Домой Топ Новости Денис Кирюхин: Политика Трампа в отношении Украины кардинально не отличается от политики...

Денис Кирюхин: Политика Трампа в отношении Украины кардинально не отличается от политики Обамы

166

Эксперт Центра политических исследований и конфликтологии Денис КИРЮХИН анализирует деятельность Дональда Трампа год спустя его победы на выборах. С политологом общался Владимир МУЛЯРЧУК.

В ноябре исполнился год с тех пор, как Дональд Трамп победил на выборах. Скажите, как оценивают первый год деятельности Трампа на посту президента в американском экспертном обществе?  

Прежде всего, следует уточнить, что год с той поры, как Трамп исполняет обязанности президента США, будет только в январе. Пока исполнился только год с момента его избрания, год, как мир живет с Дональдом Трампом. И мы видим, что за это время уровень нестабильности и неопределенности в мире только вырос. Я не думаю, что это напрямую связано с Трампом. Его победа —  не причина проблем, как бы это кому не казалось, а их следствие. Именно поэтому сейчас многие политологи, как в США, так и в Европе говорят о «трампизме» как новом политическом феномене, характерном не только для Соединенных Штатов, просто нынешний американский президент наиболее полно и ярко его выражает, используя популистскую риторику, отстаивая идею экономического национализма, выражая скепсис в эффективности глобальных институтов и, фактически, высказываясь в пользу изоляционизма.

Нужно признаться, что у Трампа уникальная особенность никого не оставлять равнодушным. Она проявилась еще на уровне избирательной кампании, когда упоминание имени Трампа в частном разговоре с американцами, как правило, вызывало у собеседников сильную эмоциональную реакцию, связанную либо с возмущением и неприятием, либо с одобрением и поддержкой. Так же и сейчас накал эмоциональных страстей, которые вызвали президентские выборы, не спал в американском обществе.

Хотя за последний год в среде большинства американских интеллектуалов, ведущих средств массовой информации, и просто известных и влиятельных людей сформировался своеобразный антитрамповский консенсус, когда в ряде случаев публичная поддержка Трампа может быть воспринята как проявление дурного тона. Тем не менее, если мы обратимся к социологии, то мы увидим, что ситуация не столь плоха для американского президента. Так, данные соцопросов на сегодняшний день показывают, что Трамп не потерял своих избирателей. И хотя в первые пару месяцев его президентства уровень его поддержки в американском обществе несколько снизился, да и в целом он бьет рекорды непопулярности, процент тех, кто одобряет работу президента среди американцев стабильно находится в интервале 37%-42%. Самый низкий уровень одобрения его действий был зафиксирован в августе, когда произошли столкновения в Шарлотсвилле. Высказывание Трампа, который осудил насилие, а не только конкретно ультраправых, представитель которых автомобилем убил человека, вызвало негативную реакцию в обществе.  Но, сейчас, согласно с данными последних опросов, около 40% американцев одобряют действия своего президента.

Уже в первые месяцы президентства рейтинг Трампа начал сильно падать. Какие меры он предпринимает для увеличения своей поддержки в американском обществе?

Как я только что сказал, принципиально рейтинг Трампа не упал. А что касается того, как ему удается сохранить свой базовый электорат, то, думаю, главный «секрет» в том, что Трамп остается самим собой.

Скандалы, которые сопровождают деятельность американского президента, такие как непрестанная критика ведущих либеральных СМИ, отказ от встреч с ним лидеров меньшинства сената и Палаты представителей, демонстративное неприятие его фигуры представителями истеблишмента и так далее на самом деле играют ему только на руку. Все это только убеждает его избирателей в том, что Трамп является антисистемным, борется с, как он любит говорить, «вашингтонским болотом», а значит, год назад они сделали правильный выбор.

Правда, справедливости ради следует напомнить мысль Стивена Беннона, который, покидая в августе пост старшего советника президента в интервью журналистам сказал: «президентство Трампа, за которое мы боролись и выиграли, закончилось». Он имел в виду, что с уходом таких людей, как он и Майкл Флинн, что стало результатом победы «глобалистских сил» в Белом доме, Трамп остался один и ему будет сложно реализовать свою предвыборную программу. Однако, как показали последующие события, это была скорее эмоциональное заявление, и Трамп, хотя и ограничен в возможностях, тем не менее совсем отказался от того курса, который он обещал во время выборов, и прилагает усилия для его реализации.

Каких успехов Трамп достиг во внешней политике?  

Об успехах говорить пока рано. Когда Трамп шел на выборы он ставил перед собой глобальную задачу. Эта задача состоит в том, чтобы изменить внешнеполитическую стратегию США, приспособив их к новым реалиям мировых раскладов и тем самым сохранить для них возможности для глобального лидерства в будущем. Это задача, которую на протяжении года, и даже одного президентского срока, решить очень сложно.

Тем не менее, во внешней политике он уже успел сделать несколько решительных шагов. Трамп не только обострил вопрос северокорейской ядерной программы, что, правда, сложно записать пока в достижения, но и подписал указ о выходе США из Транстихоокеанского партнерства, объявил о выходе из Парижского соглашения по климату и из ЮНЕСКО. Иными словами, им сделана серьезная заявка на новую логику внешнеполитического курса США, когда во главу угла ставится не блоковость, отсюда его критика таких организаций как НАТО и ООН и свойственный ему, а так же характерный для многих представителей американской элиты, вспомним того же Г.Киссинджера, скепсис в отношении Европейского союза, а двух-трехстороннее взаимовыгодное сотрудничество.

Наконец, нельзя исключать и того, что в начале будущего года может произойти одна международная сенсация. Американские СМИ обращают внимание на высокую дипломатическую активность, которую развернул сегодня зять президента Джаред Кушнер, возглавляющий небольшую группу дипломатов и экспертов, так называемую «команду мира», на ближневосточном направлении. Известно, что Трамп сегодня прилагает много усилий для поиска продуктивного выхода из конфликта Израиля и Палестины и, как предполагается, нельзя исключать того, что в будущем году американский президент представит некие миротворческие инициативы. Если это произойдет, то это будет весомым дипломатическим достижением.

В этом году возникло серьезное напряжение из-за ядерных испытаний в Северной Корее. Есть ли еще возможность конструктивного диалога между администрацией президента США и северокорейским руководством?

Следует говорить не о том, есть ли возможность, а о том, есть ли желание. Как утверждают американские СМИ, Трамп подверг критике госсекретаря Тиллерсона за попытки наладить дипломатический диалог с Северной Кореей, поскольку убежден, что такие переговоры в данном случае бесполезны.

Очевидно, что США сегодня делают ставку на механизмы принуждения. Подтверждением этого является недавний разговор Трампа с лидером Китая Си Цзиньпином, во время которого он потребовал от Пекина отказа от поставок нефти в Северную Корею. Кроме того, проходят совместные военные маневры Южной Кореи и США, Трамп добивается усиления санкций против Пхеньяна, и все это позволяет сделать вывод о том, что именно политика давления, а не дипломатичный путь рассматривается в Белом Доме как приоритетная.

Какое значение имеет недавний визит Трампа в Китай для решения внутренних и внешних проблем США?

Проблема диалога с Китаем является одной из самых важных для администрации Трампа. Именно Китай Трамп считает главной проблемой для США. По мнению Беннона, который, не смотря на отставку, остается одним из самых влиятельных стратегов в окружении американского президента, у США осталось не очень много времени для того, чтобы как-то справиться с растущим могуществом Поднебесной и не допустить установления мирового лидерства Китая уже в не столь далеком будущем. Отсюда, к примеру, предвыборное обещание Трампа объявить Китай валютным манипулятором.

Однако на данный момент никаких резких движений в адрес Китая Белый дом не делает. В Пекине визит Трампа назвали историческим. По его результатам был подписан целый ряд торгово-экономических соглашений на сумму более 250 млрд. долларов, США сняли напряженность, связанными с опасениями Пекина относительно контактов Вашингтона и Тайваня, и подтвердили приверженность политике единого Китая. Наконец, стороны продемонстрировали взаимопонимание по северокорейской проблеме. В свою очередь Пекин, как мы могли увидеть, с начала обострения северокорейского вопроса, скорее, следует в русле политике Вашингтона. И это обстоятельство я бы отнес к успехам внешней политики администрации Трампа.

Какие перспективы расследования российского вмешательства в президентские выборы в США и могут ли быть какие-то серьезные последствия для Трампа?   

Пока те результаты расследования, которые уже представлены, не могут иметь каких-то значимых юридических последствий для Трампа, таких, как, к примеру, импичмент. Тем более, обе палаты Конгресса контролируются республиканской партией, а республиканцы против своего президента голосовать не будут. Пока последствием для Трампа является то, что для него ограничивается поле маневров в отношениях с Россией, где он, очевидно, хотел бы иметь больше свободы.

Не смотря на то, что юридически значимые доказательства комиссией, которая расследует этот вопрос, пока не представлены, значительной частью американцев связь между Трампом и Россией не подвергается сомнению. Факт вмешательства России в выборы для них очевиден. Поэтому любые действия Трампа в отношении России рассматриваются под микроскопом. Хотя нельзя не указать и на данные социологических опросов, в частности, авторитетной службы «Rasmussen reports», которые показывают, что 79% американских консерваторов согласны с тем, что лучше быть друзьями с Россией, тогда как среди либералов таких только 27%.

Тем не менее, в информационном плане американский президент вопрос связей с Россией проиграл. Конечно, его команда сейчас пытается контратаковать: в частности, поднимается вопрос об источниках финансирования Фонда Клинтонов с намеком, что там есть русские деньги. Но если случай Трампа рассматривается как вопрос национальной безопасности США, то случай Клинтон — это, в определенном смысле, уже частный вопрос и он меньше задевает общество. Максимум чего пока удалось добиться обсуждением темы Клинтон, так это того, что теперь уже и прогрессисты, как же как и Трамп во время предвыборной программы, поднимают вопрос об ограничении иностранного лоббирования в Вашингтоне.

И последний вопрос: как изменилась за этот год политика США относительно Украины, и каких шагов следует ждать от американской администрации  относительно поддержки Украины и решения конфликта на Донбассе?  

Кардинальных изменений политики администрации Трампа в отношении Украины, по сравнению с политикой администрации Обамы мы не наблюдаем. В первые месяцы после того, как Трамп вступил на должность президента, украинскому вопросу много внимания в Белом доме не уделяли. Но потом ситуация изменилась. Как мы знаем, прошли две встречи американского и украинского президентов. Самым ярким моментом, если мы говорим об торгово-экономических отношениях, стало соглашение о поставках американского угля. Тут Трамп проявил себя как успешный бизнесмен и политик, который реализовывает свои предвыборные обещания. Действительно, в период 2008 по 2016 год в результате сланцевой революции цена на газ в США упала на 71%, тогда как на уголь — только на 8%. В результате у угольщиков возникли большие проблемы со сбытом своей продукции, да и на рынке газа сегодня переизбыток предложений. Во время предвыборной кампании Трамп обещал искать новые рынки сбыта для американского угля, и мы видим, что он действительно это делает.

Что касается Украины в целом, то сейчас американская администрация проявляет к нашей стране большое внимание. Главными являются два вопроса. Первый вопрос — это реформы в Украине и особенно борьба с коррупцией. Американские политики, эксперты никогда не закрывали глаза на эту проблему, эта тема очень часто поднимается в американских СМИ, даже, пожалуй, больше, чем хотелось бы Украине. Успехи и неудачи Украины в этом направлении там активно обсуждаются и к теме коррупции приковано пристальное внимание.

Второй вопрос — это Крым и Донбасс. Позиция США по Крыму неизменна и вряд ли поменяется в будущем. Что касается Донбасса, тот тут мы видим, что дипломатия спецпредставителя Курта Волкера фактически оттеснила на второй план активность Европы на украинском направлении. Инициатива сегодня не за «нормандской четверкой». И это серьезное отличие от политики администрации Обамы, которая отдавала приоритет деятельности Германии и Франции в разрешении украинского кризиса.

Наконец, еще один важный вопрос — это предоставление Украине оборонного летального оружия. С лета в США идут серьезные дискуссии на эту тему. Много экспертов критикуют эту идею. Но сейчас все зависит от политического решения президента, причем, насколько можно увидеть, при Трампе этот вопрос более близок к решению, чем при Обаме.