Домой Политика Страх и «ядерный пепел» в Корее

Страх и «ядерный пепел» в Корее

14

Виталий Кулик, директор Центра исследований проблем гражданского общества

Результатом потенциального обмена ударами между США и КНДР станет поражение Северной Кореи и смена там режима. Поэтому для Пхеньяна важно создать условия, чтобы профит от военной операции для Вашингтона был в несколько раз меньшим от возможных потерь при боевом столкновении. Вот Ким Чен Ын так спешит — он хочет успеть до того, как Трамп решиться нанести упреждающий удар.

Ким Чен Ын приказал армии КНДР в любой момент быть готовой нанести удар по острову Гуам в Тихом океане, на котором расположена американская база.

Дональд Трамп, в свою очередь, пообещал, что США, в случаи агрессии со стороны Северной Кореи, ответит «огнем и яростью», намекнув, что не оставит от Пхеньяна и ядерного пепла. Казалось бы, мир оказался на гране атомной войны… но эта история далеко не так прозрачна как кажется. Глобальный апокалипсис вряд ли состоится в ближайшее время, хотя риски и в правду значительно выросли. Стороны начали зарабатывать на страхе.

Удобная жертва

Кризис в отношениях между Вашингтоном и Пхеньяном – это история не сегодняшнего дня. Между КНДР и США до сих пор нет мирного договора об окончании войны 1950-1953 гг, только протокол о прекращении огня.

На протяжении всего правления покойного Ким Чен Ира, в Пхеньяне делали громкие заявления о «готовности нанести удары по США», провели два испытания ядерного оружия и даже запускали военный космический спутник. Но обычно все заканчивалось в рамках алгоритма: северокорейцы приостанавливают военные программы в обмен на предоставление продовольственной помощи КНДР от международных доноров. Так было до 2011 года. В этот раз алгоритм дал сбой.

Противостояние между США и КНДР начало лавинообразно обострятся с конца 2015 года. Тогда администрация Барака Обамы свернула дипломатические усилия по умиротворению КНДР. Демократы полагали, что непопулярные переговоры с Ким Чен Ыном – это уже не проблема Обамы и отложили этот «чемодан без ручки» для команды нового президента США.

Кто же тогда думал, что новым хозяином Белого Дома станет не Хиллари у которой в команде были специалисты по Дальнему Востоку, а Дональд Трамп и Ко?

Трамп сразу не захотел не только возобновлять разговор о пересмотре санкционного режима в отношении КНДР, но и увидел в Ким Чен Ыне удобную цель для пикировки и демонстрации силы.

Во-первых, Пхеньян —  не Москва, во всех отношениях; во-вторых, Ким ЧенЫну Трамп ничем не обязан, возможно, в отличии от Путина; в-третьих КНДР угрожает Америке, и эта угроза вполне реалистична для избирателей Трампа, чем вмешательство России в выборы в США.

Одним словом, Северная Корея — удобная жертва, которая сама создает поводы.

США отказались от возможности встречи между госсекретарем СЩА Рексом Тиллерсоном и министром иностранных дел Северной Кореи Ли Ен Хо во время регионального форума АСЕАН в Маниле 6-8 августа 2017 г.

У Трампа убеждены, что лучший способ усмирить Пхеньян — это давление, как, например, последнее усиление санкций ООН, касающихся экспорта полезных ископаемых и продуктов из КНДР, а также использования труда северокорейских граждан страны за рубежом. И никаких уступок. Только давление и санкции.

 

А еще словесная перепалка с Пхеньяном отвлекает публику от внутренних проблем в США, снимает ненужный ажиотаж вокруг расследования ФБР российского следа в избирательной кампании самого Трампа. Сплошные выгоды…

В то же время, риски глобальной безопасности растут, происходит милитаризация Дальнего Востока. КНР стягивает к границе свои вооруженные силы, Россия перебрасывает к Корее несколько дивизий, вооруженные силы Южной Кореи и силы самообороны Японии приведены в повышенную боевую готовность. В Тихом океане барражируют американские флота. В корейскую историю втягиваются и другие региональные игроки.

Впрочем, все отдают себе отчет, что угрозы ядерной войны в Кореи пока нет. Об этом заявил даже директор ЦРУ Майк Помпео. Однако, кризис до сих пор не решен. Стороны упорствуют и каждый извлекает из этого свой резон.

Новый вождь и его успехи

Для того, чтобы понимать мотивации Пхеньяна в противостоянии со США необходимо ясно представлять себе что такое КНДР сегодня.

Ким Чен Ын возглавил КНДР достаточно рано, в 27 лет. Первоначально считалось, что реальное руководство государством и армией будет находится в руках ближнего круга покойного Ким Чен Ира. Однако, достаточно быстро молодой руководитель устранил не только фронду из числа недовольных распределением власти после смерти отца, но и убрал «совет регентов», став единоличным руководителем КНДР.

В 2012 году в отставку «ушли» супервлиятельного начальника Генерального штаба Вооруженных Сил КНДР вице-маршала Ри Ён Хо, в руках которого было сконцентрирован контроль над валютными потоками в страну из Китая и России. В конце ноября 2013 г. был арестован, а потом казнен родной дядя Ким Чен Ына — Чан Сон Тхэк, до того считавшийся вторым номером в номенклатурном списке КНДР. По утверждению южнокорейских источников только за полгода 2016 Ким ЧенЫн казнил около 140 чиновников, из которых большинство были именно военными, причем динамика идет по наростающей: в 2012 г. были казнены лишь три чиновника, в 2013 г. ­уже 30, в 2015 г. ­– 60, в 2016 – 140.

Как отмечают мои источники в КНДР, репрессии Кима-младшего затронули в основном высшее руководство армии и номенклатуры. Простых граждан террор почти не коснулся. Официальная пропаганда преподносила аресты и наказание чиновников как «обновление власти», «устранение бюрократизма и саботажников».

По мнению российского корееведа Олега Кирьянова, сегодня военных теснят партийные чиновники и технократы. Центр власти перемещался в сторону партии, концентрируясь все больше и больше непосредственно в руках Ким Чен Ына.

Прошлым летом в ходе 7-го съезда Трудовой партии Кореи (май), а затем на 4-й сессии 13-го созыва Верховного Народного Собрания (июнь) в КНДР произошли существенные реформы госуправления, изменена Конституция КНДР, сформировано новое правительство. Государственный комитет обороны (орган в который входили люди из ближнего круга Ким Чен Ира) был ликвидирован, а в место него создан Государственный совет, председателем которого стал Ким Чен Ын. Заместителями вождя назначены начальник Главного политуправления Вооруженных сил ХванБён Со, зампредседатель ЦК ТПК Чхве Рён Хэ и премьер-министр Пак Пон Чжу, каждый из которых курирует свое направление. Их контролирует политическая спецслужба, которая подотчетна лидеру.

Произошли и корректировки в идеологии чучхе. Так 31 марта 2013 г. на заседании ЦК ТПК, в качестве идеологической концепции официально была провозглашена «линия пёнчжин» («стратегический курс на параллельное развитие экономического строительства и создания ядерных сил»).

Одновременно ускоренными темпами начал внедрятся культ личности Ким Чен Ына. Несмотря на то, что день рождения молодого вождя не объявлен государственным праздником, значки с его изображением пока не появились, но повсеместно началось изучение его идейного и политического наследия.

Молодой вождь вернул традицию новогоднего обращения по ТВ, выступления на публике, он часто и много ездит по стране, все больше корейцев лично видит своего вождя. При его отце публичность была не в моде. Впервые на публике появилась и первая леди страны — Ли Соль Чжу, которую даже в Южной Корее признают «иконой стиля».

 

Корееведы подчеркивают, что Ким Чен Ын не только внешне похож на своего деда Ким Ир Сена, но и пытается ему всячески подражать. В провинции распускаются слухи о том, что во внуке произошла реинкарнация самого великого Ким Ир Сена, с которым многие северокорейцы связывают «хорошие времена», в отличии от времени правления Ким Чен Ира, которое совпало с кризисом, голод (1992 – 1993 гг) и застоем.

Ким-младший дал «зеленый свет» рыночным инициативам на местах. По словам специалиста по КНДР Андрея Ланькова, количество более или менее крупных рынков в стране к концу 2015 г. увеличилось более чем в два раза по сравнению с концом 2011 года.

Еще в 2009 году я был свидетелем появления первых коммерческих ресторанов и торговых точек, теперь эта тенденция нашла продолжение. Часть пхеньянской элиты скопила валютные запасы и хочет их тратить в КНДР (поскольку ограничена в передвижении). Если раньше покупателями импортной техники и одежды были пенсионеры-чхенрен (корейцы из Японии), то теперь — это чиновники, военные, коммерсанты, сезонные рабочие, работающие в Китае.

Рынок перевозок между городами стал почти весь частный. В стране работают уже 32 коммерческих банка, есть даже местные кредитные карточки. Развивается сеть мобильной связи (3 млн абонентов не только в Пхеньяне, но и в крупных городах) и интронет (закрытая сеть). На улицах возникают первые крупные автомобильные пробки (еще в 2010 году на улице было не так много машин). Во всех крупных городах – Хамхын, Чхончжин, Синыйчжу, Расон, Кэсон и других – идет масштабное жилищное строительство. В самом Пхеньяне закончено строительство кимченировских долгостроев. С 2012 по 2017 гг. сданы крупные высокоэтажные жилые кварталы улиц Чханчжон, Ынха, Мирэ, Рёмён.

По информации Олега Кирьянова, согласно «Инструкции от 28 июня» (2012 г) и «Мерам от 30 мая» (2014 г) (оба документа не публиковались в открытых источниках), крестьянам позволили работать не только в крупных колхозах, но и на себя, в мелких хозяйствах. Элементы хозрасчета и рыночных отношений введены и на промышленных предприятиях.

Пхеньян преодолел постоянную угрозу голода от частых засух и наводнений. Это вынуждены были признать даже в Сеуле. В 2015 г. Северная Корея впервые вышла на самообеспечение продуктами первой необходимости и перестала зависеть от поставок хлеба ООН и др. международными организациями. Промышленность начала выходить из катастрофического пике 1990-х гг., в 2016 г. даже наметился некий небольшой рост, связанный с китайским производством на севере страны.

Хотя центробанк Южной Кореи и утверждает, что с 2012 по 2014 г. рост ВВП Северной Кореи составлял от 1 до 1,3%, а в 2015 г. рост стал отрицательным — минус 1,1%, но большинство японских специалистов называют цифру роста северокорейской экономики в 3,2%.

Можно согласиться с Олегом Кирьяновым в том, что за последние 35 лет развития и благосостояния КНДР не был таким высоким, как при Ким ЧенЫне.

Поэтому борьба с внешним врагом стала частью политики собственной легитимизации Ким ЧэнЫна. С момента прихода к власти он сконцентрировался на военной модернизации.

И нужно отметить, что КНДР достигла значительных успехов в этом. 4 июля 2017 г. КНДР успешно испытала баллистическую ракету «Хвасон-14», которая может долететь к берегам США.

Зачем Киму-младшему атомная бомба?

Упорство, с которым КНДР, несмотря на санкции и угрозы США, идет к созданию собственного атомного оружия имеет объяснение.

Для руководства Северной Кореи примеры свержений режимов в Ираке, Ливии и пр. стали достаточными аргументами в пользу создания арсенала стратегического сдерживания.

Во время моих визитов в Пхеньян северокорейские собеседники неоднократно указывали на то, что военно-партийная элита КНДР прекрасно осведомлена о судьбе коллег из ГДР при воссоединении Германии. При этом, они, почему-то, уверены, что «мирной люстрацией» чиновников и военных КНДР, в случаи смены режима или воссоединения Кореи под эгидой Сеула, не произойдет. Все будет куда драматичней и кровавей.

Поэтому для Ким ЧенЫна ядерный арсенал и средства его доставки к вероятным противникам является определенной страховкой от соблазна провести «гуманитарную интервенцию» в КНДР.

Следует отметить, что в виду суперконцентрации власти в руках Ким Чен Ына административная машина КНДР чрезвычайно уязвима. Если с ним и его ближайшими заместителями что-либо случиться, руководство Северной Кореи может быть парализовано. Одного прицельного ракетного удара достаточно, чтобы подорвать обороноспособность государства. Считается, что этот риск покрывается автоматическим запуском ракет с ядерным зарядом во все стороны. Но в силу отсутствия дополнительной информации о системе управления ядерным арсеналом в КНДР, говорить о таком сценарии преждевременно.

Кроме того, в КНДР считают, что в случаи конфронтации с США, ракетных обстрелов или точечных бомбардировок ядерных объектов, Пекин и Москва не будут вмешиваться до тех пор, пока будет идти речь онеядерных боевых действиях.

Вооруженные силы КНДР составляют 1,1 млн человек, от 4 до 7 млн разнообразных резервистов плюс около 6,5 тыс. танков, 14,1 тыс. единиц ствольной и реактивной артиллерии. Владеет Пхеньян и авиацией в 800 боевых самолетов различных типов. Подводный флот КНДР насчитывает 76 ДЭПЛ, часть из них оснащена баллистическими ракетами. Но в основном все это устаревшие образцы советского и китайского ВПК.

В то же время, США могут противопоставить Северной Корее 3-й, 5-й и 7-й оперативные флоты ВМС (три атомных авианосца, 12 ракетных крейсеров, 24 АПЛ и несколько десятков эсминцев, вооруженных крылатыми ракетами). Американская военная группировка насчитывает 250 тыс. моряков и морпехов, 2 тыс. военных самолетов. Сюда нужно добавить около 650 тыс. личного состава, около 1300 самолетов, около 600 вертолетов, порядка 2,5 тыс. танков, 2,7 тыс. бронемашин, 60 пусковых установок тактических ракет, около 12 тыс. единиц ствольной и реактивной артиллерии Южной Кореи. Южнокорейский флот в 180 вымпелов, из них 15 ДЭПЛ, 12 эсминцев, 13 фрегатов и 16 корветов. А также силы самообороны Японии, которые включают около 250 тыс. личного состава, 700 танков, 2775 БТР различного типа, около 400 самоходных ствольных и реактивных артиллерийских установок, около 300 боевых самолетов, флот насчитывает более 130 вымпелов, из них 19 ДЭПЛ, 4 вертолетоносца, 26 миноносцев.

Противостоять такой мощи Вашингтона и его союзников КНДР самостоятельно не способна. Северокорейские источники считают, что китайское руководство пойдет на введение своих войск только в случаи угрозы наземной операции (согласно договору 1961 года).

Поэтому Ким Чен Ын ускоренно развернул ядерную программу и не намерен ее сворачивать пока не сможет накопить достаточное количество зарядов и ракет, чтобы нападение с «принуждением к миру» стало невозможным без угрозы глобальных последствий.

Многие эксперты считают, что уже к 2020 г. у Пхеньяна будет от 30 до 80 готовых ядерных боезарядов. Учитывая интенсивность испытаний (всего 5 ядерных испытаний, три из которых во время Кима-младшего) эту цель они могут достигнуть.

Естественно, что большинство ракет будут перехвачены американскими системами ПРО и сбиты. Но часть может долететь к цели.

По мнению директора отделения оборонных исследований в Центре национальных интересов в Вашингтоне Гарри Казианиса, даже неядерный конфликт США и КНДР приведет к катастрофе регионального масштаба: «Если, например, Северная Корея сделала бы только артиллерийский залп по Сеулу, а столица Южной Кореи находится в каких-нибудь 35 милях от демилитаризованной зоны, которая отделяет Юг от Севера, разрушения могут быть катастрофическими».

Украинский «след» в корейской истории

После ряда разоблачающих публикаций и заявлений можно было бы забыть о публикации в «TheNewYorkTimes» (от 14 августа 2017), в которой утверждалось, что «последние успехи КНДР в испытаниях межконтинентальной баллистической ракеты стали возможны благодаря покупкам ракетных двигателей украинского «Южмаша» на черном рынке».

Дело даже не в том, что командующий Ракетных войск стратегического назначения РФ генерал-полковник Сергей Каракаев признал, что украинские разработчики больше не проводят техобслуживание российской ракеты РС-20В «Воевода» (по западной классификации SS-18, «Сатана»). И даже не в том, что продажи ракетных двигателей подобного класса в последние годы были только в Италию.

Этот скандал больше напоминает анекдот о серебренных ложечках: ложки нашлись, а вот осадок остался. К самим успехам северокорейцев в ракетостроении этот «остаток» отношения не имеет, как и двигатели «Южмаша». Тут речь идет об элементе гибридной информационной войны против Украины. Кто и зачем мотивировал появление такой публикации – дело десятое. Дело уже делано. В американском информполе прозвучало название Украины и слово «ненадежность».
В действительности все обстоит иначе. Руководство Украины, начиная со скандала вокруг «Кольчуги», очень нервно реагировало на любую попытку третьих стран (особенно находящихся в санкционном списке) завладеть стратегическими военными технологиями. На протяжении почти 20 лет Киев на практике доказывал Вашингтону, что наши турбины и двигатели не попадут в Тегеран или в Пхеньян.

В свою очередь, еще в 2010 году неоднократно сталкивался с информацией о том, что в ракетных проектах КНДР ведущую роль играли иранские специалисты. Эта версия сегодня находит подтверждения и у многих экспертов по нераспространению ядерного оружия.

Также есть обоснованные подозрения, что успех двигателя «Хвасон-14» связан с повышением Россией ставок на Дальнем Востоке.

Не секрет, что Р-36 — продолжает стоять на боевом дежурстве в РФ, но их заводской ресурс исчерпался еще в 2005 году и их вот-вот должны снять с дежурства. Устаревшая, но потенциально действующая ракета могла оказаться в Северной Корее в порядке «гуманитарной помощи» от Кремля.

Какой смысл России вооружать Ким ЧенЫна, если Москва сама (под нажимом Китая) голосовала за санкции против Пхеньяна?

Ответ достаточно прозаичный.

Россия заинтересована в эскалации конфликта в Корее, потому, что создается новая точка испытания для Трампа и лидерства США в регионе. Успешный запуски северокорейских межконтинентальных ракет провоцируют Вашингтон на решительные действия. Американцы увязнут на Дальнем Востоке, поскольку конфликт на Корейском полуострове интернационализирован с самого начала. Там лишком много интересов: Китай, Россия, Южная Корея и Япония, почти вся Юговосточная Азия, Австралия и пр. Такой кейс проблем неминуемо будет отвлекать Вашингтон от проблем в Украине и Сирии (где в ближайшее время ожидается коллапс ИГИЛа и кризис антиасадовской коалиции).

Так будет ли война?

23 ноября 2010 года в Жёлтом море северокорейская артиллерия открыла огонь по южнокорейскому острову Ёнпхёндо. В результате артобстрела были убиты двое морских пехотинцев, и двое гражданских лиц, ранения получили более десятка морпехов и несколько местных жителей. От ответного огня погибло 5 военных КНДР и десяток был ранен. Тогда стороны обменялись небольшими ударами. При этом, в Пхеньяне и Сеуле рассматривали подобные действия как «пробу противника».

В 2013 году КНДР заявила о прекращении действия всех соглашений, включая о прекращении огня.

5 сентября 2014 года после соответствующих консультаций с южнокорейской стороной Командование миротворческих войск ООН, охраняющее южную часть демилитаризированной зоны (ДМЗ) (существовавшей с 1953 года между Югом и Севером Кореи), приняло «Положение 551-1», которое сразу вступило в силу. Согласно ему, вопреки статусу ДМЗ было разрешено введение в зону стрелкового оружия и легкой артиллерии.

В северокорейских частях, размещенных в ДМЗ, уже достаточно давно есть и тяжелые пулеметные установки калибра 14,5 мм, а также минометы, что является нарушением статуса ДМЗ.

После введения в силу «Положение 551-1» демилитаризированная зона, разделяющая КНДР и Южную Корею по 38 параллели престала существовать окончательно.

Однако, в 2012 – 2017 гг КНДР не предпринимала силовых действий. Красная черта пока не перейдена.

Вряд ли Ким Чен Ын сам хочет спровоцировать полномасштабный конфликт с США. Ведь не нужно проводить стратегической сессии для того, чтобы понимать, что результатом обмена ударами с американцами станет поражение КНДР и смена режима.

Для Пхеньяна важно создать условия, чтобы профит от военной операции для Вашингтона был в несколько раз меньшим от возможных потерь при боевом столкновении.

Поэтому Ким ЧенЫн так спешит. Он хочет успеть до того, как Трамп решиться нанести упреждающий удар. Молодому вождю осталось не долго – 2020 год не за горами.

Впрочем, ядерное сдерживание и де-факто вхождение Северной Кореи в «ядерный клуб» не разрешает конфликт в регионе. США будут и дальше оказывать давление на Пхеньян. Есть вероятность того, что ядерное оружие получит и Южная Корея.

При быстром росте военного потенциала Китая и милитаризации Желтого моря любые попытки решить территориальные споры силой могут закончиться военным столкновением с многими участниками. В КНР все больше раздаются голоса в поддержку проактивной роли в формировании системы безопасности в регионе.

Да и саму КНДР ожидает множество вызовов, главный из которых – трансформация режима. Если рыночные изменения примут необратимый характер Северной Корее придется менять и политическую систему, делегировать полномочия. А любая слабина власти может привести к социальным взрывам. Гражданская война в стране, где есть атомное оружие сопряжена с множеством рисков.

В любом случаи в среднесрочной перспективе Корея будет оставаться наиболее взрывоопасным регионом.

Источник: Левый берег