Домой Текущие новости Украина и МВФ

Украина и МВФ

736

Максим Нечипоренко

Производство, процент и деньги

1997 год. Юго-Восточная Азия переживала 30-летний экономический бум. Многие экономики региона превратились из отсталых аграрных в индустриальные, с хорошо развитой инфраструктурой и сферой обслуживания. Например, Южная Корея, лидер регионального роста, увеличила доход на душу населения в 8 раз — вся планета говорила об азиатском экономическом чуде. Однако, в 1997 году небольшие проблемы с валютнообменным курсом позволили навязать Международным валютным фондом (МВФ) странам региона совокупный кредит на сумму $95 млрд. Последующий отток капитала привел к опустошениям на южно-азиатских рынках. На то время это был крупнейший кризис со времен Великой депрессии. Коллапс финансовых систем, тотальная деиндустриализация, возврат к натуральному хозяйству — такова цена доверия к МВФ. Последствия настолько сильны, что экономика региона окончательно не восстановилась до сих пор. В разгар очередного кризиса капитализма МВФ продолжает свою деятельность, но на сей раз повышенное внимание обращено к Восточной Европе. Не  стала исключением и Украина, начальная цена вопроса – $16,5 млрд.

Глобализации и Украина

По сути роль МВФ сводится только к одному — предоставление денежных средств, в виде кредитования отдельных государств на сглаживание дисбалансов валютно-обменного курса национальной валюты к резервной, то есть к доллару США. Этот метод борьбы с кризисными явлениями в финансовой сфере практически единственный в арсенале Фонда. Но как показывает практика последних десятилетий, методика эта безнадежно устарела. Со времен основания МВФ, его функция поменялась, вместо того, чтоб нивелировать последствия кризисных явлений, он сейчас во многих случаях усугубляет их, а государства, взявшие на себя обязательства, не могут никак на это повлиять.

Действительно, перед тем как дать добро на выделение кредитных траншей, МВФ требует от государства заемщика соблюдения ряда условий. Они довольно стандартные и касаются монетарной политики. В фискальной сфере это касается бездефицитного бюджета и ряда требований относительно макроэкономических параметров. Тяжелое положение с платежным балансом и валютным курсом привело Украину к привычному в последние годы занятию – денежным займам, МВФ как всегда откликнулся на просьбу о помощи.

Взаимодействие Украины и МВФ зафиксированы в меморандуме об экономической и финансовой политике. Документ подписан обеими сторонами, но это и есть те самые условия, продиктованные валютным фондом Украине. Подписывая этот документ, по факту украинское государство взяло на себя обязательство оплатить долги корпоративного сектора, а все бремя ложится на бюджет. Но, что же все-таки приготовил нам МВФ?

Макроэкономическая профанация

Согласно меморандуму, в 2009 году индекс инфляции не должен превышать 17%. И это при условии, что рост денежной базы будет не больше 12%. А с 2011 года, индекс инфляции уже не должен превышать 5%-7% рубеж. Например, тот же инфляционный индекс нельзя смоделировать на длительный период – прогноз здесь максимально действителен в пределах 1 года. Однако министерство экономики выдало «на гора» новые инфляционные ориентиры на 2009 год. Согласно им она не превысит 9,5%. «Несмотря на сильный спад в экономике и резкое сокращение потребления со стороны населения обесценивание денежной единицы на этом уровне не сможет удержаться говорит экономист МЦПИ, Ильдар Газизулин.

Действительно, результат первых двух месяцев дал уже дал инфляцию на уровне 4,4%, что почти на половину выбрало установленный Кабмином лимит по росту цен. В том, что уровень роста цен будет больше установленных 9,5%, говорит и тот факт, что показатель инфляции в Украине содержит большей процент административного регулирования — цены на проезд, коммунальные платежи, платежи по энергоносителям – все эти показатели регулируются государством, а не рынком. «По нашим оценкам в следующем году доля административного регулирования достигнет уровня более 50% за счет значительного повышения цен на услуги», — прогнозирует Александр Желудь. К этому добавляется также и импортируемая продукция (бытовая техника, автомобили и др.), доля которых около 30%. При такой структуре инфляционного давления способность влиять на уровень инфляции при помощи монетарных методов практически сведено к нулю. А Кабмину, по всей видимости, в этом году придется прибегнуть к старой уловке и где-то в середине года пересмотрит инфляционный прогноз в сторону повышения.

С прогнозом ВВП обратная ситуация. Этот показатель как раз прогнозируется в средней и долгосрочной перспективе. Но беда в том, что в Украине до сих пор нет четких механизмов расчета ВВП, поэтому никто из экономистов не может более-менее точно его рассчитать, откуда взялись 5%-6% до 2010 года также не понятно.

Тем не менее, будущее украинского ВВП не такое радужное, как кажется. Плачевные перспективы по ВВП сопряжены с тем, что украинское производство это преимущественно продукция с низкой добавочной стоимостью – сырье и полуфабрикаты, более дорогостоящая продукция, ориентированная на потребление населением, это импорт. Вместо того, что бы заградительными методами стимулировать внутреннее производство товаров народного потребления Украина открыла границы, и в нее хлынул поток импорта. Украина даже лампочки в светильники и те покупает за границей. Как страна с разрушенной экономикой, по сути ничего не производящая может говорить о росте ВВП?

Более того, что бы покрыть весь импорт, привлекались займы, которые шли на исправление дисбаланса между уровнем импорта и низкими доходами населения. Такое кредитование только уничтожает внутреннего производителя, в результате получаем «карнавальную экономику» — живем циклическим способом исключительно на экономических подъемах. Прогноз по ВВП пока окончательно не определен, но очевидно, что он будет значительно ниже указанных показателей.

В результате политики «открытых дверей» к середине 2008 года был сформирован торговый дефицит в размере около $4,5 млрд. Но в то время платежный баланс покрывался за счет валютных привлечений из-за рубежа. За тот же самый период в виде прямых и портфельных инвестиций, а также банковских займов в Украину зашло около $14 млрд. Кризис прервал привычный поток заемных средств, как следствие резко усугубилась ситуация с платежным балансом. Резкое сокращение экспорта с незначительным и плавным сокращением импорта привели к тому, что объемы вывозимых долларов значительно превышает их поступления, а единым стабильным их источником по иронии судьбы представляется только МВФ.

«Оторванная» гривна

Исправить дефицит платежного баланса предлагается изменениями в сфере валютно-курсовой политики. Рецептом от такого явления должен стать отказ от валютных коридоров, а сам курс должен устанавливаться по результатам торгов на межбанке «за прошлый день». Если колебания будут превышать 2% в ту или иную сторону, НБУ будет вынужден выходить с интервенциями для поддержания курсовой стабильности.

Как стабилизирующий фактор продолжается практика аукционов на операции с валютой. По задумке архитекторов новой схемы их введение должно убрать спекулятивный компонент и исключить резкие колебания курса из-за больших объемов спроса. Но и здесь промашка, украинский валютный рынок слишком «узок», и его «раскачать» не стоит особого труда. Ситуация с «Нафтогазом» яркий тому пример. В период, когда наступает время расчета за потребленный природный газ украинский монополист выходит на рынок с долларовым спросом и обваливает курс национальной валюты.

Эти изменения имеют и обратную сторону медали. Отказ от привязки обменного курса гривны к иностранным валютам, по мнению МВФ, должно возыметь положительное влияние на динамику изменения дефицита платежного баланса. Но ведение гибкого курса приведет к слабой защите внутренней экономики, а в условиях переходного этапа и вовсе ведет к уничтожению производства.

В этом отношении показательной была летняя ревальвация гривны. Укрепив гривну, НБУ дал толчок привлечению спекулятивного капитала, который спустя несколько месяцев был с треском выведен из Украины. Это привело к осеннему обвалу со всеми вытекающими последствиями. Подобные курсовые манипуляции ведут только к усугублению кризисных явлений в реальном секторе, а вместе с тем и затрагивает благосостояние рядового украинца.

Куда уходят деньги?

В развитых странах экономику во время кризиса спасают за счет дотаций населения из бюджета, повышая с его стороны спрос и провоцируя, таким образом, производство. Как следствие занятость населения только возрастает. У нас же все наоборот. Полагаясь на советы мирового денежного мешка – МВФ украинское государство продолжает планомерно уничтожать базу собственного существования. Принятые обязательства на следующий год, такие как дефицит бюджета не более 3% и высокая учетная ставка НБУ ведет только к замораживанию экономики.

Деньги валютного фонда также идут вовсе не на развитие или структурное изменение экономки, но исключительно в золотовалютные резервы НБУ. Нацбанк ежедневно выбрасывает их на рынок, дабы украинские должники смогли рассчитаться со своими кредиторами. Таким образом, на наши плечи ложится двойное давление. С одной стороны идет выплата процента иностранным частным кредиторам по потребительским кредитам, с другой, начинается выплата процента в сторону МВФ, которые «любезно» предоставил «помощь», когда оказалось, что за купленные холодильники или стиральные машины платить нечего.

Как бы там ни было, в последние десятилетия ни одной стране сотрудничество с МВФ не принесло успеха, но Украина с самого начала открылась этой организации. Однако, кому выгода? Чиновникам МВФ? Безусловно. Эти люди регулярно отчитываются пред богатейшими странами, которые собственно и владеют кредитным ресурсом, предоставляемый глобальным аутсайдерам. Украинскому государству? Тоже верно – за чей счет будут лататься дыры разворованного бюджета, и закрываться просчеты никчемных экономических стратегий? Украинцы должны четко понимать, что каждый кредит от международной структуры это медленно зятягивающаяся удавка долгового бремени. С каждым новым поколением украинцев оно будет только возрастать. Политики со временем уйдут на свалку истории, и вряд ли удостоятся внимания потомков, а долги придется возвращать нам – рядовым жителям Украины.