествие пенсионеров» и резкое сокращение работоспособного населения начнется через 5 лет. Пока что Украину «спасает» другая беда: высокая смертность. В отличие от европейцев и японцев с их высоким уровнем жизни и развитой медициной, ныне огромная часть украинцев умирает, едва дожив до пенсионного возраста, и не требует пенсии, находясь уже в лучшем мире. На практике количество украинских пенсионеров сейчас даже уменьшается, на 300 тыс. ежегодно. Только поэтому пока что мы не ощущаем пенсионного бремени, под которым уже стонут развитые страны. «Но даже если следовать этой циничной логике, поводов для радости мало: ведь многие умирают в 40-45 лет, не доработав своего и недовложив в экономику. Экономике такая ранняя смертность больше вредит, чем помогает», — добавил г-н Вишневский.

К слову, особенно массово умирают в Украине мужчины; из них очень немногие доживают до пенсии, хотя всю жизнь они исправно оплачивали пенсии для других из своей зарплаты. А вот женщины, благодаря более раннему пенсионному возрасту и долголетию, живут на пенсии примерно половину своей взрослой жизни – но доходы у них крайне низкие.

…а производство отстает

Кроме чисто демографических проблем, по пенсионной системе бьет и начавшийся экономический кризис. «Самая большая проблема для Пенсионного фонда – это уровень зарплат, который рос на протяжении последних лет, а сейчас его рост замедлится. Уровень реальных зарплат может даже снизиться, а это отразится на уровне поступлений в Пенсионный фонд», — объяснила она. До сих пор, благодаря быстрому росту зарплат, Пенсионный фонд (ПФ) не нуждался в государственных дотациях. Но в этом году из-за массовых увольнений и роста «черных» зарплат правительству, скорее всего, придется компенсировать дефицит ПФ из госбюджета – или задерживать выплату пенсий на годы, как это было в минувшем десятилетии.

Остаются и институциональные проблемы: при нынешней «моде» на прекаризованные трудовые отношения и схемы оптимизации расходов в Украине 21 млн. официально работающих лиц, из которых взносы в ПФ платят немногим больше 15 млн., рассказала г-жа Ткаченко.

На кой вам черт богатство

Пенсионная реформа официально началась в Украине 1 января 2004 года, когда вошли в силу законы «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании» и «О негосударственном пенсионном обеспечении». Предусматривается введение трех уровней пенсионной системы. Первый уровень – это старая солидарная система, согласно которой работающие граждане из своих зарплат платят отчисления, из которых выплачиваются пенсии нынешним старикам. Эта простейшая схема работала во многих западных странах до тех пор, пока они не столкнулись с проблемой старения населения.

В 1990-х годах многие государства реформировали свою систему, добавив, в частности, второй уровень: обязательную накопительную пенсионную систему. При ней каждый работник регулярно отчисляет взносы, идущие не на чужую пенсию прямо сейчас, а на свою – в будущем. Отложенные средства государство инвестирует, защищая граждан от инфляции, а по возможности и приумножая их доходы. Совмещая приятное с полезным, граждане своими отложенными деньгами развивают национальную экономику, инвестируя в масштабные проекты. Только тут есть ряд подводных камней если не валунов. Для введения этого уровня нужно придумать, как защитить интересы трудоспособных граждан среднего возраста, которые не успеют собрать на свои пенсионные счета столько денег, сколько соберет за всю трудовую карьеру молодежь. Не желая раздражать население, руководители государства сочли за благо вообще не начинать реформу, оставив проблемы преемникам. Кроме того, не совсем понятно, куда нести народные денежки: при отсутствии нормального фондового рынка они, скорее всего, будут вложены в ценные бумаги иностранных эмитентов и будут развивать чью-то чужую экономику – пока где-то не лопнет очередной финансовый пузырь (именно так разорились европейские пенсионные фонды во время нынешнего кризиса). Так что выходит, зачастую это не отложенные на старость деньги,  а еще одна возможность подзаработать для биржевых спекулянтов.

Третий уровень системы – добровольное негосударственное пенсионное обеспечение: граждане могут вкладывать деньги в какой-нибудь негосударственный пенсионный фонд (НПФ), который будет инвестировать на свой страх и риск, а потом выплачивать пенсии. Но к этому инструменту граждане вполне справедливо вообще не питают доверия. В России, например, НПФ использовали в программе «софинансирования пенсий», которая свелась сегодня к поддержке крупных корпораций за счет вкладчиков. Получается, что доходы работающего человека часто идут на финансирование бизнеса собственника предприятия. Только нет  никакой гарантии,  что через 15-20 лет эта фирма будет работать.

Все эти вопросы можно было решать и находить ответы, но на пути реформаторов стали президентские выборы: гонку популизма открыло правительство Виктора Януковича, повысив пенсии электорату, а потом этим же в атмосфере перманентных выборов занимался каждый последующий кабинет. Пенсионеры — это миллионы голосов. Сегодня очевидно, что о внедрении накопительной системы можно забыть еще, по крайней мере, на пару лет. Между тем, с каждым потерянным годом будущее нынешней молодежи и граждан среднего возраста выглядит все более сумрачным. Ведь именно из их доходов будут выплачиваться пенсии для армии бэби-бумеров. А самим им не стоит рассчитывать на обеспеченную старость: пенсионную систему, в конце концов, реформируют, но они уже не успеют накопить деньги по новой системе.

Мы все участники регаты

Тем не менее, отдельные изменения все же возможно провести уже сейчас; вопрос в том, как и какие именно.

Прежде всего, все эксперты сходятся на необходимости повысить пенсионный возраст или, по крайней мере, сравнять его для обоих полов. Соотношение пенсионного возраста для мужчин и женщин на уровне 60/55 остался, кроме Украины, только в Беларуси, Кыргызстане, России и Румынии. В Азербайджане и Молдове соотношение составляет 62/57, в Казахстане 63/58, в Болгарии и Литве 63/60. Пока что лишь Франция удерживает пенсионный возраст на уровне 60 лет – но для обоих полов. Гендерной дискриминации нет в пенсионных системах Латвии (пенсионный возраст для всех – 62 года); Эстонии (63); Канады, США (65); Исландии, Норвегии (67). А Великобритания к 2046 году вообще намерена поднять планку до 68 лет.

И если повышение пенсионного возраста как таковое обязательно вызовет справеливое возмущение (мужчины и так до 60-ти не доживают), то уравнивание в правах мужчин и женщин представляется относительно разумной мерой, выгодной как фондам, так и самим женщинам. «Сегодня у нас средняя зарплата женщин составляет 70% от средней зарплаты мужчин. При этом женщина уходит на пенсию на 5 лет раньше. То есть женщины зарабатывают меньше, и в ПФ, соответственно, платят меньше, а живут они существенно дольше. Это означает, что через несколько лет пенсия женщины будет составлять не более 50% пенсии мужчины», — объясняет председатель совета Украинской ассоциации администраторов пенсионных фондов Элла Либанова. Однако наше руководство, судя по черновику очередного меморандума с МВФ, планирует сохранять неравенство, поднимая пенсионный возраст равномерно для обоих полов.

В качестве тактических мер Лидия Ткаченко предлагает также ввести ограничения на увольнение работающих пенсионеров, в то же время ограничить размеры пенсии для тех, кто продолжает трудовую деятельность – такие предложения звучали еще в позапрошлом году.

Но главная стратегическая мера, на которую рано или поздно придется все равно пойти – это открытие границ для иммиграции. Именно за счет иммигрантов с демографическими проблемами успешно справляются США и Европа, напоминает Анатолий Вишневский. Только так можно преодолеть отрицательный естественный прирост, наметившийся в Украине; альтернативой иммиграции является разве что полная изоляция постепенно опустевающей страны. Но пока что инициативы законодателей и риторика государственных деятелей сводится лишь к закрытию границ и разжиганию ксенофобии.

«Если позволят политики, дефицит рабочей силы может быть легко покрыт за счёт миграции внутри региона, — поскольку сегодня большая часть мигрантов из центральноевропейских стран-членов ЕС удовлетворяет спрос на определённые навыки в ряде стран Западной Европы», — пишут эксперты Всемирного банка в исследовании 2007 года «От красного к седому: третий «переходный период» стареющего населения в странах Восточной Европы и бывшего Советского Союза».

По прогнозам директора отдела миграционных исследований Института демографии Алексея Позняка, согласно действующему законодательству гражданином Украины человек, не имеющий «смягчающих обстоятельств», может стать лишь инвестировав в экономику страны 100000 долларов США. Наша граница находится на гораздо более крепком замке, чем США или пресловутая «крепость Европа»: несмотря ни на что, население ЕС постоянно пополняется тысячами иммигрантов, это сознательная политика Брюсселя. Украина же очень скоро может превратиться в пустыню. «Территории, равные целому административному району, могут стать полностью необитаемы. Впрочем, понятно, что там все-таки будут жить те же иммигранты, но попавшие сюда нелегально, чего, кажется, как раз никто и не хочет», предупреждает г-н Позняк.

«Если не начать стимулировать иммиграцию, заманивать сюда людей специально, то здесь просто некому будет работать», — говорит директор киевского представительства Института Кеннана Ярослав Пилинский. И обеспечивать безбедную старость для будущих пенсионеров, пока еще молодых, добавим мы. Ведь легально работающий китаец или африканец — это плательщик пенсии для престарелого украинца.  Ведь, если никто не работает, то и есть будет нечего.