Домой Топ Новости ПЕРЕХОД ДИСКУССИИ О СЕРБСКИХ НАЕМНИКАХ В КОНСТРУКТИВНУЮ ПЛОСКОСТЬ

ПЕРЕХОД ДИСКУССИИ О СЕРБСКИХ НАЕМНИКАХ В КОНСТРУКТИВНУЮ ПЛОСКОСТЬ

89

Мария КУЧЕРЕНКО, эксперт Центра исследований проблем гражданского общества

11 ноября сербское издание Politika опубликовало материал, в котором со ссылкой на представителя прокуратуры Белграда Татьяну Секулич говорится о том, что с октября 2014 года Сербия открыла 45 уголовных дел против наемников, воюющих за рубежом, в том числе и на Донбассе на стороне боевиков.  Этот текст важен, так как ознаменовал собой завершение «скандала» вокруг нового витка актуализации темы наемничества в Сербии, который ошибочно сравнивают с некоторым усложнением  украино-польских и украино-венгерских отношений.

В первую очередь важно понимать, что эти инциденты разные по своей природе. В случае с упоминанием сербских наемников, воюющих на Донбассе на стороне РФ и поддерживаемых ею боевиков, Украина не апеллировала к каким-либо историческим фантомным болям или контроверсионным интерпретациям национального мифа – Украина была в своем полном праве требовать от сербской стороны проявить больше интереса к судьбе своих собственных граждан.

Реакция сербской стороны была несколько неадекватной (даже со всеми поправками на то, что проблема наемничества на Балканах сопоставима разве что с проблемой незаконного оборота оружия по своим масштабам). Вместо того, чтобы признать что проблема есть, и говорить об этом с цифрами и фактами, сразу после комментариев посла Украины в Сербии во время Belgrade Security Forum были выпады Вучича с формулировкой «что еще мы должны сделать?», и что «он не желает слушать уроков от страны, фактически отменившей права меньшинств», подразумевая, очевидно, скандальный закон об образовании.

После интервью посла изданию Balkan Insight, которое затрагивало тему наемничества, последовал знаменитый комментарий МИДа Сербии о том, что «Украина хочет поссорить Сербию с РФ», который последовательно повторяли в медиа Ивица Дачич и Ивица Тончев.

Дальше – больше: совершенно неадекватные комментарии о «депортации и объявлении посла персоной нон-грата» со стороны праворадикала Воислава Шешеля, которые ряд российских СМИ перепечатали в качестве «официальной версии произошедшего».

Апогеем неадекватных реакций стал вызов посла Сербии в Украине для консультаций в Белграде, смысл которых сводился к очередному пророссийскому мифотворчеству о том, что якобы «украинские наемники совершали военные преступления против сербов, и, в отличие от Сербии, Украина так никогда и не осуждала это».

В патриотических сербских СМИ началась истерия вокруг тезиса «Украина хочет поссорить нас с Россией», который преподносился в контексте «зверств украинских военных преступников, воевавших на стороне Хорватии». При этом, о самих «украинских наемниках» известно только из российских источников, один из которых – статья, содержащая такое предположение, но никак не факты, а второй – книга с говорящим названием «Русская сотня. Наши в Сербии» («Жертвоприношение. Откуда у парня сербская грусть?»), при том, что хорватские источники подтверждают факт присутствия на хорватской стороне всего одного украинца,  а один материал в украинских медиа приводит сообщения  о двух украинцах,  воевавших на стороне Хорватии.

Только после актуализации вопроса сербских наемников в Украине, наконец-то сербская сторона перешла к конструктиву – были упомянуты реальные цифры, уголовные производства, причем наконец-то спикером выступил представитель уполномоченного ведомства, а не президент, пытающийся отмахнуться от этого вопроса еще со времен своего премьерства, называя нереалистичные суммы заработка наемников, на что уже обращалось внимание ранее в нашем материале.

Но все это произошло почти две недели спустя после интервью посла Украины в Сербии Александра Александровича – под значительным давлением сербских и украинских медиа, а также активности украинского экспертного и аналитического сообщества.

Что это означает на практике? На практике – это победа Украины на коммуникационном уровне: общими силами экспертов, представителей МИДа и силовых ведомств мы продемонстрировали, что с нами не получится говорить на языке мифов, продиктованных Россией, нас не получится запугивать и угрожать нам.

В Сербии был создан крайне важный прецедент: украинское внешнеполитическое ведомство и украинские эксперты подали ясный сигнал – тема наемничества и иностранного присутствия боевиков на Востоке Украины не будет оставлена и забыта. Мы будем актуализировать ее столько, сколько будет нужно для реального результата, ведь в противодействии феномену наемничества как такового медийная составляющая является одной из основных.

Кроме того, симптоматично и то, что представитель прокуратуры упомянула, что «на Востоке Украины и в Сирии остается всего несколько десятков наемников» и это весьма показательная оговорка: сколько же их было на самом деле, если о нескольких десятках говорится как о большом достижении?

В Белграде должны понимать: Украина всегда смотрела на Сербию как на дружественную страну, последовательно демонстрировала поддержку территориальной целостности Сербии, не признавая независимость Косово. И вместо генерирования мифов по российским лекалам и перехода на эмоции, куда конструктивнее инициировать дополнительную кооперацию между спецслужбами Украины и Сербии ради безопасности и мира – как в Украине и Сербии, так и во всей Европе.