Домой Политика В Южной Африке наступают тяжелые времена

В Южной Африке наступают тяжелые времена

65

В преддверии саммита БРИКС важный союзник России в этой организации переживает не лучший период.

КИЕВ (QHA) —

В воскресенье 3 сентября начинает работу девятый саммит БРИКС  объединения Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки, которое позиционирует себя как альтернативный Западу полюс влияния в мире. Действительно, в первой декаде ХХ века на страны БРИКС пришлось около половины мирового экономического роста. Однако сейчас ситуация выглядит не столь радужно. В особенности это относится к Южной Африке.

После падения в 1994 году режима апартеида, притеснявшего права чернокожего населения, в этой стране, упоминаемой украинскими экспертами преимущественно в контексте поставок угля, к власти пришел Африканский национальный конгресс, представителями которого сейчас являются и президент Джейкоб Зума, и премьер-министр, и большинство в парламенте.

В самом развитом экономически и чрезвычайно богатом природными ресурсами государстве Черного континента в августе было неспокойно и в политическом, и в экономическом плане.QHA пообщалось с кандидатом политических наук, сооснователем Центра исследования Африки Александром Мишиным о том, что сейчас происходит в этой далекой от Украины, но важной для мировой экономики стране.

QHA: Какова сейчас политическая динамика в ЮАР?

А. М.: В этом году в ЮАР наблюдались две волны массовых протестов. Первая волна прошла в апреле — тогда состоялись мирные акции за отставку президента Джейкоба Зумы из-за обвинений в коррупции. Акции проводили в Претории, Йоханнесбурге, Дурбане и Кейптауне. Протестное движение возглавляет оппозиционная партия Демократический Альянс, которая является правящей в Западно-Капской провинции и контролирует 22% мест в Национальной ассамблее (парламенте ЮАР. — Ред.).

Вторая волна протестов состоялась в августе — это были акции за отставку Зумы в день голосования по его отстранению от должности. Правда, 8 августа за отставку президента голоса отдали лишь 177 депутатов, а против выступили 198. Это очередная победа Зумы, которого из-за провала полудюжины попыток организовать его импичмент называют «тефлоновым президентом».

QHA: То есть Джейкоб Зума полностью контролирует ситуацию?

А. М.: В среде правящей партии АНК накапливаются внутренние трудности, она не является полностью монолитной. От выборов к выборам позиции АНК становятся все слабее: если на волеизъявлении 2004 года партия получила 279 мест в парламенте, то в 2014 году — уже 249. Наиболее негативно на АНК влияют скандалы вокруг всесторонних связей президента Зумы с местными олигархами в лице семьи Гупта, которую возглавляет Атул Гупта — 7-й самый богатый человек ЮАР (773 миллиона долларов). Выходцы из индийского Уттар-Прадеш Гупты владеют бизнесом в сфере компьютерных технологий, горном и энергетическом секторах (добыча урана и золота), сфере недвижимости и медиа (холдинг TNA Media). Так как члены семьи Зумы работают на руководящих должностях в компаниях семьи Гуптов, их тесный альянс местные СМИ даже окрестили Zupta.

Однако, несмотря на постоянную критику Зумы и олигархов Гуптов, оппозиция пока не способна устранить их от власти в результате всеобщих выборов в 2019 году, на которых Зума достоверно будет поддерживать своего протеже, бывшего министра иностранных дел ЮАР, и одновременно бывшую жену Нкосазане Дламини-Зума.

QHA: Какова вероятность отстранения Африканского национального конгресса и Джейкоба Зумы от власти в ближайшем будущем?

А. М.: Как я уже упоминал, сейчас АНК расколота, и внутри партии вызрела оппозиция в лице вице-президента и олигарха Сирила Рамафосу (состояние составляет 675 миллионов долларов). Он также стремится вести борьбу за пост главы государства. Раскол в рядах АНК может дать шансы на победу оппозиции, в частности выдвиженцам от Демократического альянса, таким как Ммуси Майман и Мсебиси Джонас. Поэтому наверняка стоит ожидать активизации протестной активности.

QHA: Кроме политической турбулентности ЮАР также испытывает и экономические трудности. Что сейчас происходит в этой сфере?

А. М.: По итогам четвертого квартала 2016-го и первого квартала 2017 года экономика ЮАР продемонстрировала отрицательные показатели роста ВВП. Падение этого показателя в совокупности за два квартала подряд составило 1%, что меньше, чем падение ВВП ЮАР во втором квартале 2015-го (-1,9%) или первого квартала 2014 года (-1,7%). Однако сокращение ВВП длилось два квартала подряд, следовательно, это дало основания говорить о технической рецессии в стране, что стало неожиданностью для экспертов. Это уже седьмая рецессия в экономике ЮАР с 1961 года: самой глубокой она была в 1991-1992 годах, а во времена президентства Джейкоба Зумы в 2008-2009 годах продолжалась три квартала.

QHA: Каковы причины сегодняшнего экономического спада?

А. М.: Негативные экономические явления в ЮАР имеют преимущественно политический характер и обусловлены конфликтом между президентом Зумой и министром финансов Превином Гордханом. Последний является популярным политиком с собственными амбициями, поэтому его рейтинг пытаются снизить путем обвинений из-за непродуманной экономической политики.

После устранения Гордхана его позицию занял бывший министр внутренних дел Малухе Гигаба, который является лоялистом Зумы. Это чисто политическое назначение, потому Гигаба не имеет экономического образования и не специалист по финансовым вопросам. Несогласованное переформатирование правительства ЮАР вызвало беспокойство иностранных кредиторов ЮАР из государств Запада. Иностранные банкиры рассматривали Гордхана и его заместителя Мсебиси Джонаса, как гарантию защиты своих интересов. Это подтверждает доклад разведывательных служб ЮАР (выпущенный 4 апреля 2017 года. — Ред.), в котором отмечалось, что Гордхан имеет сомнительные связи с западными правительствами. За это формально его и Джонаса освободили от должности.

Их устранение со стороны Зумы вызвало атаку на ЮАР международных кредитных агентств: S&P и Fitch понизили кредитный рейтинг республики до «мусорного» уровня. Это больно ударило по пищевой, химической и нефтяной промышленности, а также повлекло снижение уровня потребления в стране. Таким образом, удар по экономике ЮАР был нанесен извне. В то же время ключевые секторы экономики ЮАР демонстрируют рост: горнодобывающая отрасль выросла на 12,8%, а сельское хозяйство — на 22,2%.

Второй квартал 2017 года свидетельствует о стабилизации экономики ЮАР и ее переходе к пока вялому положительному росту: предварительный прогноз — плюс 0,8% по итогам 2017 года. Это лишний раз подчеркивает политические причины рецессии.

QHA: И последний вопрос. Третьего сентября начнет работу девятый саммит БРИКС — каковы цели ЮАР на этом собрании?

А. М.: На саммите БРИКС в китайском Сямэне правительство ЮАР, безусловно, будет преследовать цель поиска инструментов для активизации экономического роста в стране и борьбы с безработицей, которая достигла рекордной с 2003 года цифры — 27,7%. ЮАР планирует привлечь дополнительные средства через Новый банк развития (НБР) в собственные инфраструктурные проекты для повышения спроса на товары и услуги, а также для создания новых рабочих мест. Ожидается, что НБР выделит ЮАР на эти цели 1,8 миллиарда долларов в течение 18 месяцев.

Также ЮАР стремится привлечь инвестиции из других государств БРИКС. С этой целью была создана Инвестиционная компания Южной Африки, которая будет заниматься этими вопросами. Правительство ЮАР планирует провести ратификацию Соглашения по упрощению процедур торговли в рамках ВТО, чтобы интенсифицировать торговые обмены с другими государствами БРИКС, которые уже провели ратификацию указанного документа. Другие вопросы, такие как финансирование развития и проблемы мира и безопасности, будут иметь для ЮАР несколько меньшее значение, чем проблемы реанимации устойчивого экономического роста.

Спасибо за интервью!

Беседовал Роман Кот

Источник: http://qha.com.ua